dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

И о кино. Я выдержал только одну серию

"Это было гнездо, жуткое змеиное гнездо, набитое отборнейшей дрянью, специально,
заботливо отобранной дрянью, эта дрянь собрана здесь специально для того,
чтобы превращать в дрянь всех, до кого достает гнусная ворожба радио,
телевидения и излучения башен"
(Братья Стругацкие, «Обитаемый Остров».)


Основная причина - техническая. Отвратительный звук, половина диалогов невнятна и поэтому непонятна.
Ну ладно, если честно, дело не только в плохом звуке. Дело еще в том, что я знаю, что такое журналистика и кто такие журналюги. Ничего нового мне этот сериал не сообщает.
То, что Трамп называет Fake News, это еще слишком мягкое определение того, что они пишут, а точнее, о чём они не пишут. Они не пишут о воре и корупционере Байдене и о всех остальных ворах и корупционерах из Демпартии ни слова. И только когда уже невозможно молчать, они (New York Times) пишут ложь, о том, что это происки русских и это они подбросили этот лептоп вместе с харддрайвом, e-mail-aми, и фотографиями с проститутками.
На самом деле, Хантер Байден просто элементарно забыл этот лептоп в мастерской. Он его забыл и за ним не приходил. Так что Хантер получается агент русских, именно он подбросил компромат на себя и папашу.
Здесь вообще большая проблема, не только с этим кокнкретным сериалом, но со всей сегодняшней кинопродукцией.
То, что происходит в жизни страшнее, реалистичнее и... увы, интересней, чем то, что снимают.
Наша жизнь превратилась в какой-то кошмарный бесконечный боевик.
Вот здесь рассказывается кто частично был прототипами героев сериала.

https://www.kinopoisk.ru/media/article/4002892/
Странно, что как будто бы всех раскопали. Да не всех. Когда речь идет об учителе-педофиле, это про учителя 57-й школы Бориса Меерсона:
http://wikireality.ru/wiki/%D0%A1%D0%B5%D0%BA%D1%81%D1%83%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D1%8B%D0%B9_%D1%81%D0%BA%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B0%D0%BB_%D0%B2_57_%D1%88%D0%BA%D0%BE%D0%BB%D0%B5
Тем не менее, поставлю рецензию человека, который досмотрел до конца все 4 серии:



«Просто представь, что мы знаем»
— легкий и язвительный сериал Романа Волобуева о русских медиа.
Кому он понравится и что с ним не так?


Источник: Meduza
https://meduza.io/feature/2020/09/28/prosto-predstav-chto-my-znaem-legkiy-i-yazvitelnyy-serial-romana-volobueva-o-russkih-media-komu-on-ponravitsya-i-chto-s-nim-ne-tak


На «Кинопоиск HD» вышел новый сериал Романа Волобуева — «Просто представь, что мы знаем» («ППЧМЗ»). Получилась забавная российская версия «Службы новостей» (The Newsroom) — с поправкой на то, какие новости, такая и служба. О «ППЧМЗ» рассказывает кинокритик Егор Москвитин.

На автомобильной развязке близ небоскребов Москва-Сити (любимой локации после «Водоворота» для сериалов «Кинопоиск HD») прыгает с эстакады мужчина — его инициалы Е.М.



На месте событий случайно оказывается журналистка Белла Мамбетова (Анфиса Черных) — девушка из Нальчика, которая, в отличие от трех своих сестер, не вступила в ранний брак, а сбежала в Москву строить независимые медиа. Белла ведет телеграм-канал с двумя коллегами — Ирой (Рина Гришина, актриса из «Полицейского с Рублевки» и руководитель кинофестиваля Moscow Shorts) и Ксюшей (дебютантка Катя Федина, главное открытие сериала).

Ира попала в новое медиа, потому что накануне 30-летия ей захотелось сделать что-то стоящее, а не писать материалы про унитазы, «пусть даже и за 150 тысяч в месяц». Ксюша выполняет в сериале примерно ту же функцию, что и героиня Элисон Пилл в «Службе новостей»: ей около 20, у нее гепардовая шуба (как в «Настоящей любви»), она бунтарка-идеалистка из богатой семьи и у нее есть девушка, которую она не побоится пригласить на ужин к отцу. Лицо девушки вплоть до четвертой серии толком не показывают, зато в первом эпизоде камера не раз скользит по ее попе — так выглядит male gaze в этичных сериалах 2020 года.


А начинаются приключения девушек с того, что Белла по ошибке принимает самоубийцу Е.М. за легендарного журналиста Евгения Малышева (Евгений Стычкин). А это, между прочим, единственный россиянин с Пулитцеровской премией, и вот он уже пять лет живет в Лондоне, потому что кто-то из героев расследований попытался его убить. Девушки постят новость о смерти Малышева, канал набирает полмиллиона подписчиков, а герой заметки нечаянно реализовывает фантазию всех журналистов — посмотреть, что напишут про него в некрологах. Тут же выходит из творческой комы, летит в Москву (оставив в Лондоне детей и жену-меценатку в исполнении Екатерины Вилковой) и начинает стучаться во все редакции подряд. Но там герою сообщают, что свободных русских медиа в стране больше нет. Тогда Малышев берет деньги у Георга Хенриковича Папы (Артур Ваха в образе главы Life Арама Габрелянова) и становится издателем телеграм-канала ППЧМЗ — того самого, который его похоронил и воскресил. Так у трех журналисток появляется наставник-мужчина — шутка в духе то ли «Ангелов Чарли», то ли «Иствикских ведьм».

Юмористическая составляющая «ППЧМЗ» и правда восхищает — благодаря ей четырехсерийный сериал легко и весело пролетает мимо ушей за два с лишним часа. Каждый эпизод начинается с цитаты великих людей — от Марка Твена до Маргариты Симоньян с тезисом «Свобода слова — это святое». Журналистка, получив приглашение на беседу в СК, наряжается как на БДСМ-вечеринку. В кадре то и дело появляются реальные медиазвезды — вроде Екатерины Шульман, Ильи Красильщика, Анны Монгайт, Юрия Сапрыкина и Ксении Болецкой, — чтобы посмеяться над пафосом журналистской работы. Болецкая, глядя в камеру, дает мудрый совет «Хочешь денег — иди сериалы пиши». Офис телеграмщиц находится в стриптиз-клубе, и разминающиеся в свете неона танцовщицы позволяют Роману Волобуеву, как и в «Последнем министре», поиграть в Паоло Соррентино. Смешны и намеки (Папа управляет редакцией неких «Пост-Новостей») и прямые шпильки в адрес абсолютно всех — от Russia Today до «Медузы». А изображающий Малышева Евгений Стычкин напоминает разом и Олега Кашина, и самого Романа Волобуева. У Волобуева будет смешное камео, а у Кашина — камео текстом: его язвительный твит появится на экране в потоке веселого скринлайфа.

«ППЧМЗ» вообще подтверждает догадку, что «Кинопоиск HD» делает ставку на аудиторию, которая не смотрит, а читает. Впереди у платформы — сериалы по Цыпкину, Глуховскому, Акунину и Иванову. А «ППЧМЗ» — это, несомненно, история для тех, кто когда-то рос на текстах Волобуева и других фигурантов истории, а сейчас не представляет себя без буковок на экране. Герои то и дело жонглируют цитатами из Библии и «Божественной комедии» — и у зрителей, которые эти загадки отгадают, наверняка подскачет уровень эндорфина.

Но афористичность, ирония и публицистическая меткость служат сериалу плохую службу: места для психологической драмы в нем уже не остается. Малышев разрывается между женой-святой и любовницей в инвалидном кресле — и хотя Юлия Снигирь выглядит в этом образе, как богиня на колеснице, —человеческой хрупкости в этом треугольнике нет. Единственная из главных героинь, в трагедию которой хоть немного верится, — лесбиянка Ксюша, но девушки слишком увлечены работой, чтобы пускать зрителей в свою личную жизнь. А блистательный монолог из «Последнего министра» о том, что идеалы важнее комфорта, в «ППЧМЗ» повторяется с погасшим взглядом и слабым голосом — и нужен лишь для того, чтобы один второстепенный персонаж вдруг сказочным образом преобразился и помог главным героям. Сериал молниеносно вплетает в свой сюжет коронавирус (события разворачиваются в марте 2020-го), но так и оставляет его фоновой темой. И доказательством, что между реальностью и даже самым откровенным сериалом о ней в России все равно лежит пропасть.

Каждый эпизод «Службы новостей» был хоть искрометным, но при этом обстоятельным разговором о дружбе, этике, профессионализме, патриотизме и прочих громких словах, которые Аарону Соркину удавалось произносить с нежной ухмылкой. А сценарий «ППЧМЗ» от любой социальной работы будто бы уклоняется, справедливо полагая, что это неблагодарное дело. Процедурные подсюжеты (то есть расследования журналистов) в сериале затрагивают страшные и важные темы: есть эпизод про учителя, которого обвиняют в растлении школьников; про ВИЧ-инфицированную мать, которую лишают родительских прав; и про госкорпорацию, которая душит частный стартап. Но настоящего расследования ни в одном из случаев не выходит. Телеграм-сериал, как и телеграм-канал, — не место для лонгридов.

В свое время Роман Волобуев остроумно описал отличие «12 разгневанных мужчин» Сидни Люмета от «12» Никиты Михалкова: в американском фильме герои договариваются о понятиях справедливости и милосердия, а в российском не могут договориться, мыть руки перед едой или нет. Увы, то же самое можно сказать и про разницу между «Службой новостей» и «ППЧМЗ». Вокруг героев сериала кипит сложная жизнь, а у них не хватает символов в заметке и заряда в аккумуляторе, чтобы что-то про эту жизнь сообщить.

Один из четырех эпиграфов «ППЧМЗ» — афоризм Ильи Осколкова-Ценципера: «В заметке должна быть либо одна мысль, либо ни одной». С сериалами, видимо, та же беда.

С другой стороны, стремительный и смешной четырехсерийный «ППЧМЗ» — это просто большой пилот, проверка гипотезы о том, что у нас есть аудитория для собственной «Службы новостей». Если сериал посмотрят не только свои (и те, кто хочет за таких сойти), то через год он вернется — и превратится в оперативное «Намедни» от Волобуева. Начать придется с выпуска про 2020 год — и уж тогда режиссер наверняка развернется.

Егор Москвитин
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments