dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

И всё же. Поговорили и?

Соцсети могут лишить иммунитета

Две трети американцев пользуются Фейсбуком. Четверть – Твитером. Социальными сетями пользуется более 90% миллениалов, более 77% эксеров и около половины бейбибумеров. В среднем американец проводит в соцсетях три часа в сутки. Соцсети стали одним из основных, если не основным, механизмов влияния на массовое сознание.

Весь этот электрический мир находится в руках небольшой группы миллиардеров – Зукерберга, Брина, Дорси и их коллег, которые смотрят на все, что окружает их, как на программу, которая должна исправно выполнять поставленную задачу контроля и заработка.

Мы, конечно, радуемся финансовому успеху их технического гения, в нем и нам самим видится возможность добиться аналогичного – они  же смогли! – но в созданно ими программе нам отводится не очень завидная роль. Мы должны молча выполнять полученные команды. В основном две – что покупать и за кого голосовать, чтобы программа работала и все были довольны ею.

Последним ярким примером того, как эти красные программисты попытались контролировать свою аудиторию, стала блокировка аккаунта «Нью-Йорк пост». Это произошло после публикации о содержимом хард-драйва компьютера Хантера Байдена. В блокировке приняли участие Фейсбук и Твиттер. Основанием для этого было то, что материалы недостоверны и поступили со взломанного компьютера, то есть были украдены.

Фейсбук и Твиттер сработали, как цензура советских времен и с тем же успехом. Блокировка дала обратный результат. Благодаря разразившемуся скандалу, материалы «Пост» получили еще большее распространение через консервативные блоги и кабельные каналы. Но сам факт такой жесткой цензуры стал поводом для того, чтобы Цукерберга, Дорси и их коллегу из Гугла Сундара Пичая вызвали для дачи показаний в Сенат.

Из телетрансляции слушаний мне запомнился вопрос сенатора-республиканца Тэда Круза, обращенный к Дорси: «Почему вы, руководствуясь теми же соображениями, не блокировали распространение копии налоговой ведомости Трампа, хотя она была похищена и обнародована против воли хозяина, что является уголовным преступлением?»

Будучи защитниками частного бизнеса мы, безусловно, признаем право его владельца редактировать содержание своих сетей, но только на тех же условиях, на которых этим занимаются все средства массовой информации. Но этого не происходит. Коренное отличие соцсетей от СМИ в том, что закон защищает их от юридической ответственности за появляющиеся в них материалы. Но почему так?

Чтобы понять, какая угроза грозила новым интернет-компаниям и нарождающемуся рынку в начале 90-х, приведем простой пример. Вебсайт Yelp предлагает своим посетителям писать рецензии на различные бизнесы. Но кто-то может написать плохую рецензию с целью повредить сопернику. Редакция любых СМИ, перед тем, как дать ход такому материалу, по крайней мере в теории, должна проверить его соответствие действительному положению вещей. Если материал является клеветническим измышлением, редакция «зарубит» его. Если она опубликует его непроверенным, то пострадавший от его публикации бизнесмен сможет вчинить редакции иск.

Вспомним, как в 2019 году учащийся католической школы Ник Сендмен вчинил серию исков на сотни миллионов долларов оклеветавшим его газете «Вашингтон пост» и кабельным телеканалам CNN, NBC, CBS и другим.  Сегодня Ник Сендмен – мультимиллионер.

Позиция владельцев интернет-сайтов сводилась к тому, что открывая свое пространство для миллионов пользователей, они не в состоянии проверить достоверность миллиардов сообщений, которые в этом пространстве появляются. Поэтому они  должны быть освобождены от юридической ответственности за их публикацию. Конгресс принял этот довод и в Части 230 принятого в 1996 году закона о телекоммуникациях, было записано: «Никакой провайдер или пользователь интерактивного компьютерного сервиса не должен считаться издателем (…) любой информации, представленной другим провайдером этой информации».

То есть, соцсети не должны нести юридическую ответственность за достоверность информации, размещенной на их платформах их пользователями.

Но закон позволял владельцам компаний «интерактивного компьютерного сервиса» модерировать появляющуюся в их пространстве информацию согласно своим стандартам до тех пор, пока они действуют «с добрыми намерениями».

С тех пор Фейсбук с Твитером не столько модерируют, сколько цензурируют появляющуюся в их пространстве информацию, блокируя ту, которая может нанести ущерб их политическим задачам. А их политическая задача очевидна – избавиться от президента Трампа. Вероятно, они квалифицируют это, как то самое «доброе намерение», которое упоминает закон 1996 года.

28 мая этого года президент Трамп подписал исполнительный указ о цензуре в интернете, который инициировал очередное расследование деятельности соцсетей. Его цель – отмена Части 230. Если это произойдет, соцсети ждут безостановочные иски в связи с их деятельностью на ниве политической цензуры.

Скажем, любая известная вам еврейская организация может вчинить иск Твиттеру за публикацию материала иранского руководителя, заявляющего, что Холокост – выдумка. Или же бывший партнер Хантера Байдена – Тони Бобулински сможет вчинить иск Твитеру, который позволяет известным демократам самого высокого ранга называть его участником кампании русской дезинформации. То есть русским агентом. Или же врач, который, исходя из опыта своей работы с тысячами пациентов, рассказывает, что гироксихлорохин – эффективное средство в борьбе с ковидом, а Твитер сообщает, что он может быть шарлатаном. И так далее и тому подобное. И скажите, что это будет не по-честному.

В 1996 году интернет-компании только вставали на ноги, обещая новый рынок. Сегодня это – монстры в прямом смысле этого слова.

Вадим ЯРМОЛИНЕЦ

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments