dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

На Россию денег не хватило, вот и вся причина.(update)

(снова о том же)
                                                            ЮЗ АЛЕШКОВСКИЙ "Вам хочется гессен, их есть у меня"- сказал Обама"

Это часть уволенных, их последний совместный снимок.


Те, что на фотографии, убежденные либералы и они не любили дурака Буша, всячески издеваясь над ним.
(Я читал некоторые их высказывания по поводу идиота Буша)
Но идиот Буш их худо-бедно кормил. А вот их единомышленник Обама им дал коленом под зад.
Ну что ж, конец закономерен.

Мне в комментарии посоветовали ознакомиться  еще с этим текстом, действительно стоило:
http://echo.msk.ru/blog/shenderovich/933756-echo/

А вот за Машу Гессен я спокоен. Она оказалась дамой без интеллигентских комплексов. Уже получив выгодное предложение со «Свободы», изобразила вспышку профессионального достоинства и подняла шумный либеральный бунт в журнале, из которого все равно собиралась валить.

Получилось два в одном, как шампунь.

Удачи на новом пути.

Впрочем, все это — персональные подробности новейшего пейзажа. А сам пейзаж этот, нарисованный, как ни смешно, Госдепом США в соавторстве с Путиным и Ко, выглядит так: административный бурелом на месте легендарного радио «Свобода» на фоне информации о многолетнем бесперебойном финансировании американским правительство партии «Единая Россия» — той самой, которая законодательно запретила этому американскому правительству вещание в России!
Все это должно сильно понравиться американским налогоплательщикам, у которых может сложиться справедливое ощущение, что их страна — за их деньги! — исполняет роль полного идиота.



На последний день Радио Свобода.

Произошло важное событие в российской культурной жизни – фактически перестало существовать Московское бюро Радио Свобода и Свобода как радио. Культура в этом тексте понимается, как совокупность
социальной жизни социума. В данном случае – социума, думающего по-русски.
Повис вопрос (в соц. сетях многократно): почему это произошло? Как и в любом серьезном событии – тут нет одной причины. Понимания, усилия и интересы различных внутренних и внешних групп сложились в то, что произошло, хотя никто из акторов, по-видимому, не хотел именно этого результата.
Уже много написано по этому поводу участниками событий, но некоторые важные для понимания детали остались за кадром. Хочу изложить свою версию.

Первая причина – смена курса американской администрации с советского (российского) направления на исламское, что требует значительного перераспределения средств. Последние 8-10 лет администрация Радио Свобода/Свободная Европа и курирующие люди из Конгресса и аппарата Госсекретаря США пытаются резко сократить расходы на Русскую службу РС/СЕ. Но до данного момента получалось постепенно, а не резко. Перераспределение ресурсов внутри направлений вещания РС/СЕ идёт давно. После распада соцлагеря и СССР закрыты (тоже болезненно) службы в странах восточной Европы и нескольких странах/регионах бывшего Союза. Роль России в мире в глазах американцев падает, и деньги уходят с этого направления. Недавняя дискуссия о главном векторе внешней политики США, где Обама настойчиво отстаивал исламские приоритеты (действующая администрация), а Ромни пытался воскресить важность российского фактора, возможно и поставила точку в жизни Московского бюро РС.

Вторая причина. Желание руководства РС/СЕ решительно ослабить Русскую службу, как внутреннее подразделение РС/СЕ. В этом направлении было сделано множество шагов последние 8 лет, но результат с точки зрения руководства РС/СЕ всегда был половинчатым ввиду сильных позиций Русской службы, как целого, и нескольких влиятельных личностей в отдельности. Возможно, поэтому и было принята такая шоковая (и редкая по неэтичности для американской корпоративной практики) процедура увольнения «по приговору тройки» по одному, чтобы не дать сорганизоваться сотрудникам. При этом не было сказано обычных ритуальных добрых слов перед расставанием. Из-за боязни неожиданных шагов редакции сайта Свободы, в режиме спецоперации всю интернет-команду без предупреждения просто не пустили на работу, пока не передали управление сайтом Праге.
Скорее всего, с учётом быстро и неожиданно меняющейся ситуации в стране, это недальновидное решение РС/СЕ, но тут уже основную роль играет логика корпоративной бюрократии, которая живет по внутренним правилам и решает внутренние задачи РС/СЕ, привлекая для прикрытия, как мнение верхнего начальства (вплоть до Обамы), так и подобранные удобные мнения экспертов.

Третья причина. Роль Маши Гессен. Кажется, эта роль в ликвидации Московского бюро сильно преувеличена. Её экспертное заключение и она сама, как влиятельная фигура (и Путину вовремя отказала), были умело использованы для долгожданного бюрократического переворота. Гессен – наконец-то найденный инструмент администрации РС/СЕ. Дело в том, что в попытках реформировать и поставить под полный контроль Русскую службу задолго до Гессен привлекались эксперты, которые добились значительных успехов в музыкальном радиовещании на Канзас, Айдахо или Миннесоту. Защитники Русской службы справедливо указывали руководству, что опыт этих экспертов не совсем подходит для вещания на российских людей немного отличающихся от жителей этих уважаемых штатов. Не были достаточно убедительны и многочисленные фокус-группы, проведённые маркетинговыми агентствами по заказу РС/СЕ, хотя они принесли некоторую пользу для политики вещания.

Мнение Маши Гессен (думаю, вполне искреннее), человека из гущи российской культурно-политической жизни, наконец, позволило придать легитимность этому управленческому решению РС/СЕ. Думаю, не стоит на нее вешать чужие грехи = менеджерские решения.

Четвертая причина. Русская служба с момента появления Московского бюро под управлением Савика Шустера никогда не была единой. Условия большинства сотрудников в Праге были и экономически и социально гораздо лучше, чем в Москве, что было напрямую выражено в контрактах, окладах, страховках, социальных выплатах. Естественно, что сотрудники пражской редакции Русской службы старались сохранить данное положение. А это было не просто, т.к., по результатам очередных фокус-групп, (кажется 2003 или 2004 года), руководством РС/СЕ был сделан вывод, что приоритет в вещании должен быть значительно смещен в сторону Москвы. В это же время, исходя из тех же рекомендаций, сайт Свободы перешёл из международного домена org в домен ru. Для всей Русской службы положение усугублялось тем, что сотрудники находились в завидном положении: можно было, не кривя душой, выполнять свой журналистский долг без оглядки на постоянное давление российских властей, при этом получая вознаграждение на уровне западных журналистов. Практически все сотрудники Русской службы РС за рубежом – гуманитарии, люди самым тесным образом связанные с русской культурой и языком. Стать иноязычными журналистами, писателями с аналогичными доходами для большинства из них крайне сложно или вообще невозможно, несмотря на несомненные знания и талант. Таким образом, возникла зависимость от места работы и потому и сговорчивость в отношениях с начальством, особенно, когда реформы не касаются тебя лично. На этой почве политика руководства РС/СЕ «разделяй и властвуй» наконец сработала.

Второй вопрос. Стоит ли жалеть о смерти Радио Свобода? Была ли она преждевременной гибелью ещё живого организма или просто наступила неотвратимая старость?
Думаю, стоит. Радио Свобода, несмотря на ухудшение качества эфира и сайта в последние годы, всё ещё оставалось мостом между современной, формирующейся новой русской культурой и живой русской культурой зарубежья (разных волн эмиграции), мировой культурой, которую популяризировали с глубоким пониманием живущие десятилетия там «старые» сотрудники. Чего стоили, например, «Атлантический дневник» Алексея Цветкова, «Время и мир» Ирины Лагуниной, программы Петра Вайля, Александра Гениса (далее везде). Более того, Русская служба и особенно Московское бюро были мостом между культурой сложившейся в России до 1991 года и после.

По разнообразию жанров, людей, сфер деятельности ей не было равных в российских медиа. Первая еженедельная программа об интернете в массовых СМИ России -- «Седьмой континент» (с 1997 г.), первая после 1991 г. редакция научно-популярных программ самых разных форматов, темы и эксперты из которых сейчас с успехом кочуют по разным теле и радио каналам, специализированные программы по философии, социологии, истории, телевидению, театру, образованию и т.д., которые представили стране новую Россию ещё до того, как сформировался пул новых либеральных изданий. К сожалению (и счастью), для Радио Свобода старая редакция работала в жанре «глубокого анализа с широким горизонтом». Этот жанр крайне влиятелен на социум, он изменяет, в конце концов, через несколько ступеней популяризации понимание элиты, но не собирает большие аудитории. Его влияние сложно измерять и доказывать. Это не просто клики, которые возникают после массовой платной рекламы (что тоже важно, как механизм продвижения).

В этом принципиальное расхождение подхода, который озвучивает Людмила Телень от подхода «старой команды», которая ей «мешала» создать нечто новое с активными студентами журфака МГУ. Никакие, даже самые талантливые студенты никогда не расскажут об истории сталинской России, истории интриг и репрессий, так, как это рассказывает Владимир Тольц, никогда не расскажут с той широтой и пониманием о философии, политике, театре, телевидении, музеях, как Борис Парамонов, Михаил Соколов, Виталий Портников, Марина Тимашева, Анна Качкаева, Дмитрий Волчек, Лиля Пальвелева, Елена Фанайлова, никогда о западном мире (таком до сих пор не понятом в России) не расскажут без искажений, как Цветков, Вайль, Генис, Лагунина, Померанцев, Сенинский и их авторы. Несколько действительно удачных журналистских приёмов, о которых пишет Телень, и «эффект присутствия» не заменят, а дополнят глубину и широту «старой редакции».

К сожалению, в момент, когда стране нужно разнообразие мнений и подходов с учётом всего мирового и российского опыта, происходит резкое сокращение разнообразия, которое произойдет со смертью Радио Свобода. Дело не только в 50 бесцеремонно уволенных, дело в сети региональных корреспондентов, которая прекращает свою работу с уходом Владимира Абарбанеля (а это живое ежедневное дыхание всей страны), дело в сети экспертов, в несколько тысяч человек, которых бережно и уважительно умели выводить в эфир люди «старой команды». Фундаментальное непонимание было именно в этом месте, роли содержания (контента) и формы (формата). Катон Старший, которого мы две тысячи лет помним по фразе «Карфаген должен быть разрушен», на рекомендации риториков усложнить свою речь новыми приемами обычно резко отвечал: «Если тебе есть, что сказать – говори, нет -- молчи». В эфир Радио Свобода выходили люди, которым есть что сказать, но по форматным соображениям им не было места ни в одном российском СМИ. Формат можно изменить в течение месяцев, понимание приходит в течение лет и даже десятилетий, и его трудно перекрыть молодому таланту.

И последнее. Выбор руководством РС/СЕ сделан в пользу новой аудитории «рассерженных горожан», представителем которой и является команда Маши Гессен. Но эта целевая группа уже хорошо представлена в «Ведомостях», «Коммерсанте», «Слоне», «Снобе» и т.д. Поэтому ждать тут существенного прорыва сложно, может быть в стилистике. А вот мост между поколениями русской культуры, который поддерживался во многом усилиями Радио Свобода, получил серьезные разрушения, последствия которых сейчас трудно оценить. Но точно перед значимыми для России событиями опять культурная жизнь уплощается и упрощается, сводясь к радикальным течениям с обеих сторон.  

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments