dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Джек Вэнс знал, кого изберут в 2020-м

Я достаточно часто встречаю у писателей довольно точные пророчества. При этом, они и не думали предлагать это как реальные предсказания, просто им в голову приходил такой сюжет. Но потом оказывалось, что этот сюжет становился действительностью.
В повести Джека Вэнса описывается избрание Президента Галактики. В тех главах, которые я не показываю, Вэнс рассказывает о невероятно трудных испытаниях, через которые прошли кандидаты.
В последней, которую вы прочтёте, вы в самом конце узнаете почему я поставил такой заголовок. Но дочитайте до конца.



Правитель галактики был высоким худощавым мужчиной с редкими русыми волосами над высоким лбом. Его лицо, в общем ничем не выделяющееся, поражало огромными темными глазами, в глубине которых, подобно пламени, светился ум. Физически он уже миновал свои лучшие годы; его руки и ноги похудели и ослабли, голова клонилась вперед, будто под тяжестью огромного мозга.



Поднявшись с дивана, он едва заметно улыбнулся и посмотрел на одиннадцать старейшин, сидевших в зале с высоким сводчатым потолком. Это были молчаливые мужи с неторопливыми движениями. Их лица несли печать мудрости и многотрудного опыта. Испокон веков Правитель властвовал в галактике, а совет старейшин являлся совещательным органом, наделенным правами ограничения его полномочий.

– Итак?

Главный старейшина медленно поднял голову и посмотрел на экран компьютера.

– Вы поднялись со своего дивана первым.

Правитель, все еще улыбаясь, обвел зал взглядом. На нескольких диванах лежали люди, еще не пришедшие в сознание. Иные застыли, прижав колени к груди; другие вытянулись, окаменев в судороге, до предела напрягшей их мышцы. Один скатился на пол и сумел проползти несколько метров к двери; его глаза были открыты и мертвы.

Правитель галактики повернулся к главному старейшине, следившему за ним с бесстрастным вниманием.

– Вы уже установили лучший показатель? Старейшина взглянул на экран компьютера.

– Да, лучший показатель зафиксирован. Две тысячи шестьсот тридцать семь.

Правитель ждал, но старейшина не добавил к этому ничего. Тогда Правитель галактики подошел к мраморной балюстраде, опоясывающей зал. Он наклонился и окинул взглядом открывшийся перед ним вид — мили и мили тумана, пронизанного солнечными лучами. Легкий ветерок распушил его редкие русые волосы. Правитель галактики глубоко вздохнул, пошевелил пальцами, напряг и расслабил мышцы рук — воспоминание о палачах рэков все еще не покинуло его сознание. Прошло несколько секунд, он повернулся и оперся локтями на балюстраду. Снова посмотрел на длинный ряд диванов — кандидаты, лежащие на них, не шевелились.

– Две тысячи шестьсот тридцать семь, — пробормотал он. — Думаю, что мой собственный показатель составил две тысячи пятьсот девяносто. Я припоминаю, что в последнем эпизоде не сумел полностью сохранить контроль за происходящим вокруг.

– Две тысячи пятьсот семьдесят четыре, — поправил его главный старейшина. — Компьютер сделал вывод, что вызов, брошенный Беарвальдом Халфорном воинам Бранда в последний момент, — когда он от казался бежать и встал у них на пути с обнаженным мечом, — был всего лишь жестом отчаяния.

Правитель галактики задумался.

– Скорее, упрямства, — сказал он наконец. — Впрочем, я согласен с решением компьютера. Как отчаяние, так и упрямство — ниже достоинства государственного мужа. Это недостаток, и я постараюсь избавиться от него.

Он обвел взглядом членов совета.

– Но я вижу, что вы не готовы сделать заявления и почему-то храните молчание.

Главный старейшина молча смотрел на Правителя галактики.

– Тогда какой показатель оказался самым высоким? — спросил Правитель галактики, не отрывая взгляда от старейшин.

– Две тысячи пятьсот семьдесят четыре.

– Значит, победил я.

– Ваш показатель оказался высоким, это верно, — кивнул главный старейшина.

Улыбка исчезла с лица Правителя галактики; на лбу появились морщины недоумения.

– И несмотря на это, вы все еще не готовы подтвердить, что я избран на второй срок. У вас возникли сомнения?

– Сомнения и опасения, — согласился старейшина. Губы Правителя сжались, их уголки опустились вниз, хотя лицо по-прежнему выражало вежливое недоумение.

– Признаться, я озадачен. Вам известны мои прошлые заслуги, равно как и то, что я бескорыстно служу мирам галактики. Мой интеллект феноменален, а в результате этого последнего испытания, целью которого было рассеять ваши последние сомнения, значение моего показателя оказалось самым высоким. Я уже продемонстрировал гибкость и интуицию при решении социальных вопросов, а также способность к руководству, преданность долгу, глубину воображения и решительность. По каждому из этих показателей я превзошел своих конкурентов.

Главный старейшина оглядел коллег, сидящих у стола. Все молчали. Тогда он выпрямился в своем кресле и посмотрел на Правителя.

– Наше мнение нелегко обосновать. Дело в том, что все обстоит именно так, как вы только что сказали. Ваш интеллект поразителен, отвага не подлежит сомнению; вы служили в течение срока своего правления честно и преданно. Вы завоевали наше уважение, восхищение и благодарность. Нам также ясно, что ваше стремление быть избранным на следующий срок диктуется самыми благородными побуждениями — по вашему мнению, никто лучше вас не справится с таким сложным делом, как управление освоенными мирами галактики.

– Но вы придерживаетесь иной точки зрения, — помрачнев, сказал Правитель.

– Я бы не стал формулировать это так резко.

– Тогда что же вы хотите сказать? — Правитель галактики сделал жест в сторону ряда диванов. — Посмотрите на остальных кандидатов. Они лучшие представители всех миров. Один из них мертв. Тот, что шевелится на третьем диване, сошел с ума. Остальные испытали глубокое потрясение, после которого долго не смогут оправиться. К тому же требуется все время помнить, что это испытание предназначено для того, чтобы выявить наличие качеств, необходимых для Правителя галактики.

– Действительно, испытание оказалось необычайно поучительным, — кивнул главный старейшина, — и в значительной мере повлияло на наше решение.

Правитель заколебался, пытаясь проникнуть в скрытый смысл этих слов. Он подошел к столу и сел напротив группы старейшин. Внимательным взглядом окинул их лица, постучал кончиками пальцев по столу и откинулся на спинку кресла. Помолчав, главный старейшина продолжил:

– Как я уже говорил, целью этого последнего испытания было определить, насколько каждый из кандидатов готов к выполнению столь ответственных обязанностей. Испытаниям подверглись следующие качества. Земля XIX столетия известна огромным количеством сложнейших обычаев и традиций, и там кандидату в образе Артура Кавершэма нужно было продемонстрировать интуицию поведения в обществе; это качество исключительно важно для управления галактикой с двумя миллионами обитаемых миров. На Белотси Беарвальд Халфорн должен проявить смелость и способность действовать умело и решительно. В мертвом городе Терлатче на Презепе III кандидат в обличьи Кейстана оценивался по категории «преданность долгу», а соревнование на имидж-троне, которому подвергся Добнор Даксат, должно было выявить творческие способности и воображение соискателей. Наконец, все, кто претендует на пост Правителя галактики, подвергались испытанию в образе Эргана на Чанкозаре, и там проверялась их воля, стойкость и готовность к самопожертвованию.

Каждый из кандидатов был поставлен в совершенно одинаковые условия с помощью системы темпоральных, пространственных и церебральных воздействий — я не буду вдаваться в подробности, поскольку они очень сложны и не имеют отношения к предмету нашей дискуссии. Достаточно сказать, что способности каждого кандидата были объективно и беспристрастно оценены.

Правитель галактики помолчал и оглядел серьезные непроницаемые лица членов совета.

– Мне хотелось бы подчеркнуть, что, хотя все эти испытания выбраны и подготовлены мною, это не давало мне каких-либо преимуществ,

– сказал он. — Мнемонические синапсы полностью отключаются, и при испытаниях играют роль только способности кандидата. Все они проверялись в совершенно одинаковых условиях. По моему мнению, показатели, зарегистрированные компьютером, дают четкую и объективную оценку способностей каждого кандидата выполнять ответственные и нелегкие обязанности Правителя галактики.

– Мы согласны — сумма показателей, набранных кандидатами, действительно играет важную роль, — кивнул главный старейшина.

– Итак, вы одобряете мою кандидатуру?

– Не будем торопиться, — улыбнулся старейшина.

– Вы считаете, что кто-то другой сумел бы достичь большего?

– Это нам неизвестно, — пожал плечами старейшина. — Я всего лишь подчеркнул ваши достижения, такие, как расцвет цивилизации Гленарта, правление короля Карала на Эвире, подавление мятежа в Аркидах. Можно было бы привести еще много примеров. Но не надо забывать о недостатках: войнах на Земле, жестоких бойнях на Белотси и Чанкозаре — это было подчеркнуто во время испытаний. Кроме того, обращает на себя внимание начавшийся распад цивилизаций на планетах Тысячи девятого созвездия, возрождение культа королей-священников на Фиире и многое другое.

Правитель галактики стиснул зубы, и пламя в его глазах вспыхнуло еще ярче.

Главный старейшина продолжал, словно размышляя вслух.

– Одним из наиболее ярких и удивительных феноменов галактики является тенденция людей всех миров пристально следить за личностью Правителя и через нее выражать свои мысли и желания. Мы уже давно обратили внимание на то, что возникает мощное явление резонанса, исходящее от Правителя галактики и охватывающее умы жителей даже самых дальних планет. Эту проблему нужно изучить, тщательно проанализировать и, насколько возможно, подвергнуть контролю. Чтобы вы поняли, как это важно, хочу провести следующее сравнение: каждая мысль Правителя галактики словно усиливается в биллионы раз; его настроение влияет на то, как мыслят тысячи цивилизаций, любой аспект его личности отражается на этике тысяч культур.

– Я обратил внимание на это явление и много думал о нем, — произнес Правитель, глядя вдаль. — Мои распоряжения реализуются таким образом, что оказывают скрытое, а не прямое воздействие; возможно, в этом и заключается главная причина. Как бы то ни было, сам факт этого, многократно усиливающегося влияния только подтверждает необходимость выбора на должность Правителя галактики человека, достоинства которого не вызывают сомнений.

– Вы удивительно точно выразили наши выводы, — согласился главный старейшина. — Никто из нас не сомневается в ваших достоинствах. Тем не менее нас, старейшин, начинает беспокоить растущая тяга к авторитарному правлению на многих планетах галактики. Мы считаем, что в этом выражается явление резонанса. Поскольку вы являетесь человеком несгибаемой воли, смелым и решительным, по нашему мнению, ваше влияние невольно способствует усилению доктрины патернализма — мудрый отец и неразумные, но послушные дети.

Правитель галактики выслушал заявление старейшины и перевел взгляд на диваны, где лежали остальные кандидаты на его должность, медленно приходящие в себя. Они принадлежали к разным расам: бледный норткин с Паласта, широкоплечий краснолицый житель Хауло, седой сероглазый островитянин с Морской планеты — каждый из них был выдающимся представителем своего народа. Те из них, кто уже пришел в сознание, сидели, опустив головы, пытаясь забыть об испытаниях, которые выпали на их долю. Один из соискателей скончался, не вынеси пыток, другой — лишился рассудка. Сейчас он лежал на Полу и тихо скулил.

Главный старейшина продолжил:

– Основные черты вашего характера были наиболее ярко продемонстрированы во время испытания, которое подготовили вы сами. Вы продемонстрировали те качества, которые считаете наиболее важными; те идеалы, которыми вы руководствуетесь в своей жизни. Я не сомневаюсь, что это проявилось у вас совершенно бессознательно, а потому оказалось в высшей степени достоверным. По вашему мнению, основными достоинствами Правителя галактики являются социальная интуиция, агрессивность, преданность, верностью долгу, воображение и настойчивость. Будучи человеком, обладающим сильным характером и несгибаемой волей, вы стараетесь проявить эти черты в своем поведении, поэтому нас ничуть не удивляет, что в испытании, которое подготовили вы сами, вам удалось набрать самый высокий показатель — ведь система измерения качеств, нужных, по вашему мнению, для того, чтобы успешно руководить галактикой, подобрана и оценивается именно так.

Мне хотелось бы провести аналогию. Предположим, орлу предстоит выявить наиболее подходящего кандидата на пост царя зверей; нужно ли сомневаться, что главной в этом испытании будет способность летать? Разумеется, орел одержит победу. Таким же образом крот будет считать главным достоинством умение копать норы; и тут крот неизбежно окажется победителем.

Правитель засмеялся и провел рукой по своим редеющим волосам.

– Я не орел и не крот.

Главный старейшина покачал головой.

– Совершенно верно. Вы усердный, полный энтузиазма, преданный своему делу, обладающий богатым воображением, волевой и сильный человек. Вы это наглядно продемонстрировали. Но… одновременно обнаружили и свои недостатки.

– Какие же качества у меня отсутствуют?

– Сострадание. Жалость. Доброта. — Старейшина откинулся на спинку своего кресла. — Это кажется мне странным. Один из ваших предшественников обладал всеми этими качествами в полной мере. Когда он правил галактикой, во многих обитаемых мирах процветала великая гуманитарная система, основанная на идее человеческого братства. Это еще один пример мощного резонанса, который распространяет личность Правителя галактики. Впрочем, я отвлекся.

На лице Правителя появилась насмешливая улыбка.

– Позвольте спросить — вы уже избрали нового Правителя галактики?

Главный старейшина кивнул.

– Да, мы приняли решение.

– И каков же его счет в этом испытании?

– Если пользоваться вашей системой — тысяча семьсот восемьдесят. В роли Артура Кавершэма он выступил неудачно — попытался объяснить полицейским преимущества наготы. У него отсутствует способность мгновенно найти искусную уловку, с помощью обмана выйти из трудного положения. Оказавшись Артуром Кавершэмом — совершенно обнаженным на вечеринке в присутствии сотен гостей, — он растерялся. Это искренний и откровенный человек, поэтому он и попытался убедить полицейских в том, что кожа человека лучше дышит без одежды, вместо того, чтобы обмануть их и таким образом избежать наказания за нарушение общепринятых обычаев.

– Расскажите мне о нем подробнее, — коротко бросил Правитель.

– Будучи Беарвальдом Халфорном, он повел оставшихся солдат к улью брандов на горе Медаллион, но вместо того, чтобы сжечь прибежище врага, попытался обратиться к королеве — Великой Матери — и стал просить ее прекратить бойню. Она протянула щупальца, схватила его и убила. Он потерпел неудачу — но компьютер дал высокую оценку его действиям.

– Как он вел себя во время остальных испытаний?

– В Терлатче его поведение было таким же безупречным, как и ваше, а на имиджтроне он продемонстрировал достаточно богатое воображение.

Наиболее тяжелой частью испытания были пытки рэков. Вы знали, что сможете выдержать самую ужасную боль, и потому решили, что остальные кандидаты также обязаны продемонстрировать подобную стойкость. Тот, кого мы выбрали новым Правителем галактики, потерпел здесь полную неудачу. Он чрезвычайно чувствителен к боли, и сама мысль о том, что один человек может причинить страдания другому, вызывает у него отвращение. Пожалуй, нужно заметить, что ни один кандидат не сумел достичь идеального результата в этом эпизоде и лишь двое ничем не уступили вам.

– Кто они? — В глазах Правителя мелькнула искорка интереса.

Старейшина показал на них рукой — высокий мускулистый мужчина с лицом, словно вырубленным из гранита, стоял у балюстрады и мрачно смотрел в солнечную даль; вторым оказался смуглый человек средних лет, сидевший на полу со скрещенными ногами, смотрящий перед собой ничего не выражающим непроницаемым взглядом.

– Первый — поразительно упрям и жесток, — пояснил старейшина.

– Во время пыток он не произнес ни единого слова. Второй замыкается в себе, когда попадает в безвыходное положение. Что касается остальных кандидатов, они не выдержали пыток. Для того, чтобы помочь им вернуться в человеческое общество, потребуется немало времени и квалифицированная психиатрическая помощь.

Их глаза остановились на потерявшем рассудок существе, которое бродило по комнате, глядя перед собой отсутствующим взглядом, что-то бормоча под нос.

– Хочу сказать, однако, что испытания не оказались бесполезными, — заметил старейшина, не сводя взгляда с безумца. — Отнюдь. Мы узнали очень многое.

– Кто же этот образец альтруизма, доброты и сострадания? — Правитель галактики стиснул зубы и посмотрел на старейшину суровым взглядом.

Умалишенный подошел к ним вплотную, опустился на четвереньки и пополз к стене, испуская стоны. Он прижался щекой к холодному камню и посмотрел на Правителя галактики бессмысленным взором. Из его приоткрытого рта на подбородок текла слюна.

Главный из старейшин положил руку на голову безумца.

– Вот он. Это человек, которого мы выбрали.

Бывший Правитель галактики молча сидел, тесно сжав губы, в его глазах бушевало пламя.

У его ног новый Правитель галактики, Повелитель двух миллиардов солнц, подобрал с пола сухой лист, взял в рот и начал флегматично жевать.


Если вы хотите узнать, что было до того, вот здесь аудиокнига:

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments