dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Речь Эмми Баррет



JUDGE AMY CONEY BARRETT:
Thank you. Thank you very much, Mr. President. I am deeply honored by the confidence that you have placed in me. And I am so grateful, to you and the first lady, to the vice president and the second lady, and to so many others here for your kindness on this rather overwhelming occasion. I fully understand that this is a momentous decision for a president. And if the Senate does me the honor of confirming me, I pledge to discharge the responsibilities of this job to the very best of my ability. I love the United States, and I love the United States Constitution. I am truly humbled by the prospect of serving on the Supreme Court. Should I be confirmed, I will be mindful of who came before me.

The flag of the United States is still flying at half-staff, in memory of Justice Ruth Bader Ginsburg, to mark the end of a great American life. Justice Ginsburg began her career at a time when women were not welcome in the legal profession. But she not only broke glass ceilings, she smashed them. For that, she has won the admiration of women across the country, and indeed, all over the world. She was a woman of enormous talent and consequence, and her life of public service serves as an example to us all.

Particularly poignant to me was her long and deep friendship with Justice Antonin Scalia, my own mentor. Justices Scalia and Ginsburg disagreed fiercely in print without rancor in person. Their ability to maintain a warm and rich friendship despite their differences even inspired an opera. These two great Americans demonstrated that arguments, even about matters of great consequence, need not destroy affection.

In both my personal and professional relationships, I strive to meet that standard. I was lucky enough to clerk for Justice Scalia. And given his incalculable influence on my life, I am very moved to have members of the Scalia family here today, including his dear wife, Maureen. I clerked for Justice Scalia more than 20 years ago, but the lessons I learned still resonate. His judicial philosophy is mine, too. A judge must apply the law as written. Judges are not policymakers, and they must be resolute in setting aside any policy views they might hold.

The president has asked me to become the ninth justice, and as it happens I am used to being in a group of nine — my family. Our family includes me; my husband, Jesse; Emma; Vivian; Tess; John Peter; Liam; Juliet; and Benjamin. Vivian and John Peter, as the president said, were born in Haiti, and they came to us five years apart, when they were very young. And the most revealing fact about Benjamin, our youngest, is that his brothers and sisters unreservedly identity him as their favorite sibling.

Our children obviously make our life very full. While I am a judge, I’m better known back home as a room parent, car pool driver and birthday party planner. When schools went remote last spring, I tried on another hat. Jesse and I became co-principals of the Barrett e-learning academy. And yes, the list of enrolled students was a very long one. Our children are my greatest joy, even though they deprive me of any reasonable amount of sleep.

I could not manage this very full life without the unwavering support of my husband, Jesse. At the start of our marriage, I imagined that we would run our household as partners. As it has turned out, Jesse does far more than his share of the work. To my chagrin, I learned at dinner recently that my children consider him to be the better cook. For 21 years, Jesse has asked me every single morning what he can do for me that day. And though I almost always say, “Nothing,” he still finds ways to take things off my plate. And that’s not because he has a lot of free time. He has a busy law practice. It is because he is a superb and generous husband, and I am very fortunate.

Jesse and I have a life full of relationships, not only with our children, but with siblings, friends and fearless babysitters, one of whom is with us today. I’m particularly grateful to my parents, Mike and Linda Coney. I spent the bulk of — I have spent the bulk of my adulthood as a Midwesterner, but I grew up in their New Orleans home. And as my brother and sisters can also attest, Mom and Dad’s generosity extends not only to us, but to more people than any of us could count. They are an inspiration. It is important, at a moment like this, to acknowledge family and friends.

But this evening, I also want to acknowledge you, my fellow Americans. The president has nominated me to serve on the United States Supreme Court, and that institution belongs to all of us. If confirmed, I would not assume that role for the sake of those in my own circle and certainly not for my own sake. I would assume this role to serve you. I would discharge the judicial oath, which requires me to administer justice without respect to persons, do equal right to the poor and rich, and faithfully and impartially discharge my duties under the United States Constitution.

I have no illusions that the road ahead of me will be easy, either for the short term or the long haul. I never imagined that I would find myself in this position. But now that I am, I assure you that I will meet the challenge with both humility and courage. Members of the United States Senate, I look forward to working with you during the confirmation process. And I will do my very best to demonstrate that I am worthy of your support.

Thank you.

Перевод:



СУДЬЯ ЭМИ КОНИ БАРРЕТ:
Спасибо. Большое спасибо, господин Президент. Я очень горжусь тем доверием, которое вы мне оказали. И я так благодарна вам и первой леди, вице-президенту и второй леди, а также многим другим присутствующим за вашу доброту и доверие. Я прекрасно понимаю, что это важное решение для президента.
И если Сенат окажет мне честь утвердить меня, я обязуюсь выполнять свои обязанности в рамках этой работы в меру своих возможностей. Я люблю Соединенные Штаты, и я люблю Конституцию Соединенных Штатов. Я искренне потрясена перспективой работы в Верховном суде. Если меня утвердят, я буду помнить, кто был на этом месте до меня.

Флаг Соединенных Штатов все еще развевается приспущенным в память о судье Рут Бейдер Гинзбург, в скорби от ухода этой великой американской жизни. Судья Гинзбург начала свою карьеру в то время, когда женщины не приветствовались в профессии юриста. Но она не только пробила стеклянные потолки, она их разбила.
За это она завоевала восхищение женщин по всей стране, да и во всем мире. Она была женщиной с огромным талантом и значимостью, и ее жизнь на службе нашей стране служит примером для всех нас.

Особенно меня научила ее долгая и глубокая дружба с судьей Энтони Скалия, моим наставником.
Судьи Скалия и Гинзбург яростно расходились во мнениях, но не были личными врагами.
Их способность поддерживать теплую и крепкую дружбу, несмотря на их идеологические различия, даже вдохновила на создание оперы об этой дружбе. Эти два великих американца продемонстрировали, что споры, даже по очень важным вопросам, не должны разрушать человеческие отношения.

Как в личных, так и в профессиональных отношениях я стремлюсь соответствовать этому стандарту. Мне посчастливилось работать помощником судьи Скалии.
И учитывая его неоценимое влияние на мою жизнь, я очень тронута тем, что сегодня здесь присутствуют члены семьи Скалия, включая его дорогую жену Морин. Я была помощником судьи Скалии более 20 лет назад, но уроки, которые я извлекла, все еще находят отклик. Его судебная философия стала моей.
Судья должен применять закон по его прямому смыслу.
Судьи - не политики, и они должны решительно отвергать любые политические взгляды, которых они могут придерживаться.

Президент попросил меня стать девятым судьей, и, как оказалось, я и раньше находилась в группе из девяти человек - моей семье.
Я привыкла к такому числу близких мне людей.
В нашу семью входят:
Я, мой муж Джесси; Эмма; Вивиан; Тесс; Джон Питер; Лиам; Джульетта; и Бенджамин.
Вивиан и Джон Питер, как сказал президент, родились на Гаити и приехали к нам с разницей в пять лет, когда были сосвсем маленькими. Наиболее показательным фактом о Бенджамине, нашем младшем, является то, что его братья и сестры безоговорочно считают его своим любимым братом.

(Моё пояснение: Бенджамин, к сожалению, даун)

Очевидно, что наши дети делают нашу жизнь очень насыщенной. Хотя я и судья, дома меня больше знают как домашнего родителя, водителя автопарка и организатора вечеринок по случаю дней рождения. Когда прошлой весной школы перестали работать, я примерила другую шляпу. Джесси и я стали соруководителями академии электронного обучения Barrett. И да, список зачисленных студентов был очень длинным. Наши дети - моя самая большая радость, даже если они лишают меня достаточного количества сна.

Я не смогла бы прожить эту очень полноценную жизнь без непоколебимой поддержки моего мужа Джесси. В начале нашего брака я представлял, что мы будем вести домашнее хозяйство как партнеры, поровну.
Как оказалось, Джесси делает гораздо больше, чем я по дому. К моему огорчению, недавно за ужином я узнала, что мои дети считают его лучшим поваром.
На протяжении 21 года Джесси каждое утро спрашивал меня, что он может сделать для меня в течении дня.
И хотя я почти всегда говорю: «Спасиоб, ничего не нужно», он все же находил способы избавить меня от большинства проблем.
И это не потому, что у него много свободного времени.
У него активная юридическая практика. Это потому, что он великолепный и щедрый муж, и мне с ним очень повезло.

У нас с Джесси жизнь, полная теплых отношений, не только с нашими детьми, но и с братьями и сестрами, друзьями и бесстрашными нянями, одна из которых с нами сегодня. Я особенно благодарна своим родителям, Майку и Линде Кони. Я провела большую часть большую часть своей взрослой жизни на Среднем Западе, но я выросла в их доме в Новом Орлеане. И, как могут подтвердить мой брат и сестры, щедрость мамы и папы распространяется не только на нас, но и на большее количество людей, чем любой из нас мог бы сосчитать. Они вдохновляют. В такой момент важно отдать должное семье и друзьям.

Но в этот вечер я также хочу поблагодарить вас, мои соотечественники-американцы.
Президент номинировал меня в члены Верховного суда Соединенных Штатов, и этот институт нашей страны принадлежит всем нам. Если меня утвердят, я не возьму на себя эту роль ради моих близких, и уж тем более не ради себя.
Я возьму на себя эту роль, чтобы служить вам. Я принесу судебную присягу, которая требует, чтобы я отправляя правосудие невзирая на лица, отстаивала равные права и для бедных и для богатых и честно и беспристрастно исполняла свои обязанности в соответствии с Конституцией Соединенных Штатов.

У меня нет иллюзий, что впереди меня ждет легкий путь как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе.
Никогда не думала, что окажусь в таком положении. Но теперь, когда я это делаю, уверяю вас, что приму вызов со смирением и мужеством. Члены Сената Соединенных Штатов, я надеюсь работать с вами в процессе подтверждения. И я сделаю все возможное, чтобы продемонстрировать, что достойна вашей поддержки.

Спасибо.

Добавлю еще, что прогрессивные СМИ из-за всех сил представляли её религиозной фанатичкой, Торквемадой в юбке.
В этой речи ни одного слова о религии и о боге не прозвучало.


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments