dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

А давайте о поэзии, ну её, эту политику

Nota bene
Nov. 2nd, 2020 at 4:18 PM
Поэт –гражданин года три тому, разразился высказываниями о великом коллеге поэте – метафизике Иосифе Бродском.
alsit





alsit25




Здесь не место описывать собственное творчество Быкова поэта, прозаика, лит критика  автора биографий и духовного учителя многих плохо образованных и во основном обрезанных почитателей его, потрясеных его начитанностью  и энциклопедическими знаниями, а так же либеральной позицией в российском или общемировом раскладе. Но эти высказывания занимают достойное место в ряду аналогичных, как то - осуждение творчества Бродского Солженицыным , обвинившего того в бепочвенности, или Коржавина,  пенявшего сопернику на отсутствие гражданских мотивов в годы безвременья. И надо заметить ,что эти два оппонета хотя бы не были завистливыми идиотами.. Видимо,  Дмитрий Львович полагает себя состоявшиимся и удачливым гражданином, раз Бродский  не его поэт.   О творчестве которого уже написано столько работ, что они превышают по весу и значению многократно все тома гражданских книжек этого литератора, даже если посадить самого Быкова на его полное собрание сочинений, и возможно, это единственная работа о его собственном творчестве и жалкой судьбе.
Начинается это так:

И, конечно, он имперский поэт прежде всего потому, что для него ключевые понятия — понятия количественные: напор, энергетика, харизма, длина (он любит длинные стихотворения). В общем, количество у него очень часто преобладает над качеством. Бродский берёт массой, массой текста.

Явный намек на то, что количество не гарантирует качество, особенно если вспомнить невероятный объем пустословия, написанного самим массивным текстовиком Дмитрий Львовичем для масс.  Но так можно опорочить и Гомера, и Данте, хотя при чем тут харизма, совершенно не понятно, разве что есть империи без харизмы и колонизирующие другие страны только в длину.
И принципиальное заявление:

Вот это мне кажется очень важным, очень принципиальным, делающим его невероятно актуальным для ура-патриотов. Ну, дошло дело до того, что в «Известиях» появились две статьи, где Бродского просто провозглашают нашим: «Он не либеральный, он наш». И в малой серии ЖЗЛ вышла книга Владимира Бондаренко «Бродский. Русский поэт», где доказывается то же самое — его глубокая имперскость — на основании таких стихотворений, как «Памяти Жукова», например, или «На независимость Украины» (это любимое сейчас вообще стихотворение у всех ура-патриотов или имперцев).

Во - первых, давно известно, что великий поэт действительно радикальным либерализмом не грешил (и более того, «выкрестил» левую Сюзан Зонтаг в консерваторы, и испортил отношения с левой Элендеей Проффер, когда вообще опускался до низменных гражданских истин. Что касается «На Незвисимость…», то стихотворение это российскими патриотами и украинскими националистами или либералами не понято, точно так же, как и нашим мыслителем. Ибо Бродский был имперцем, но «нет так как вы, подлецы — не так, как вы — иначе». А именно, поскольку империей для Бродского была речь (Пушкина и Цветаевой, как и Гёте и Гейне) то достаточно подставить вместо называния страны инициалы М.Б. и сразу обнаруживается «энергетика» сходная со стишком, где упоминается один «химик» или другими словами, то что кажется Быкову родственной ему публицистикой первых полос позиционных или оппозиционных газетенок разных цветов, по сути своей - любовная лирика.
Он пишет далее:

Мне кажется, что каждый поэт избывает некоторый фундаментальный внутренний конфликт, и этому конфликту посвящены все его стихи. Вот проза может иметь функцию дескриптивную, описательную. А поэзия всегда так или иначе борется. Она — акт аутотерапии. Она борется с авторским главным комплексом, главной проблемой.

Естественно, что избывает, был бы Быков пообразованней, знал бы что это называется - сублимация. И поэзия никогда и ни с чем не борется, у нее совершенно другая функция, исключая,  конечно, анти-поэзию граждан-поэтов, и включая худшую строну поэзии выдающегося поэта Н. Некрасова и графоманов вроде Евтушенко и самого  Дм. Львовича. Интересно, какие комплексы избывает сам Быков, если предположить, что он имеет хоть какое отношение к поэзии. Вспоминается высказывание еще одного поэта М. Бородицкой -«поэзия создана для утешения»
А дальше все можно валить на Пушкина, ибо следует потрясающее заявление:

Хотя Пушкин — бесконечно сложное явление, но у Пушкина, на мой взгляд, одна из главных проблем — это проблема государственной невостребованности, проблема государственника, который не востребован государством. И отсюда вытекает его сквозной инвариантный мотив ожившей статуи.

А Дон Жуан? И статуя Командора. Там тоже сквозной мотив государственной не востребованности? Явно, сам Дм. Львович бесконечно несложное явление медного посадника без вариантов.

Главный конфликт в текстах Бродского, который очевиден, который сразу обнажается читателю, — это конфликт между потрясающей стиховой виртуозностью, как писал Юрий Карабчиевский**, «с несколько даже снисходительным богатством инструментария», владением всем, и, я должен заметить, довольно бедным и, я бы даже рискнул сказать, довольно общим смыслом, который в это вложен, довольно обывательскими ощущениями. Именно поэтому Бродский — это такой поэт большинства.

И это гражданин-обыватель пишет о человеке, который признан на двух континентах величайшим мыслителем конца 20 – го века, забыв, что демократия заключается в том, что именно большинство побеждает на выборах. Однако и он сам любим большинством. Тут какое-то противоречие общего бессмыслия, рискнем сказать. Да и обывателю следует противопоставлять аристократа духа, не зря бытийствующего в Бытии, как сам Дмитрий Львович.

Бродский вообще очень любим людьми, чьё самолюбие входит в непримиримый конфликт с их реальным положением. Поэт отвергнутых любовников, поэт несостоявшихся, угнетённых или неудачливых граждан, потому что им нравится отвергать, им нравится презирать. И доминирующая эмоция Бродского — презрение. Скажем, презрение римской статуи.

Лично автору этих заметок обидно, как иногда отвергнутому любовнику, но удачливому и свободному гражданину, и состоявшемуся поэту в какой –то степени,  пусть в другом жанре. Вообще говоря, презрение римской статуи имеет под собой всякие основания. Ибо Римская цивилизация до сих пор непревзойденный образец совершенства, что понимали и поэты Возрождения, и Бродский, имперец. Достаточно вспомнить самоназвание «Третий Рим», поэтом которого является и сам Дмитрий Львович, хоть и захудалый. Но вот оперировал ли Бродский понятием «гражданин»?  В отличие от предтечи самого Быкова - «Граждане, послушайте меня» и антипода Бродского. Однако в холодности Бродского обвинял и Солженицын, и множество почвенников охотнорядцев.

Однако, Бродского Быкову мало, он по дороге еще умудрятся пихнуть всей тушей и Маяковского:

Ключевое слово в поэзии Маяковского — «голос». Оно одно из самых употребительных. Кроме «голоса», там нет практически ничего. Маяковский говорит не то, что он думает, а то, что интонационно привлекательно, или, вернее сказать, — он думает то, что хорошо говорится, что приятно будет сказать.

По крайней мере, у Маяковского есть голос, отличимый от иных голосов, а вот у Быкова, что ни голос, то или набор пошловатых штампов или полное безголосие. Тут собственно и сказать-то нечего оторопело. Но вот откуда Дмитрий Львович знает, что там носилось в голове у Маяковского?

Применительно к Бродскому Александр Житинский сформулировал замечательно точную мысль: «Необычайно приятно читать Бродского вслух». И девушке его вслух читать приятно, и приятно его читать с трибуны, и самому себе его приятно произносить. Знаете, иногда один в комнате сидишь и твердишь себе какие-то хорошие стихи, просто чтобы одиночество не так давило на уши. Да, Бродского приятно читать вслух.

Как говорится, с больной головы на здоровую, последнее что можно сказать о Бродском, это про трибуну главаря, а вот версификации самого Быкова только с трибуны и читать, с любой причем. Но даже барды не могут спеть его гражданские стишки, не поются упоенно, ну никак.

И всё, что он говорит, приятно сформулировано, даже когда это вещи абсолютно взаимоисключающие. Например, стихи «На независимость Украины» мы все знаем, они теперь довольно широко цитируются, все помнят эти формулы. Но ведь задолго до этого этот так называемый имперский Бродский написал совершенно не имперские, а более того — антиимперские, довольно страшные «Стихи о зимней кампании 1980 года», стихи об Афганистане. Помните эти действительно страшные стихи про то, что люди свалены, как «человеческая свинина», и:
Слава тем, кто, не поднимая взора,
шли в абортарий в шестидесятых,
спасая отечество от позора!

то есть слава тем, кто не родил новые поколения солдат этой империи. Страшно звучит? Конечно, страшно. Я бы сказал — просто кощунственно. А после этого — совершенно имперские по тону стихи «На независимость Украины».

То, что Бродский мог сказать сегодня одно, а завтра прямо противоположное, известно всем, ибо о том уже написан Вертер многими обозревателями. Однако, у него это не тупой дуализм дурной диалектики, а раствор из которого неожиданно возникает нечто третье, вертикаль к плоскости, по которой ползает Дмитрий Львович. Однако ,«Стихи о кампании» тоже имперские, намекая на то, что империя, в которой Быкову вольготно заниматься демагогией, далеко не римская империя, в которой даже при всех ужасах деспотии Цезарей не рождались такие ничтожные литераторы, как наш герой.
О том, что Дмитрий Львович не врубился в смысл одиозного стишка «На Независимость» было сказано выше, но он переходит к «На смерть Жукова» и резонно, ибо ассоциация возникает немедленно. Но обсуждает их тупо в стиле того же Солженицына-почвенника, а ведь сам Былов лицо российского западничества!

Воин, пред коим многие пали
стены, хоть меч был вражьих тупей,
блеском манёвра о Ганнибале
напоминавший средь волжских степей.
Кончивший дни свои глухо в опале,
как Велизарий или Помпей.


Почему меч был вражьих тупей? Российская школа военного искусства никогда не уступала никому. Или если о качестве оружия идёт речь — так тоже с оружием всё было вроде бы неплохо (и «Т-34», и впоследствии «АКМ»). Давайте вспомним дальше:
Что он ответит, встретившись в адской
области с ними? «Я воевал».

Почему в области адской? Почему солдаты-победители должны оказаться в области адской? И почему вместе с ними там Жуков? Я уж не говорю о «блеске манёвра» применительно к Жукову — достаточно почитать книгу Виктора Суворова, чтобы возникли серьёзные вопросы.
Но почему мы, как идиоты, придираемся к мелочам? Нас что интересует, в конце концов, — риторика или смысл? В данном случае Бродский риторически убедителен, лозунго-возразителен. И именно поэтому он так востребован в имперском лагере, где громкость звука есть главный принцип звука и где риторика важнее человечности. У меня очень серьёзные сомнения в том, что Бродский — поэт, которого можно назвать человечным. «Человеческое, слишком человеческое», — мог бы он повторить вслед за великим французом*. Именно французом. Ницше эта фраза не принадлежит.

Почему же «как идиоты»? Именно, как идиот Быков читает этот стишок. Великолепный пример вульгарного литературоведения. Скорее всего, Бродский Суворова не читал, а прочел бы, то ничего бы не изменилось, потому что он не писал стихи «по случаю». Если поэтический журналист желтой газетенки опишет тирана, то получится узнаваемый конкретно Сталин или Путин и сиделец ноне Ефремов зачитает с трибуны трибуном, а когда Бродский описывал тирана, то в образ вписывался и президент банановой республики, и Нерон, и все тираны в истории, и все в галифе… Но забавно, что главный либерал страны обиделся за пехотную винтовку супротив шмайсера. Будто Суворова не читал… И столь же жалка вторая приведенная им обида, характерная для черносотенцев, вроде упомянутого Бондаренко, тянущего Бродского в свечное православие, где давно пребывает сам Быков. Вообще говоря, подобному мышлению давно дано название – когнитивный диссонанс. Или полная труха в адской области мозгов. И, конечно, Бродский человек бесчеловечный, и такую мелюзгу, как Дмитрий Львович, не замечал, и писал «я не люблю людей», но сильно любил МБ и Рейна, а Евтушенко и Бобышева не любил. Но сам-то Быков крайне человеколюбив и человеки отвечают ему взаимностью, скупая тома его краснорожих книжиц.

Пропустим несколько просвещенческих рассуждений нашего идиота о сверхчеловечестве и сверхчеловечности, где писатель скромно опускает себя на уровень обывателя, но:

Мне кажется, что Бродский лишь в очень немногих стихах достиг некоторой новой интонации, не обывательской.

Дмитрий Львович несколько покровительственно и свысока отмечает все-таки редкие удачи гения… и пишет - саркастическая злоба переходит в интонацию высокой печали.

Видимо он уверен, что сарказм всегда злобен, и бесчеловечен, следовательно. И, описывая стихи, замечает «Обратите внимание, какая гениальная строчка. Вот эта имперская мастурбация!

Вот и все литературоведение филолога рукоблуда, словарь, ассоциации… Лучше о Быкове и не скажешь. Умри Денис.
Опуская последующие стыдные рассуждения писателя, не менее гнусные и патриотические, чем уже описанные, заметим сие:

Тут уже шквал негодования на меня обрушивается:
— В чём глубокие истоки вашей нелюбви к Бродскому?
— Конечно, самое простое — сказать «в зависти». Ну, дурак тот, кто не завидует Нобелевской премии. Но дело не в этом.


Для того чтоб завидовать Нобелевской премии, надо иметь хоть какие -то основания на ее получение, даже если литераторам ее сейчас дают за радикальный либерализм или феминизм.  Да и зависть не основная мотивация сапиенсов, как полагают завистники. Но в данном случае мысль о зависти кажется наиболее вероятной, если вспомнить аналогичные писания гражданина в адрес Довлатова и многих других отечественных гениев или недавнее высказывание на бегу по поводу великолепного поэта Л. Глюк, в либерализме не замешанной, что уже оправдывает даже Нобеля. Хотя, возможно, гражданин обиделся за соратницу, беллетристку средней руки Улицкую, с которой он ездил в Израиль науськивать местных против сионизма в пользу абсолютной свободы нравов выкрестов. Промелькнула весть, что ее вроде тоже номинировали в этом году.
Воистину, смутные времена порождают лжепророков и литературных юродивых с веригами свободы без предела под поддевкой просвещения народов.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment