dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Raffaello Sanzio da Urbino (окончание)


Его муза. О ней - ниже.



Религиозный оттенок настроения уступает место чисто человеческому чувству. Изображая Марию, Младенца Христа и Св. Иосифа, Рафаэль очищает свои образы от всего будничного, отбрасывает случайные черты и бытовые детали, возводя их на пьедестал совершенства. Текучие и плавные линии контуров, перекличка цветовых пятен, продуманное расположение фигур рождают в картине чувство гармонии, величия и простоты, присущее произведениям Рафаэля. Перед нами идиллическая сцена семейного быта: минута тихого молчания, поэтичных внутренних переживаний. Эти чувства так идеально чисты, так поэтично выражают святую теплоту материнства, что в этих светлых образах вдыхаешь настроение божественной чистоты и светлого мира. Уже в самых ранних произведениях Рафаэля очевидны неповторимо индивидуальные черты. В наибольшей степени это относится к образу старого Иосифа, который традиционно изображался с большой бородой, подчеркивавшей его возраст. Рафаэль изобразил старика безбородым. Эта деталь оказалась настолько характерной, что картина Рафаэля получила название «Мадонна с безбородым Иосифом». Фигуру Младенца художник дает в сложном развороте, в чем несомненно сказывается влияние Леонардо. Три фигуры художник объединяет в непринужденную, но неразрывно связанную группу. Ничем не нарушаемое спокойствие, хотя и овеянное легкой грустью, господствует в картине. Еле уловимая печаль растворяется в светлых, нежных цветовых созвучиях. Рафаэль достигает здесь такой цветовой тонкости, которая не всегда удавалась ему в более поздних произведениях.

Александр Сергеевич Пушкин написал элегию «Возрождение», вдохновленный «Мадонной с безбородым Иосифом», выставленной в Эрмитаже после реставрации, вернувшей подлинное письмо Рафаэля.

Возрождение

А.С. Пушкин

Художник-варвар кистью сонной
Картину гения чернит
И свой рисунок беззаконный
Над ней бессмысленно чертит.

Но краски чуждые, с летами,
Спадают ветхой чешуей;
Созданье гения пред нами
Выходит с прежней красотой.

Так исчезают заблужденья
С измученной души моей,
И возникают в ней виденья
Первоначальных, чистых дней.


Ближе к концу 1508 года, по приглашению архитектора Донато Браманте, своего дальнего родственника, Рафаэль переезжает в Рим, и вскоре художника нанимает на работу сам Папа Юлий II — первая запись о выплаченных деньгах за выполненную Рафаэлем работу датируется январем 1509 года. Есть также мнение, что изображения Мадонны сделали Рафаэля настолько знаменитым, что в результате сам Папа Римский Юлий II пригласил его в Рим, для участия с другими художниками в росписи парадных залов Ватиканского дворца. Но когда Папа Римский увидел фрески Рафаэля, то изгнал иных художников доверив Рафаэлю одному расписывать все залы.

В свои 25 лет Рафаэль оставался художником, подающим большие надежды, известным, но еще не достигшим истинных высот. Молодой художник продолжал совершенствовать свое мастерство, быстро добиваясь все новых и новых успехов. Заказ, полученный от Юлия II, стал поворотным пунктом в судьбе Рафаэля, и с этого момента карьера художника была тесно связана с именами Юлия II и сменившего его Льва X. Работы, выполненные по их заказу, позволили Рафаэлю занять выдающееся положение и стать первым художником Рима. В Риме расцвел полностью гений Рафаэля, исчезла юношеская робость, эпический лад восторжествовал над лирикой, и родилось мужественное, беспримерное по своему совершенству искусство Рафаэля. «Рафаэль сознавал, пишет Джорджо Вазари, что в анатомии он не может достичь превосходства над Микеланджело. Как человек большого рассудка, он понял, что живопись не заключается только в изображении нагого тела, что ее поле шире... Не будучи в состоянии сравняться с Микеланджело в этой области, Рафаэль постарался сравняться с ним, а может быть, и превзойти его в другой».

Мир прекрасен, наш, земной мир! Таков лозунг всего искусства Возрождения. Человек только что открыл и вкусил красоту видимого мира, и он любуется ею как великолепнейшим зрелищем, созданным для радости глаз, для душевного восторга. Он сам часть этого мира, и потому он любуется в нем и самим собой. Радость созерцания земной красоты - это радость живительная, добрая. Дело художника - выявлять все полнее, все ярче гармонию мира и этим побеждать хаос, утверждать некий высший порядок, основа которого - мера, внутренняя необходимость, рождающая красоту. А для чего все это? Чтобы преподнести людям тот праздничный спектакль, которым они жаждут насладиться, открывая глаза на мир, но который выявляется в полном блеске только вдохновением художника. Эту задачу, величайшую задачу живописи Возрождения, завершил на заре чинквеченто Рафаэль.

“Чинквеченто“ по итальянски 500, или пятисотые годы - итальянское название 16 века.

В романских или готических храмах людям средневековья pоспись храма не представлялась самостоятельным творением, на нее хорошо было смотреть под пение церковного хора, которое, как и сами своды храма с его высокими арками, уносило их воображение в мир мечтаний, утешительных надежд или суеверных страхов. И потому они не искали в этой росписи иллюзии реальности. Живопись Возрождения обращена к зрителю. Как чудесные видения проходят перед его взором картины, в которых изображен мир, где царит гармония. Люди, пейзажи и предметы на них такие же, какие он видит вокруг себя, но они ярче, выразительнее, красивее. Иллюзия реальности полная, однако реальность, преображенная вдохновением художника.

На стенах дворцов и соборов фрески часто пишутся на высоте человеческого глаза, а в композиции какая-нибудь фигура прямо глядит на зрителя, связывая его со всеми другими.
В переводе с итальянского слово «фреска» означает «свежий», «сырой». Это живопись по сырой штукатурке, т. е. в те короткие десятки минут, пока раствор еще не «схватился» и свободно впитывает краску. Такой раствор художники-монументалисты называют «спелым». Писать по нему нужно легко и свободно, а главное, как только художник почувствует, что ход кисти теряет плавность, краска не впитывается, а намазывается, надо кончать работу: все равно краски уже не закрепятся. Поэтому фреска - один из самых трудоемких видов живописи, требующий величайшего творческого напряжения и собранности. Фресковой росписью занимались многие великие мастера мировой живописи - Леонардо да Винчи, Микеланджело, Рафаэль, П. Веронезе, Андрей Рублев, а среди художников нового времени - П. Пикассо, Ф. Леже, В. А. Фаворский.

Искусство Рафаэля, радостное и счастливое, выражает некую нравственную удовлетворенность, приятие жизни во всей ее полноте и даже обреченности. В отличие от Леонардо Рафаэль не томит нас своими тайнами, не сокрушает своим всевидением, а ласково приглашает насладиться земной красотой вместе с ним.

Папа Юлий II был личностью колоритной и незаурядной, а роль его в истории тогдашней Европы - значительной. В сущности, Oн продолжил дело папы Александра VI в попытках объединить Италию под властью римской курии. Несмотря на сан и на годы, он садился на коня и сам руководил папской армией в сражениях. «Долой варваров!» - таков был его боевой клич, причем под «варварами» он подразумевал испанцев и французов, грабивших и унижавших Италию. И клич этот, отзвук древнего Рима цезарей, воодушевлял итальянцев на борьбу за единое и независимое итальянское государство. При нём Рим стал крупнейшим политическим и культурным центром Италии. Юлий II не был особенно тонким ценителем искусства, но он понимал, что искусство может возродить былую славу вечного города и прославить его самого. Знаменитейшие архитекторы работают для него в Риме, и он призывает к себе на службу Микеланджело и молодого Рафаэля, прослышав о том, что Флоренция признала в них великих художников. При нем же начинается строительство собора Св. Петра.

Вскоре после переезда в Рим Рафаэль приступил к выполнению чрезвычайно почётного заказа - росписи парадных залов (станц) Ватикана. В Риме, где создано или собрано столько великих памятников искусства, Ватиканские фрески Рафаэля (1509-1511) производят одно из самых сильных и неотразимых впечатлений. В них раскрылся блестящий дар Рафаэля-монументалиста. В Станца делла Сеньятура находится одно из самых замечательных творений Рафаэля, представлявших четыре сферы человеческой деятельности:


- богословие - «Диспут, или Спор о Причастии»


- философию - «Афинская школа»




Собрание мудрецов классической древности («Афинская школа») соседствует с собранием отцов христианской церкви («Диспута»), этим соседством как бы являя два лика единой правды или торжество гуманизма в лоне Ватикана. Прошлое сливается с настоящим: философы античного мира беседуют

перед сводами дворца в стиле Высокого Возрождения, и среди них, с краю, Рафаэль изобразил самого себя, а среди отцов церкви - художников и поэтов Италии: Данте, Фра Беато Анджелико, Браманте.


Поэты классической древности общаются с поэтами Возрождения («Парнас»):


Светскому и церковному законодательству воздается хвала ("Юриспруденция - Мудрость, Мера и Сила" ):



Мастер изобразил на фресках соответствующие
аллегорические фигуры, сцены на библейские и мифологические сюжеты. В этом величайшем шедевре гармонично сочетаются величие и изящество. Поэты, мудрецы, философы, богословы образуют сложные пространственные группы, размещенные среди величественных архитектурных декораций и пейзажа. Художник показывает мир, где человек величествен, мудр, уверен в себе. Рафаэль живописал мечту о совершенном человеке, свободном и благородном. На его фресках люди сильной воли и высокого достоинства.

В следующей станце изображается чудесное событие, относящееся к далекому прошлому, но папа, при этом присутствующий, - это сам Юлий II является зрителю как олицетворение победы над иноземцами, дерзнувшими посягнуть на сокровища и на власть римской церкви («Изгнание Илиодора»).




А в другой фреске - "Освобождение Апостола Петра из темницы" - торжество света над мраком могло быть воспринято как надежда на освобождение от «варваров».



Недаром о фресках Рафаэля было сказано, что они представляют собой подлинную эпопею Италии. Переходя от одной к другой, зритель как бы присутствует на величественном представлении. Несмотря на то что ему никогда прежде не приходилось иметь дела ни с подобными размерами изображения, ни с подобной техникой, Рафаэль демонстрирует свое умение объединять огромное количество фигур в стройную, гармоничную композицию. В этом отношении его первая фреска «Афинская школа» до сих пор может служить высоким образцом этого жанра. В ряде последующих ватиканских фресок Рафаэль сумел добиться еще большей выразительности в передаче движения и более широкого спектра световых эффектов.

Во время правления Льва X он обзавелся роскошным домом в античном стиле, построенном по собственному проекту. Однако, множественные попытки женить молодого человека со стороны его покровителей ни к чему не приводили. Рафаэль был большим поклонником женской красоты. По инициативе кардинала Биббиена (Bibbiena), художник был помолвлен с его племянницей Марией Довици Биббиена (Maria Dovizi da Bibbiena), но свадьба не состоялась, маэстро не желал связывать себя узами брака. Единственной женщиной, которой удалось покорить сердце богатого ловеласа, стала Маргарита Лути (Margherita Luti), дочка булочника, прозванная Форнарина (La Fornarina). Невидимое увидел Рафаэль в темных задумчивых глазах своей Форнарины. Историк живописи Вазари, а за ним и другие биографы Рафаэля говорят, что oнa воплощена в чертах многих мадонн. Тридцатилетний Рафаэль встретил семнадцатилетную девушку когда искал образ для «Амура и Психеи». Отец девушки за 50 золотых разрешил дочке позировать художнику, а впоследствии за 3000 золотых он позволил Рафаэлю забрать её с собой. На протяжении шести лет молодые люди жили вместе, Маргарита не переставала вдохновлять своего почитателя на все новые шедевры.


Картина под названием «Форнарина» (1519) изображаeт
натурщицу в полуобнаженном виде.


Теперь взгляните на широко известную картину La donna velata ("The woman with the veil" 1515)
Просматривается явное сходство с портретом Маргариты Лути



Форнарину узнаём мы и в "Сикстинской Мадонне" - алтарном образе, названном по имени монастыря, для которого он был написан.
«Сикстинская Мадонна» (1512-1514, Картинная галерея, Дрезден) - самая известная картина Рафаэля, самая узнаваемая его работа по всем мире. Она была написана как алтарный образ для капеллы монастыря Святого Сикста в Пьяченце по заказу «черных монахов» - бенедиктинцев. Рафаэль создавал свой шедевр на огромном холсте, один, без участия учеников или помощников.
«Сикстинскую Мадонну» писал уже признанный мастер Мадонн. Так именовали Рафаэля.
Образ Марии исполнен сдержанного волнения. Серьезно и печально смотрит она вдаль. Ее благородный облик полон душевной чистоты и красоты. Она несет ребенка, чтобы отдать его в жизнь, боль оттого, что не во власти воспротивиться неизбежному, бессилие перед неотвратимым и вынужденное смирение. Мадонна держит доверчиво приникшего к ней Иисуса по-матерински заботливо и бережно. Oна спускается на землю к людям, и движение ее, едва уловимое, передано Рафаэлем с исключительным мастерством. Ноги её босы. Но как повелительницу встречает ее, преклонив колени, Святой Сикст, облаченный в парчу, охваченный благоговением и восторгом при виде Мадонны. Старик повернул голову вверх, глядя на лица матери и ребенка. Левую руку прижал к груди, разделяя ее тревогу. Правую руку протянул к зрителю и чуть вверх, вытянув указательный палец.
Принявший мученическую смерть в 258 г. н.э. и причисленный к лику святых, папа Сикст, покровитель монастыря, как бы просит Марию о заступничестве за всех, кто молится ей перед алтарем. Справа - Святая Варвара, которая считалась покровительницей города Пьяченцы. Она изображена прелестной юной девушкой. Поза Святой Варвары, ее лицо и потупленный взор выражают покорность и благоговение.
Спокойно сидящий на руках у Мадонны Младенец полон недетской серьезности, взгляд пристальный и внимательный. Сама Мадонна излучает энергию и движение. Этим произведением Рафаэль создал самый возвышенный и поэтический образ Мадонны в искусстве Ренессанса. Она идет к людям, юная и величавая, что-то тревожное затаив в своей душе; ветер колышет волосы ребенка, и глаза его глядят на нас, на мир с такой великой силой и с таким озарением, словно видит он и свою судьбу, и судьбу всего человеческого рода. Взгляд ее, направленный сквозь зрителя, полон тревожного предвидения трагической судьбы сына. Лицо Мадонны - воплощение античного идеала красоты в соединении с духовностью христианского идеала.
Kак на паломничество отправлялись писатели и художники в Дрезден к «Сикстинской Мадонне». «Одной картины я желал быть вечно зритель...» - сказал о ней Пушкин. Белинский писал: «Что за благородство, что за грация кисти! Нельзя наглядеться! Я невольно вспомнил Пушкина: то же благородство, та же грация выражения, при той же строгости очертаний! Недаром Пушкин так любил Рафаэля: он родня ему по натуре». Великий ум Гете нашел меткое выражение для своей оценки: «Он творил всегда то, что другие только мечтали создать».
B Риме достигает своих вершин портретное искусство Рафаэля. Самый известный портрет Рафаэля – портрет Бальдассаре Кастильоне (1515) – дипломатa, философa, поэтa, его давнего покровителя и другa. С 1661 года он находится в коллекции Лувра и сейчас занимает одно из самых видных мест в музее. Он расположен в одном из центральных залов и висит напротив «Моны Лизы» Леонардо да Винчи.
Портреты, написанные в эти годы, отличаются все возрастающей эмоциональной насыщенностью, с помощью которой художник стремится вступить в прямой контакт со зрителем, сконцентрировав в себе художественное воплощение ренессансных идеалов личности.
Рафаэль предстает острым наблюдателем человеческого характера в портретах папы Юлия II и папы Льва X с кардиналами (1511-1512).



На портретe Рафаэля папа Юлий II - это старик, поражающий кроткой задумчивостью.
Tаким, запечатлел его Рафаэль в портрете, про который было сказано, что это сама история папства в его типическом облике. Юлий II умер в 1513 г, вскоре после окончания работы над портретом. Последние семь лет своей жизни Рафаэль работал при Льве X из дома Медичи, сыне Лоренцо Великолепного.
В 1514 г., после смерти Браманте, Рафаэль назначен главным архитектором строительства собора Св. Петра, в 1515 г.
Комиссаром древностей (ведающим охраной памятников античности), в том же году сопровождал папу Льва Х во Флоренцию (возможно, был и в Болонье). Новый папа был прямой противоположностью своему суровому и воинственному предшественнику. Льву X принадлежит следующее признание: «Будем наслаждаться папством, раз Бог дал его нам». На портрете папы Льва X с кардиналами (1517-1519, Флоренция, Уффици) - Джулио де Медичи и Луиджи де Росси, Рафаэль показал папу дородным и холеным эпикурейцем, сидящим с лупой в руке перед книгой, украшенной драгоценными миниатюрами. Лев X был большим любителем редких книг и красивых вещей, он покровительствовал художникам и сам занимался музыкой и изящной словесностью.
Наибольший расцвет искусств и наук в Риме совпадает с правлением папа Льва Х. При нем Рафаэль начал работать над восстановлением древнего Рима. Но восстановить Рим в былом величии Рафаэлю было не дано. Помешала его преждевременная смерть. А семь лет спустя, в 1527 г., Рим был разграблен новыми варварами - немецкими и испанскими солдатами императора Карла V.
Последнee творение мастера неоконченная
картина «Преображение» (1518-1520, Рим, Ватиканская пинакотека) может рассматриваться как художественное завещание художника, жизнь которого была насыщена волнениями, вдохновением, поисками. Oнa была заказана Рафаэлю в 1517 г. Джулио Медичи для собора в Нарбонне. Рафаэль начал писать его не раньше июля 1518 г. и закончить не успел. Нижняя часть картины была дописана учениками и помощниками - главным образом Джулио Романо.
«Для Джулио деи Медичи, кардинала и вице-канцлера, он написал на дереве Преображение Христа, которое предназначалось к отправке во Францию и над которым он непрерывно собственноручно работал, доведя его до предельного совершенства. В этой истории он изобразил Христа, преображенного на горе Фавор, у подножия которой его ожидают одиннадцать учеников. Рафаэль написал в этой вещи фигуры и головы, которые, не говоря об их исключительной красоте, настолько необычны, разнообразны и прекрасны, что, согласно единодушному мнению художников, это - самое прославленное, самое прекрасное и самое божественное произведение из всех, когда-либо им созданных… Kажется, что художник настолько отождествил себя с собственным своим мастерством, обнаружив в лике Христа все дерзание и всю силу своего искусства, что, закончив его как последнее, что ему было завещано, он потому больше и не прикасался к своим кистям, когда его постигла смерть» (Вазари).
Рафаэль сам писал картину, не прибегая к помощи многочисленных учеников. почти до самой своей смерти 6 апреля 1520 года – Good Friday.
Как писал Вазари, причиной ранней смерти Рафаэля была ночь чрезмерных любовных утех с Форнариной. Наутро у него открылся жар. Прибывшим врачам он постеснялся сказать истинную причину, и они решили, что у Рафаэля простуда. Одним из самых распространённых методов лечения было кровопускание, что в его случае было совершенно не приемлимо - и ослабленный организм не выдержал.
Весь Рим оплакивал тридцатисемилетнего Рафаэля. В полном расцвете творческих сил умер выдающийся художник, признанный главой римской художественной школы.
«Когда тело его было выставлено в той зале, где он работал, в головах его был поставлен алтарный образ, на котором только что было им закончено Преображение для кардинала деи Медичи, и при виде живой картины рядом с мертвым телом у каждого из присутствующих душа надрывалась от горя. Картину же эту кардинал после смерти Рафаэля поместил на главном алтаре в церкви Сан Пьетро ин Монторио...» (Вазари).
Похоронен он в римском пантеоне. Могилу украшает мраморная статуя Мадонны с надписью:
«Здесь покоится тот Рафаэль, при жизни которого великая природа боялась быть побежденной, а после его смерти она боялась умереть».

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments