dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Доклад Аннушки к следующему заседанию клуба

Испания в 15ом веке. Война за кастильское наследство.Изабелла и Фердинанд. 1492ой год


В начале напомню о своем предыдущем докладе ов Испании 14 го века, итак:
Альфонсо XI Кастильский Справедливый — король Кастилии и Леона с 1312 года. Знаменитый полководец, большую часть своего царствования проведший в войнах с маврами и основательно подорвавший их могущество на Пиренейском полуострове. Оставил множество внебрачных детей, что впоследствии привело к борьбе между его сыновьями Педро (Педро Жестокий) и Энрике (Энрике граф Трастамарский) за кастильский престол.
В результате многочисленных интриг, сражений, союзов Энрике Трастамара вступил на престол под именем Энрике II.

Изабелла Кастильская- главная героиня сегодняшнего доклада его прямой потомок из династии Трастомарa.




Дочь короля Кастилии Хуана II от второго брака.

После смерти отца в 1454 году, королём Кастилии стал старший брат Изабеллы—ЭнрикеIV . Из-за своей неспособности произвести потомство этот правитель получил прозвище «Бессильный».
В возрасте 15 лет Энрике женился на инфанте Бланке Наваррской, дочери Бланки I Наваррской и Хуана II Арагонского. В 1453 году брак был аннулирован папой Николаем V, так как Энрике на протяжении всего брака не вступал в интимную связь со своей супругой.
Второй раз король женился на Жуане Португальской, которая также, как говорили, оставшись нетронутой после первой брачной ночи, вскоре взяла себе любовника Бельтрана де ла Куэву. Рождённая ею девочка, Хуана,

воспринималась всеми как плод адюльтера и получила прозвище «Бельтранеха» в честь своего предполагаемого отца. Со второй женой король также развёлся.

Эти факторы — бессилие короля Энрике, измены королевы Жуаны и сомнительность происхождения её дочери Хуаны сделали вопрос престолонаследия актуальным. Знать принудила короля Энрике назвать наследником своего младшего брата Альфонсо (XII) Соперника (Изабелла была средним ребёнком). Король первоначально согласился, предполагая, что Альфонсо женится на его дочери Хуане Бельтранехе, но спустя некоторое время передумал.

Кортесы, взяв под контроль Альфонсо и провозгласив его королём в Авиле, вступили в борьбу с королём Энрике (Битва при Ольмедо (1467)). Вся Кастилия разделилась на два враждебных лагеря: северные провинции были за Энрике, южные — за Альфонсо. Год спустя в возрасте 14 лет Альфонсо умер, и надежды мятежных дворян сосредоточились на Изабелле. Но она отвергла их заигрывания, оставаясь лояльной к брату, и он официально провозгласил её наследницей престола в 1468 году подписав Договор у Быков Гисандо, в силу которого наследницей престола (принцессой Астурийской) признавалась Изабелла, причём король обязывался не принуждать её к нежелательному для неё браку, а она обязывалась не выходить замуж без согласия брата. Таким образом, ради установления стабильности в королевстве и недопущения новой гражданской войны, король пренебрёг своей официальной дочерью Хуаной Бельтранехой. Энрике IV пытался выдать свою сестру Изабеллу замуж, предлагая ей несколько кандидатов, но она отвергла его варианты, тайно выйдя замуж за Фердинанда, принца Арагонского.

Изабелла и её муж Фердинанд после свадьбы
Инициатива венчания исходила от архиепископа Толедского Альфонсо Каррильо де Акуньи. Брак с 17-летним Фердинандом был заключён 19 октября 1469 года предположительно в Вальядолиде, хотя есть версия, что он был заключен в Алькасаре Сеговии. Бракосочетание было тайным, король Энрике не дал на него своего разрешения. Свита жениха прибыла в Кастилию, переодевшись купцами. Кроме того, так как жених и невеста были троюродными братом и сестрой, требовалось разрешение от папы. Необходимый документ был сфабрикован, а разрешение было получено задним числом. Фердинанд, наследник трона Арагона, в силу брачного договора обязывался жить в Кастилии, соблюдать законы страны и ничего не предпринимать без согласия Изабеллы, становясь, таким образом, принцем-консортом при будущей королеве.

Узнав об этом, Энрике объявил сестру нарушившей договор и по причине этого лишённой престола, объявив своей наследницей Хуану. И хотя впоследствии Энрике помирился с сестрой и признал её союз с Фернандо, после смерти Энрике ситуация с престолонаследием оказалась спорной.

Изабелла провозгласила себя королевой 13 декабря 1474 года в Сеговии, сторонники же Хуаны поднялись в защиту её прав, таким образом началось междоусобие,(Война за кастильское наследство ) в которое вмешался король Португалии Афонсу V, дядя Хуаны Бельтранехи, которую он взял в жёны в 1475 году как обоснование своих притязаний на Кастилию и восстановления на её троне законной королевы — Хуаны.
Война за кастильское наследство
— вооружённый конфликт, проходивший с 1475 по 1479 год между сторонниками Хуаны Бельтранехи, и Изабеллы за право наследования Кастильской короны. В этой войне на стороне Изабеллы выступал Арагон, за наследником которого она была замужем, а на стороне Хуаны, по аналогичной причине, — Португалия. Франция выступила на стороне Португалии по причине наличия территориальных споров с Арагоном за территории в Италии и Руссильон.
Несмотря на первоначальные успехи, вследствие нерешительности Афонсу V и после ничейного результата битвы при Торо сторонники Хуаны утратили единство, а Изабелла была признана кортесами в 1476 году.
Война завершилась в 1479 году подписанием Алкасовашского договора, согласно которому Фердинанд и Изабелла признавались королями Кастилии. Этот договор закреплял владычество Португалии в Атлантике. Хуана утратила право на наследование кастильского престола.
Однако на момент провозглашения Изабеллы в качестве королевы, Фердинанд находился в Арагоне и был провозглашён лишь как законный супруг королевы, а не король. Это сильно его оскорбило и поставило их брак под угрозу. Подписанием Соглашения в Сеговии между супругами был урегулирован вопрос о властных полномочиях в Королевстве Кастилия и Фердинанд стал королём-соправителем своей супруги, получив широкие властные полномочия. Кортесами при этом было постановлено, что управление государством должно исключительно принадлежать Изабелле, что участвовать в нём Фердинанд может лишь как её уполномоченный, что акты о назначении на должность и произнесение судебных приговоров должны совершаться от имени обоих супругов, что имена их должны чеканиться на монетах, но казна и войско Кастилии и Леона должны находиться в исключительном распоряжении Изабеллы.
Изабелла была известна умом, энергией, непреклонным характером, отличалась упорством, богобоязненностью и самонадеянностью. Она проводила время то в походах, где, сидя на лошади, сама нередко командовала отрядами, то в кабинете, где вместе со своими секретарями занималась чтением и составлением государственных бумаг.

Во внешности королевы особо выделялись зеленовато-голубые глаза, характерные для династии Трастамара. Цвет лица был нежным, волосы золотистыми, рост — невысокий, а телосложение не особенно изящным. Тем не менее отмечали, что в облике её было врожденное благородство и достоинство.
Так как детство своё она провела вдали от двора и её не рассматривали как наследницу, образование её было достаточно слабым. Её обучили чтению, письму и хорошим манерам. Вышивание осталось её любимым занятием и отдыхом от государственных дел. Многие пробелы в своём образовании ей впоследствии пришлось навёрстывать самой.
В течение своего почти 30-летнего царствования, богатого событиями, Изабелла сумела возвысить королевскую власть Кастилии до небывалой дотоле высоты. Самоуправство кастильских грандов и независимость городов были сильно ограничены; кортесы все более утрачивали свою самостоятельность и подчинялись королевскому абсолютизму. Ту же участь испытали и 3 духовно-рыцарских ордена Кастилии (сантиагский, калатравский и алькантарский), после того, как Изабелла сделала своего мужа их великим магистром. В религиозных делах Изабелла стремилась ограничить зависимость кастильской церкви от римской курии и ещё более подчинить её королевскому авторитету.

1492 год
1492 год был эпохальным для правления Изабеллы, в нём совместилось несколько крупнейших событий: взятие Гранады, обозначившее конец Реконкисты, покровительство Колумбу и открытие им Америки, а также изгнание евреев и мавров из Испании.

ЗАВОЕВАНИЕ ГРАНАДЫ

Чтобы связать себя узами совместного предприятия и залечить раны междоусобных войн 1470-х годов, правители Кастилии и Арагона в 1482 году снова начали кампанию по обращению мусульманского королевства Гранада в христианство. Чтобы сломить сопротивление Гранады, потребовалось десять лет, ведь это был не только «один из самых великих и красивых городов», по словам египетского путешественника, но и грозная естественная крепость, которой, несмотря на внутренние разногласия и экономический спад, все же удавалось отражать натиск кастильцев. Эта война не слишком отличалась от предыдущих — скорее длительные и дорогостоящие осады и разорение соседних деревень, чем стремительные набеги. Не изменился и состав армии: пехота из горожан, дворянская конница, а также кавалерия военных орденов и церкви и королевские отряды — очень небольшая доля от общей численности. Личные дружины дворян все еще оставались значимой силой. Новинкой на последней стадии борьбы христианства с мусульманами на Иберийском полуострове стало более широкое применение пехоты и артиллерии, включая примитивные образцы аркебуз. Как и раньше, основным источником средств на войну послужили доходы церкви.

Капитуляция произошла в начале 1492 года, ее условия для побежденных были столь же благородными, как и в XII и XIII веках. Возможно, в знак примирения «Католические короли» нарядились в мусульманское платье, когда въезжали в город. Однако, несмотря на щедрость победителей, к 1494 году большинство мусульманской знати вернулось в Северную Африку. Что касается населения королевства Гранада, которое составляло предположительно 300 000 человек, после краткого периода мирного сосуществования начался процесс обращения. Налоги и снижение веротерпимости спровоцировали череду восстаний, и в 1502 году гранадцам предложили выбирать между обращением и изгнанием. При этом за выезд из страны полагалось платить и оставлять детей, поэтому многие предпочли остаться и принять христианство. Они поселились в «резервациях» в Альпухаррасе (горный район на юго-востоке Гранады) и получили довольно уничижительное прозвище «мориски». Как и прежде, христиане обосновывались в основном в укрепленных городах и замках короны, а сельская местность перешла в распоряжение дворянства, военных орденов и городских советов.

Завоевание Гранады оказалось лучшим из возможных началом правления «Католических королей». Десять лет подряд лучшие войска Южной Кастилии под королевским знаменем участвовали в королевских кампаниях. Последняя победа дала монархам возможность осыпать почестями самых преданных и отважных вассалов. Эмоциональное воздействие победы на современников не передать словами: «Куда значительнее, чем открытие Америки», — восторгался один очевидец; «Конец бедам Испании!» — восклицал другой. В этой атмосфере ликования после успешного завершения векового конфликта Изабелла и Фердинанд, располагавшиеся лагерем в шести милях от Гранады, в новом христианском городе Санта-Фе, сочли, что настала пора дальнейшего укрепления положения монархии.

Альгамбрский эдикт


Альгамбрский эдикт, иначе Гранадский эдикт — указ королевских величеств Фердинанда II Арагонского и Изабеллы I Кастильской, изданный в 1492 году, об изгнании со всех территорий их королевств тех евреев, которые до 31 июля этого года откажутся принять христианство.

Этот эдикт был первым в истории Испании, согласно которому с её территории изгонялся целый народ, проживавший здесь уже на протяжении полутора тысячелетий. Многие из евреев под сильнейшим нажимом властей приняли католическую веру (криптоиудеи, презрительно называемые испанцами марраны). При этом они постоянно находились в центре пристального внимания инквизиции, подозревавшей их в мнимом переходе в христианство и тайной приверженности своей старой религии. Многие тысячи выявленных инквизицией подлинных и мнимых нарушителей из среды марранов были судимы и приговорены к сожжению (аутодафе).
Испания представляла наиболее благоприятные условия для развития инквизиции. Не христиан, именно евреев и мавров, было много в местностях, отвоеванных от мавров королями христианских королевств Пиренейского полуострова. Евреи и усвоившие их образованность мавры являлись наиболее просвещёнными, производительными и зажиточными элементами населения.
Уже в конце XIV века масса евреев и мавров были вынуждены принять христианство под действием массовых погромов, так как народе распространялись слухи о еврейском (совместно с маврами или же с французскими прокаженными) заговоре с целью отравления колодцев, о распространении евреями чумы. При этом не исключено, что многие продолжали тайно исповедовать религию отцов.
Сферы деятельности выкресты-конверсо во многом унаследовали у евреев (торговля, администрация и финансы: откуп и сбор налогов, управление сеньориальными и коронными землями и т. п.), но также проникли в институты, куда евреям вход был воспрещен или ограничен: в церковную иерархию, суды, университеты, придворную среду.
Рост богатства и власти выкрестов в Испании вызывал негативную реакцию, в частности аристократии и городского среднего класса. В изобилии появились антисемитские теории заговора. Говорили, будто конверсо — часть тщательно разработанной схемы, с помощью которой евреи пытаются разрушить испанское дворянство и Католическую церковь изнутри.
Систематическое преследование этих подозрительных христиан инквизицией начинается при Изабелле Кастильской и Фердинанде Католике, реорганизовавших инквизиционную систему.
В 1478 году была получена булла от Сикста IV, разрешавшая католическим королям установление своей инквизиции, в 1480 г. были назначены первые инквизиторы, а в 1481 г. в Севилье произошло первое аутодафе.

Первыми главами испанской инквизиции были: доминиканец, духовник королевы Изабеллы, Томас де Торквемада (1483–1498), и доминиканец, архиепископ Севильский, наставник принца Хуана, Диего де Деса (1498–1506); оба отличались рвением в преследовании «новых христиан» и оба, согласно слухам, сами были еврейского происхождения.


Предыстория

Евреи селились на Иберийском полуострове ещё в глубокой древности, до разрушения Второго Иерусалимского храма и изгнания их из Иудеи в I веке при римских императорах династии Флавиев, Веспасиане и Тите. Крупные иудейские общины в те времена существовали в таких городах, как Сарагоса, Кордова, Гранада, Жерона, а также на Балеарских островах. Пришедшие на смену римлянам вестготы вначале также мирно уживались с иудеями. Лишь после издания направленных против иудаизма постановлений католического Толедского собора (638 год) начинается эпоха религиозных преследований, насильственных крещений и погромов, приведших к тому, что к моменту прихода арабов-мусульман в Испанию в середине VIII столетия официально исповедовать иудаизм на территории Вестготского государства стало невозможным. Поэтому приход мавров был воспринят евреями с ликованием. Многие представители еврейского народа занимали при дворах арабских властителей высшие государственные должности, из среды евреев мусульманской Испании вышло большое количество знаменитых учёных, крупных промышленников и купцов.

Однако с приходом к власти в мусульманских Испанских владениях берберской династии Альмохадов, фанатичных приверженцев ислама, положение их иудейских подданных резко ухудшилось. Теперь уже мусульмане вынуждали евреев под страхом расправы принимать ислам, их изгоняли из родных мест, разрушались синагоги. В результате многие евреи бежали на север, в христианские государства Испании или в Египет.
После взятия Гранады испанскими войсками 2 января 1492 года закончилась 700-летняя эпоха «отвоевания Родины», известная как «Реконкиста». Последние военные кампании, закончившиеся полной победой над маврами, стали возможными в том числе и благодаря финансовой поддержке, полученной от банкиров-евреев Исаака Абраванеля и Абрахама Сеньора (1412—1493).

В эдикте, подписанном в гранадской Альгамбре Изабеллой и Фердинандом, указывалось на то, что среди принявших крещение евреев имеется немалое количество «плохих христиан», которые оказывают негативное влияние на новообращённых. Причиною этого является слишком близкое, смешанное существование христиан и иудеев в испанском обществе. Так как все прежние меры по уменьшению отрицательного влияния иудейства на жизнь христиан — переселение евреев в гетто, введение инквизиции, высылка за пределы Андалузии — оказались малоэффективными, принимается решение об изгнании всех иудеев из Испании. Как особо отвратительными и непереносимыми для новообращённых указывались соблюдаемые евреями религиозные праздники и традиции, такие, как обрезание , Пейсах, кашрут, а также неуклонное соблюдение требований Моисеева закона.
Для Арагона, в отличие от Кастилии, в изгнании евреев имелись не только религиозные основания, но и хозяйственно-экономические причины. Так, в статьях, касающихся Арагона указывалось, что евреи «своими ростовщическими, невыносимо тяжёлыми процентами захватывают христианское имущество, пожирают его и заглатывают». И что евреи — заразная чума, побороть и победить которую можно только их полным изгнанием.

Последствия

Спорным является то количество евреев, которые вследствие Альгамбрского эдикта вынуждены были покинуть Испанию — число это в оценках учёных колеблется от 130 тысяч до 300 тысяч. Согласно последним оценкам, из Кастилии были изгнаны от 80 тысяч до 110 тысяч иудеев, в Арагоне — от 10 тысяч до 12 тысяч (при общей численности жителей в то время в обоих испанских королевствах в 850 тысяч человек). Количество оставшихся и принявших крещение установить ещё сложнее, так как их число в источниках не указывается. Многие евреи бежали в Португалию, где они вначале были милостиво приняты королём Жуаном II, нуждавшимся в их капиталах. Тем не менее пребывание для евреев в Португалии было ограниченным по времени — в течение 2 лет не принявшие христианства должны были покинуть и эту страну. Так как Португалию пожелали покинуть лишь немногие, часть иудеев была схвачена и крещена насильно, а отказавшиеся были обращены в рабство и отправлены на работы на африканские плантации. При наследнике Жуана II, короле Мануэле I, после кратковременного периода терпимости, был принят указ, подобный Альгамбрскому, — все иудеи и мавры, отказавшиеся принять христианство, должны были покинуть Португалию до октября 1497 года.

Большинство евреев-сефардов, покинувших в конце XV века Испанию и Португалию, расселились небольшими общинами в Северной Африке, Египте и в Леванте, а также в Греции, пользуясь покровительством турецкого султана Баязида II. Часть из них осела в Европе, прежде всего в Италии. Здесь евреев принимали по-разному. Весьма враждебно они были встречены на Сицилии и в Неаполе, управлявшихся испанцами, а также в Миланском герцогстве, ставшем испанским с 1504 года (отсюда евреи также изгонялись). В то же время Медичи во Флоренции открыто зазывали к себе евреев и предоставили им для жительства город Ливорно. Подобным образом приняла сефардов и Венецианская республика, даже специально расширившая для них границы своего гетто. Много евреев поселились также в Папском государстве, прежде всего в Анконе и в Риме. В Папском государстве они были объявлены находящимися под защитой церкви. Кроме итальянских государств, испанские и португальские евреи поселились в Гамбурге, Амстердаме и в Антверпене.

Изгнание евреев оказало серьёзное воздействие на испанскую экономику. Несмотря на то что имущество евреев, их дома и земли, распродавались к выгоде коренного населения по низкой цене, серьёзный ущерб понесли торговля, финансы страны и банковское дело. С уходом из Испании еврейских капиталов стало невозможным финансирование крупных государственных, военных и хозяйственных проектов, пришло в упадок кредитное хозяйство (так как христианам запрещалось заниматься ростовщичеством). Лишь с началом импорта золота и серебра из испанских колоний в Южной Америке Испания временно сумела выйти из тяжёлой экономической ситуации. Кроме этого, страна лишилась многих искусных мастеров-ремесленников, дипломатов и языковедов, врачей и учёных.

Одной из целей принятия Альгамбрского эдикта в Испании было обеспечение религиозного единства страны наряду с уже достигнутым политическим единством. Поэтому после принятия эдикта, в 1501 году, из Испании были изгнаны также все мавры-мусульмане, отказавшиеся принять крещение. В 1609—1614 годах были изгнаны и мориски (мавры, принявшие христианство). Новоокрещенные евреи и мавры находились под надзором инквизиции. Тем не менее, многие марраны (криптоиудеи) и после принятия католичества продолжали тайно исповедовать свою прежнюю религию.

Процесс изгнания проходил на фоне других форм этнической дискриминации. Например, ещё в 1449 году испанскими властями в Толедо был принят декрет о «нечистой еврейской крови» и необходимости поддержать чистоту крови испанской (estatutos de limpieza de sangre). Для занятия чиновничьих должностей и повышения в звании в армии кандидат должен был предоставить доказательства того, что среди его предков не было марранов либо морисков. Всё это привело к возникновению атмосферы враждебности в испанском обществе XVI—XVII веков, где образовалась пропасть между «новыми» и «старыми» христианами. В то же время многие знатные роды Испании, как оказалось впоследствии, имели евреев-сефардов в качестве предков или родственников.
В 1968 году испанское правительство генерала Франко объявило Альгамбрский эдикт недействительным, и 1 апреля 1992 года испанским королём Хуаном Карлосом I — потерявшим силу. В тот же день король посетил мадридскую синагогу и просил прощения за решение, принятое его предшественниками почти 500 лет назад. В связи с 500-летием изгнания иудеев из Испании испанский парламент в 1992 году утвердил закон, регулирующий отныне отношения между Испанским государством и союзом еврейских общин Испании.

Приложения:
1. Описание изгнания евреев в книге современного испанского историка:
ХУАН ЛАЛАГУНА
ИСПАНИЯ. ИСТОРИЯ СТРАНЫ:
ИЗГНАНИЕ ЕВРЕЕВ

Изгнание евреев, очевидно, показалось способом упрочить власть в стране. Это произошло всего через три месяца после капитуляции Гранады. Евреям предложили обратиться в христианство или оставить земли Кастилии и Арагона в течение четырех месяцев. Число тех, кто предпочел уехать, составляет предмет горячих споров; по последним оценкам, таких было от 60 000 до 70 000 человек, и многие из них вернулись после того, как королевский указ позволил им возвратиться и потребовать обратно свое имущество, если они могли доказать, что приняли христианство. Согласно мнению ряда исследователей, влияние изгнания евреев на экономическую и демографическую ситуацию в стране сильно преувеличено.

2. Альгамбрский эдикт

Короли Фернандо и Исабель, божьей милостью короли Кастилии, Леона, Арагона и других владений короны... принцу Хуану, нашему дорогому и любимому сыну, герцогам, маркизам, графам, религиозным орденам и их магистрам...сеньерам Кастилии, кабальеро и всем евреям и еврейкам любого возраста, а также всем, кого касается это послание - здоровья вам и милости.

Хорошо известно, что в Наших пределах живут некоторые плохие христиане, которые иудействовали и отрекались от Святой Католической Веры, что было вызвано, в основном, контактами между евреями и христианами. По этой причине в 1480 г. Мы приказали, чтобы евреи были отделены (от христиан) в городах и провинциях Наших владений и чтобы были выделены для них отдельные кварталы, в надежде, что вследствие этого разделения, ситуация исправится. Мы также приказали создать в этих районах инквизицию. За 12 лет существования инквизиции Мы выявили многих виновных. Инквизиторы и другие люди сообщали Нам о большом вреде, причиняемом общением евреев с христианами. Эти евреи пытаются любыми способами подорвать Святую Католическую Веру и создают препятствия на пути верующих христиан в приближении к ней. Эти евреи обучают этих христиан своим обрядам и наставляют их в своей вере, делают обрезание их детям, дают им книги для их молитв, объявляют им дни постов, собирают их, чтобы учить их своим законам, сообщают даты праздника Пасха и затем дают им хлеб без дрожжей и мясо, приготовленное церемониальным образом, и рассказывают им о продуктах, от которых им стоит воздерживаться в области питания, и иное, требуемое для соблюдения законов Моисея, убеждая их в том, что не существует никакого иного истинного закона, кроме этого. Основываясь на показаниях как этих евреев, так и тех, кого они совратили, можно понять, что Святой Католической Вере был причинен большой вред и ущерб.

Хотя Нам было известно истинное средство избавления от этих пагубных явлений и сложностей, а именно прервать всякое общение между вышеупомянутыми евреями и христианами и выслать их за пределы всех наших владений, Мы удовлетворились изгнанием вышеозначенных евреев из всех городов и деревень Андалусии, где они нанесли, по всей видимости, наибольший вред, веря в то, что этого будет достаточно, и в этих, и иных городах, городках и деревнях, находящихся под Нашей властью и в Наших владениях эти меры окажутся действенными, и эти явления прекратятся. Но Нам сообщают, что этого не произошло, и суды, произведенные над несколькими из вышеупомянутых евреев, которых нашли наиболее виновными в вышеуказанных преступлениях против Святой Католической Веры, не оказали должного воздействия, чтобы искоренить и эти преступления и правонарушения. И кажется, что евреи с каждым днем увеличивают свое зло и вредную деятельность против Святой Католической Веры в местах своего проживания. Для того, чтобы не дать им возможности еще более оскорблять нашу Святую Веру, как в тех, кого Бог до сих пор хранил, так и в тех, кто пал, но исправился и вернулся в лоно Святой Матери Церкви, но вследствие слабости человеческой природы, может податься соблазну дьявола, постоянно ведущего против нас борьбу, Мы устраняем основную причину, и вышеназванные евреи, если не крестятся, должны быть изгнаны из королевства. Поскольку в случае совершения отвратительного и тяжелого преступления некой группой разумно, чтобы данная группа была распущена и уничтожена, и чтобы меньшие были наказаны вместе с большими, один за другого, те, кто не дает добрым и порядочным людям спокойно жить в их городах и может своим общение нанести вред другим, должны быть изгнаны из среды людей и за меньшие проступки, наносящие ущерб государству, а уж тем более за эти опасные и заразительные преступления. По этой причине Высокий Совет, состоящий из старейшин, кабальеро и иных добросовестных людей, решил после долгого обсуждения, что все евреи и еврейки должны покинуть наше королевство, и им никогда не будет дозволено вернуться обратно.

Касательно этого, Мы приказываем данным эдиктом, чтобы евреи и еврейки всех возрастов, находящиеся в Наших владениях и на Наших территориях, покинули их вместе с сыновьями и дочерьми, слугами и близкими и дальними родственниками всех возрастов в конце июля этого года и не смели возвращаться в наши земли, и не проходили через них, так что, если какой-либо еврей окажется на этих территориях, либо вернется в них, то будет казнен, а его имущество конфисковано. И Мы приказываем, чтобы ни один человек в Нашем королевстве, любого общественного статуса, включая знать, не укрывал у себя и не защищал ни одного еврея или еврейку прилюдно или тайно с конца июля и в последующие месяцы в своих владениях или иных местах, с риском потерять, в качестве наказания, все свои наделы и укрепления, привилегии и наследственное имущество. И для того, чтобы евреи могли распоряжаться своими домами и всем своим имуществом, Мы берем их под свою охрану и опеку так, чтобы к концу июля они смогли продать или обменять свою собственность, мебель и любой иной предмет свободно по своему разумению. В этот промежуток времени никто не имеет права как-либо ущемлять их, оскорблять или относиться к этим людям несправедливо, или посягать на их имущество, а те, кто нарушит этот указ, подвергнутся каре за пренебрежение к Нашей королевской защите.

Мы даем право и разрешение вышеназванным евреям и еврейкам забрать с собой из Наших владений свое имущество и увезти его по морю или по суше, за исключением золота, серебра, чеканных монет, а также иных предметов запрещенных (к вывозу) законами королевства не включая разрешенные предметы и ценные бумаги.

Мы приказываем, чтобы этот эдикт был провозглашен на всех площадях и во всех местах собрания всех городов и во всех основных городах и деревнях и населеных пунктах епископств, через глашатая, в присутствии общественного писца и чтобы никто не поступал обратным образом под страхом наказания со стороны Нашей Королевской Милости, снятия с должностей и конфискации имущества нарушителей. Мы также приказываем, чтобы подписанное свидетельство о выполнении эдикта было представлено суду.

Дано в Гранаде 31 марта 1492 года от рождества Христова. Подписано мной, Королем, и мной, Королевой, и Хуаном де Колома, секретарем Короля и Королевы, написавшим этот эдикт по приказу Их Величеств.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments