dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Новый Триггер


Раскин оказывается был учеником Дершовица. И теперь Дершовиц рвёт на себе немногие оставшиеся волосы и с горечью признаёт, что таких плохих учеников как Раскин у него не было раньше.
И он себе в вину ставит то, что Раскин нес ахинею в качестве менеджера этого цирка.



Семеро смелых


Сиквел под названием “Импичмент Трампа-2” оказался, как и полагается большинству сиквелов, гораздо слабее первого фильма “Трампианы”. Даже председатель Верховного Суда Джон Робертс, который по Конституции должен был председательствовать на втором ежегодном процессе века, отказался от съемок в этом фильме, отдав председательствующее кресло сенатору Патрику Лехи (Patrick Leahy), и Патрик был одновременно и судьей, и одним из присяжных, что является довольно новым словом по крайней мере в американской юриспруденции.



Девять конгрессменов, назначенных “менеджерами по импичменту”, торжественно принесли бумажку, в которой обвиняли Трампа в том, что он организовал вооруженное восстание с целью захвата Капитолия, к дверям Сената, но им пришлось довольно долго стоять под дверью, потому что пустили их не сразу. Главный менеджер Джеми Раскин (Jamie Raskin) попытался было перед импичментом вызвать в качестве свидетеля Дональда Трампа, но эта попытка ничем не закончилась, потому что из штаба Трампа сообщили, что этой прекрасной идее не суждено сбыться. Джеми Раскин известен не только прекрасной прической,

но и тем, что 6 января 2017 года выступал против сертификации результатов выборов Трампа, что тогда считалось совершенно нормальным и не противоречащим Конституции.

Как мы уже привыкли за время президентства Трампа, перед началом любого антитрамповского действия обязательно найдется какое-нибудь распрекраснейшее СМИ, которое опубликует какие-нибудь ужасные, с кровью вырванные из анонимных источников подробности, предназначенные для усиления эффекта. На этот раз такую роль взял на себя журнал TIME, рассказавший, что СМИ, “BigTech” и примкнувшие к ним использовали все подвернувшиеся под руку, начиная с коронавируса, Джорджа Флойда и голосования по почте до “активной борьбы с дизинформацией”, способы не допустить победы Трампа. Правда, по версии TIME, назвавшего свою статью “The Secret History of the Shadow Campaign That Saved the 2020 Election“, все эти конспирологические (слово не мое, взято из статьи) усилия были приняты не для победы Байдена любой ценой, а для “укрепления выборной системы”.

Слушания начались во вторник, девятого февраля, и сначала, как водится, было коротенькое, четырехчасовое обсуждение процедуры, и шесть республиканцев – Мит Ромни, Сюзан Коллинз, Лиза Мурковски, Бен Сасс, Пэт Туми, уже проголосовавшие в конце января, когда Рэнд Пол вынес вопрос на голосование, за то, чтобы этот процесс импичмента состоялся, и внезапно примкнувший к ним Билл Кассиди из Луизианы, ни с того, ни с сего заявивший, что прекрасные материалы, подготовленные обвинением, убедили его поменять свою позицию, проголосовали за то, что в юрисдикцию Сената входит вопрос импичмента бывшего Президента, который уже не находится у власти. После этого адвокат Трампа Дэвид Шон (David Schoen) потребовал, чтобы процесс прервался в пятницу вечером для соблюдения шабата, и продолжился в воскресенье. Главный сенатский крокодил Чак Шумер, отобравший у Митча Макконелла молоток и титул лидера сенатского большинства, неожиданно продемонстрировал широту своей сенатской души и согласился с требованием Дэвида, чего, видимо, Дэвид совершенно не ожидал, потому что он тут же это свое требование отозвал, вспомнив, что в команде адвокатов Трампа не все празднуют шабат, и сказал, что, если потребуется, в субботу остальные адвокаты могут справиться без него. Во время обсуждения конституционности импичмента адвокаты Трампа выглядели не очень убедительно, пока дело опять не дошло до Дэвида, который разнес демократов в пух и прах, обвинив их в том, что они хотят “ухлубить” разделение населения на два лагеря, а не заняться ими же обещанным “единством”. У Дэвида во время этой пламенной речи внезапно слегка пересохло горло, и он выпил стакан воды, положив одновременно руку на голову, за что тут же был высмеян всеми левыми СМИ. Как водится, большие борцы за справедливость и за свободу, равенство и братство благополучно успели забыть, что Дэвид – религиозный еврей, и руку он положил на голову, потому что в иудаизме принято перед принятием еды или питьем воды произносить молитву и покрывать голову, и таким незамысловатым образом он выполнил этот религиозный обряд.

По регламенту каждой стороне выделили по шестнадцать часов на презентацию своих аргументов, после чего была предусмотрена, как это сейчас модно, сессия “вопросов и ответов”, на которой сенаторы могли задавать вопросы, а представители обеих сторон – на них отвечать. Демократы практически полностью использовали свои шестнадцать часов, показав художественный фильм на тему “какой плохой Трамп”, где они с разных, “неизвестных ранее”, как нам объяснили их друзья в СМИ, ракурсов показали нападение на Капитолий, и сопроводили это словами Трампа из его речи шестого января “fight like hell”. Для пущей убедительности, а заодно, чтобы заполнить выделенные им шестнадцать часов, менеджеры понапихали туда разных твитов и вставили в этот фильм выдержки из телефонной беседы Трампа с секретарем штата Джорджия с непроизносимой фамилией, потому что Трамп требовал от него “найти 11 тысяч бюллетеней”. Как известно, Трамп уже опубликовал полную беседу с этим загадочным человеком, и если из нее не выдирать отдельные фразы, то ничего крамольного он там не сказал, поэтому убедительность аргументов обвинения немного хромала. Накануне выступления защиты сенаторы Тэд Круз, Майк Ли и Линдзи Грэм зашли с дружеским визитом в каморку папы Карло адвокатов Трампа, и их за это попытались пожурить представители обвинения и представители то ли первой, то ли второй древнейшей профессии, закричав, что “где это видано, чтобы присяжные совещались с командой защиты”, на что Тэд Круз отшутился, что они только пытались “обменяться мыслями”, а Дэвид Шон ловко отбился от журналистов, приставших к нему с таким же вопросом, заявив, что весь этот дурацкий импичмент не имеет ничего общего с нормальным судебным процессом.

Защита ограничилась только тремя часами, показав, что и в ее команде есть люди, умеющие красиво слепить кусочки и сделать из них законченное художественное произведение, и продемонстрировали свой фильм, состоявший из нарезки речей высокопоставленных демократов, в том числе и Чака Шумера, в которых они пользовались той же риторикой, что и Трамп, и которым ничего за это не было. Заодно защита показала вырезанные обвинением слова Трампа насчет того, что митингующие должны подойти к Капитолию “peacefully”, разбавила это фрагментами из речей Трампа, в которых он неоднократно осуждал насилие и белый супрематизм, и тем, как на эти речи неадекватно реагировали СМИ, и добавила, что процесс импичмента сложившего полномочия Президента неконституционен, а политическая риторика защищена первой поправкой Конституции о свободе слова, и в конце выступления Дэвид Шон пожелал Сенату шабат шалом. У демократов, естественно, тут же начались провалы в памяти, потому что они стали говорить, что они “не помнят, чтобы после каких-то других речей” народ бросался все громить, хотя им показали, например, выступления губернатора Нью-Йорка Эндрю Куомо, активно поддерживавшего летние флойдовские протесты и заявлявшего, что “протесты не обязательно должны быть мирными”. О бедном конгрессмене Стиве Скализе, едва не погибшем во время нападения какого-то большого любителя Берни Сэндерса и его пламенных речей на республиканцев, тренировавшихся на бейсбольном поле перед традиционным дружественным матчем с демократами,  демократы, разумеется, тоже благополучно забыли.

В субботу, 13 февраля, процесс плавно шел к своему завершению, и сенаторы к трем часам дня должны были уже проголосовать, но неожиданно встрепенулась конгрессменша Джеми Херера Бютлер (Jaime Herrera Beutler), одна из десяти республиканцев в Палате Представителей, проголосовавшая за импичмент. Она вдруг вспомнила, что лидер республиканского меньшинства в Палате Представителей Кевин Маккарти рассказывал о своем разговоре с Трампом шестого января, и своими словами пересказала слова Маккарти, который, в свою очередь, своими словами пересказывал слова Трампа. Эта хорошо отработанная тактика – так же демократы пытались поступить во время утверждения Брета Кавано на пост Верховного Судьи, когда его обвиняли в том, что он потрогал девицу Форд за трусы, и она это помнила “как вчера”, но не помнила ни где, ни когда это произошло, ни кто там еще в это время присутствовал,  и во время первого импичмента Трампа, когда никому не известные лица своими словами пересказывали содержание телефонного разговора Трампа, который они не слышали – привела на этот раз к некоторой панике среди демократов, потому что был поставлен на голосование вопрос о вызове свидетелей, и Сенат со счетом 55-45 (к Лизе Мурковски, Сюзан Коллинз, Митту Ромни и Пэту Туми на этот раз присоединился Линдзи Грэм, который собирался проголосовать “против”, но к нему через сидящего между ними сенатора перегнулся Майк Ли и что-то ему шепнул на ухо, и Линдзи проголосовал “за”, объяснив это желанием вызвать свидетелей со стороны защиты) проголосовал за вызов свидетелей. Адвокаты Трампа тут же заявили, что у них тоже “есть, кого позвать”, и намекнули, что таких у них минимум человек сто, напугав этим сенаторов, которым уже не терпелось вернуться к нормальному процессу раздачи государственных денег и проголосовать за 2 триллиона долларов “помощи пострадавшим от КОВИДа”, которые внезапно поняли, что процесс импичмента может затянуться до бесконечности. Удалившиеся на совещание перепуганные сенаторы, которые могли на длительное время остаться без вливаний болтающихся во время импичмента без дела лоббистов, довольно быстро нашли выход из создавшегося положения и объявили, что свидетелей они вызывать не будут, а просто приобщат заявление Хереры Бютлер к делу.

Митч Макконелл, ненавидящий, как окончательно выяснилось, Трампа до глубины своей болотной души, с утра в субботу понял, что его закулисные игры по вынесению Трампу обвинительного приговора не увенчались успехом, глубоко вздохнул и написал своим коллегам письмо, в котором вспомнил, что этот процесс неконституционен, поэтому он будет голосовать против, но добавил, что Трамп во всем этом виноват, поэтому Митч не удивится, если против Трампа будет возбуждено уголовное дело.

Когда страсти наконец улеглись и сенаторы убедились, что вызов свидетелей им не грозит, Сенат наконец-то, с опозданием всего на час проголосовал по второму импичменту, и 67 сенаторов, необходимых для вынесения решения, как и ожидалось, не нашлось. Итоговый счет – 57 – за, 43 – против. Семь республиканцев – Мит Ромни, Сюзан Коллинз, Лиза Мурковски, Пэт Туми, Бен Сасс, Билл Кассиди и примкнувший к ним в последний момент Ричард Бурр – пока отделались легким испугом, потому что в 2022 году выборы грозят только Лизе Мурковски. Пэт Туми и Ричард Бурр, бывший председатель сенатской комиссии по разведке, известный своей глубокой ненавистью ко всем Трампам и любовью к Русской Саге, заявили, что в 2022 году баллотироваться не будут, Билл Кассиди, Сюзан Коллинз и Бен Сасс отдыхают до 2026 года, а Мит Ромни – до 2024. Правда, республиканская партия Луизианы уже вынесла строгий выговор с занесением в личное дело Биллу Кассиди и пошла размышлять на тему, как бы отозвать этого сенатора, потому что оказалось, что закона об отзыве действующего сенатора в этом штате еще не было предусмотрено, а республиканская партия штата Юта такой закон у себя в закромах,  к счастью, нашла и за два часа насобирала уже сто тысяч голосов, чтобы отозвать Мита Ромни.

В итоге еще целую неделю СМИ смогли пользоваться высокорейтинговым словом “Трамп” вместо низкорейтингового слова “Байден”, Трамп стал первым в истории Президентом, которому дважды вынесли импичмент и дважды оправдали, первым в истории Президентом, которому вынесли импичмент, когда он уже не был Президентом, обладателем рекордов по самому короткому и самому антиконституционному импичменту и, как кто-то пошутил, раз его опять оправдали, теперь ему можно вернуться в Белый Дом.


Subscribe

  • А чего это они?

    Впрочем, догадываюсь, дело в том, что в ихней Финляндии ни одного еврея нет. Кроме Финкельштейна, разумеется.

  • И о поэзии. Кто глубже?

    Непонятно почему именно русские поэты считают, что их страна в какой-то уникальной жопе. Наша страна, по-прежнему лидер во всём, поэтому мы в…

  • И всё-таки про грибы, но уже с рассуждениями и советами

    Мои новые знакомые, такие же сумасшедшие грибники как и я, в составе всей семьи, он, она, и собака, ездили сегодня в Провинстаун за грибами в район…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments