dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Кантри. Взгляд из Питера.

Если Вы помните, мой проект посвященный Кантри, назывался: Кантри. Взгляд из Бостона.
Но оказывается...

В Петербурге живет человек, который любит Кантри так же, как и я.
Он мне присылал ссылки на свой ЖЖ, где есть записи, посвященные этому жанру американской музыки.
Я правда, ему предложил написать о российских группах, которые показывают СВОИ песни в этом жанре.
И сначала он как бы согласился, но все-таки ничего пока не написал об этом, а предложил мне перетащить к себе в ЖЖ его готовые тексты, опять же об отдельных исполнителях и авторах американского Кантри.
Вот фрагмент из нашей переписки.
Его e-mail:

Здравствуйте! Это Андрей (мы с Вами в ЖЖ списывались). Русское кантри и все такое. Это интересно, то что Вы посоветовали... Написать о русском кантри... В ближайшее время займусь этим.

Мой e-mail.

Хорошо, присылайте текст, фотографии и адреса видео на YouTube. Поставлю к себе в ЖЖ.
Если захотите и позволите, подредактирую и предложу Вам для публикации чуть отредактированный вариант.
Если не захотите, поставлю как есть.
Сразу к Вашему тексту дам свой комментарий на основании того, что я услышу и увижу на видео. Т.е., это будет и Ваша публикация и мой отклик в одном флаконе.


Его ответ:

Здравствуйте! До написания о кантри на русском - еще далеко, но я сейчас пишу цикл статей о кантри, и у меня вопрос: может быть, это будет интересно читателям вашего жж и вы бы сделали перепост? 
Они здесь:

http://graffik.livejournal.com
Их там штук семь пока...
Я пишу о том кантри, которое мне нравится... Как сказал мой друг, знаток кантри, таким макаром можно и книгу собрать-)
Буду рад, если что-нибудь перепостите.


Я пошел по ссылке и прочел все тексты Андрея.
У всех, этих текстов, по-моему, есть один общий недостаток. Они - вне контекста и почти вне сегодняшнего времени.
Мой проект по Кантри имел хронологическую последовательность, я пытался показать развитие жанра.
Главным итогом этого развития стало по-моему, вот какое явление:
Кантри границы жанра переросло.
Кантри-исполнители поют и блюзы и джаз и рок и просто красивые лирические мелодии, никакой особой жанровости ни в исполнении ни в музыке ни в словах, нет. Все недавние песни это доказывают. Общее у них только то, что их тексты и их музыка, как правило, намного качественнее, чем откровенная попса. Грубо говоря, в лучшие песни Кантри их по глубине текстов и образам можно сравнить с песнями Высоцкого и Окуджавы, разумеется, лучшие, я это повторяю. Ну и примерно так же выглядят лучшие исполнители.
Поэтому, я для себя сегодняшнее Кантри определил как музыку взрослых и умных людей, в отличие от тупой, однообразной и примитивной музыки для подростков.
 Андрей же пишет в основном о традиционном Кантри, том Кантри, где все певцы выступали в ковбойских шляпах и пели об одиночестве ковбоя, о несчастливой любви этого путника, о том, что город, полный соблазнов украл ковбоя и девушку и счастье, ну и т.д. И мелодия была несколько примитивной и однообразной. Сейчас разумеется уже ничего примитивного и однообразного в лучших песнях этого жанра нет, а певцы выступают не только в ковбойских шляпах и даже упоминают в своих песнях книги лауреата Нобелевской Премии Уильяма Фолкнера. Скажем, Эрик Черч.


Кстати, видеоролик снят в городе и автор песни и ее исполнитель совсем не в ковбойской шляпе. Он выглядит даже чуть-чуть "ботаником", студентом или, скорее, аспирантом, ему уже под тридцать
Ничего удивитлельного, кантри уже давно поет и о городских жителях, даже жителях крупных городов. И об их проблемах, а не только о проблемах одиноких всадников.
Вот это видео великой кантри-певицы Рибы Маккинтайр показывает Бостон, город, в котором я живу. Именно в Бостон приезжает в командировку герой ее песни. Он - совсем не ковбой, а вполне успешный молодой мужчина, делающий каръеру. А песня эта спета еще 20 лет назад. Песня называется, "Кто-нибудь в Новой Англии". Бостон, как раз столица Новой Англии.

Вот почему я считаю, что Андрей несколько задержался в прошлом, тем не менее, я перетаскиваю к себе несколько его текстов. Ну а теперь слово Андрею.
Он начинает свой цикл с Блейза Фоли.

Оригинал взят у graffikв Блейз Фоли: техасский трубадур (1949-89)

О Блейзе Фоли я узнал не менее странно,чем о Таунсе Ван Зандте. Случайно и без чьей либо подсказки. Искал на ютубе что-то конкретное – и случайно щелкнул на видяшку, где был изображен бородатый мужчина в ковбойскйо шляпе. Песня сразу понравилась – она была проста, как седельная кожа и называлась Сlay pigeons. Простая гармония, мотив повторяется как пружина, накручивается, и сама песня - кажется бесконечной, как дорога... и все это на фоне приятного баритона. Кто он?
Блейз Фоли - техасский трубадур или (используя жаргон “Вечернего Ленинграда” , назвавшего Иосифа Бродского окололитерурным трутнем) – "околомузыкальный" трутень. Он никогда не работал – не знал, что такое по восемь часов в день бегать по городу или столько же времени зарабатывать геморрой, сидя в душном офиссе. Он был сродни, мне кажется, Генадию Жукову, у которого тоже не было ни работы, ни дома, ни семьи (если кто не знает, Жуков – великолепный ростовский поэт и бард, практически не имевший постоянной крыши над головой и не зависящий от всех тех ценностей, которые порою нас окружают или наоборот ограждают – от самого главного). Меня всегда поражали такие люди. Но сейчас мы говорим о Блейзе Фоли.



Ведь как-то так получается, что такие как он, не снискавшие большой известности при жизни, алкоголики, тунеядцы, не вылезающие из тусовки маргиналов, не сходящие с обочины – но талантливые, существовали параллельно с не менее талантливыми, а может и менее – но рядом с теми, которые смогли пробиться и жили вполне респектакбельной жизнью после признания. И мне всегда казалось это странным и даже несправедливым. Но нельзя возвышать одних и сбрасывать других. Просто после знакомства с жизнью того же Блейза Фоли, Таунса Ван Зандта - в моей голове сразу всплывали образы Джонни Кэша, Вилли Нельсона, Вэйлона и других, и я спрашивал себя – почему так происходит? почему одни – владеют всем, а другие как бы ничем? Но, видать, им ничего и не надо – тем которые не владеют.
Это очень философкая проблема – о роли художника и о том, кем ему надлежит быть.
Блейз Фоли прожил 39 лет.




В его жизни были три периода – первый, когда он был просто Майклом Дэвидом Фуллером, стеснявшимся своей полноты; второй – когда он жил под именем Demty Dawg (не знаю как правильно перевести – какой-то там Чувак, этим именем его наградили цыгане, когда он разъезжал с бендом, играющим блюграсc, по северной Джорджии) – жил среди деревьев с любимой женщиной, о которой я скажу отдельно; и третий – когда он стал Блейзом Фоли и каковым и остался в памяти друзей и поклонников.
Отец-алкоголик бросил семью, когда Майкл был еще ребенком. Мать – была религиозной фанатичкой и у нее был организован свой семейный бенд, исполняющий – надо понимать – различные госпелы, где Майкл пел со своими сестрами. Пели в церквях, разъезжали по дорогам (почти, как в песне "Daddy Frank" (Merle Haggard)) - иногда за исполнение церковных гимнов их снабжали едой и деньгами.
А потом как-то раз Майкл сел на мотоцикл и уехал из города, в котором они жили.
Помимо исполнения духовных песен он – в принципе любил музыку. Мог часами играть что-нибудь из Чета Аткинса,запершись у себя в комнате – пока наконец не начинал попадать в ноты.
В 1974 году он попадает в колонию хиппи, расположившейся в 45 милях к западу от Атланты - в здании старого завода. Задние это было куплено богатым меценатом и отдано под культурные нужды молодежи. Там было организовано культурное пространство – под бар, театр, музыкальную сцену. И "Чувак" (имя Майкл осталось в прошлом) очень хорошо вписался там со своей гитарой. На одной из вечеринок он познакомился с человеком, который делал разные плотницкие работы на этом заводе. Им обоим нравился Джон Прайн. Позднее – "Чувак" встретится с Джоном после его концерта в Great Southeast Music Hall за кулисами, расскажет о своей жизни, и Прайн, выслушав о том, что бородатый музыкант, стоящий перед ним, вот уже несколько месяцев живет в деревянном домике среди деревьев, скажет: “Да ты чокнутый сукин сын!”
Но это все будет потом.

В 1975 году он знакомится с Сибил Розен, начинающей актрисой, знакомится все в том же раcсаднике хиппи. Они влюбляются друг в друга, и начинается эта самая жизнь среди деревьев – в доме, постороенном на территории, принадлежайщей Джо Бучеру – тому самому плотнику, с которыми они познакомились на почве Джона Прайна.
Сибил вдохнула в “Чувака” уверенность . После 5 лет непонятной жизни – он наконец обрел радость. Cбросил 150 фунтов. Они вместе разъезжали по окрестностям, курили травку, пробовали ЛСД, вдохновляли друг друга, слушали музыку – и болтали о будущем среди такой же длинноволосой молодежи – и все это происходило в течении 9 месяцевю. Встреча с Джоном Прайсом произойдет как раз в этот период.
А потом Чувак поедет в Остин – добиваться признания – и все благодаря Сибил. Без ее вмешательства, он бы никогда не решился, ведь в душе он до сих пор оставался тем толстым мальчиком смущавшимся собственного творчества.
Но на пути у музыканты попадались хорошие люди, которые помогали ему –правда некоторые из них помогали ему скатываться в ад, как, например, Таунс Ван Зандт. Нет, Таунс почувствовал в Блейзе – родственную душу, и Блейз – тоже самое – по отношению к Ван Зандту.
Но я забегаю вперед: Таунс появился в жизни Блейза – после того как из нее исчезла Сибил.
А пока они мчались в Остин – где Вилли Нельсон и такие же альтернативщики кантри делали настоящую музыку, идущую вразрез с нэшвильским звуком. К тому моменту у Чувака уже было написано около десятка замечательных песен.
Но жизнь здесь была не такой сахарной, как там, откуда откуда они приехали. Сибил удалось снятся в парочке полнометражных фильмов, ее статус кво актрисы не потерялся на фоне большого города – где прожиточный минимум был достаточно высок. Съемки приносили деньги. Чувак же продолжал писать песни. Их любовное дружество – было прочным. Она зарабатывала деньги – он творил (позднее Фоли скажет, что он просто не мог работать так, как это делали все остальные люди, потому что в таком случае его бы просто не хватало на творчество).
К тому времени он уже сменил имя, данное цыганами, на другое: Блейз Фоли. В честь легенды кантри Реда Фоли - и поначалу он хотел назвать себя Блю Фоли (голубой или печальный) – но вылилось все это в Пламя. Блю – трансформировалось в Блейз. Цвет воды (или печали) – стал цветом огня.



Первый его фанат – начинающий политический лидер – называл Блейза моим собственным Бобом Дилоном.
В Атланте он начал потихоньку выступать – давать небольшие акустические сеты. Разъезжая по Атланте, он писал Сибил в Остин любовные письма ,звонил по телефону - и это отразилось в некоторых песнях того времени (например, “ Baby, Can I Crawl Back To You”)
В 1976 они переехали в Чикаго. Здесь жил Джон Прайн, и здесь тоже, как в Остине, играли альтернативщики кантри. Блейз надеялся, что тут будет легче пробиться.
И опять – Сибилл устроилась на работу, а Блейз писал песни. Сибилл вспомимала, как на одном из выступлений в каком-то баре ей вдруг стало жалко его – когда он пел перед толпой, пел уже изрядно выпивший, потому что иначе он бы не смог выйти на сцену; и его ранимая душа трубадура, смоченная алкоголем, с трудом выдерживала недовольство слушающих . Сибил не понимала, зачeм он делает это. А тогда алкоголь только еще подкрадывался к нему.
И через месяц не солоно нахлебавши Фоли вернулся в Остин.
Сибил осталась в Чикаго. Через некоторое время Фоли навестил ее, чтобы спеть, сидя у ее ног, свою новую песню “If I Could Only Fly". Тогда Сибил – еще не понимала, что он прощается с ней
Тут, наверное – я прерву такой подробный жизненный маршрут.
После Сибил (это мое мнение) в жизни Блейза было три человека, с которыми он подружился, и которые круто повлияли на его жизнь.
Путешествуя по Техасу, он случайно наткнулся в баре под названием “Дырка в стене” на группу “ Аравийские козы”, лидер которой, Герф Морликс, на долгое время стал близким другом Фоли и соратником по музыкальной сцене. Другой вопрос – что Морликс далеко продвинулся в продюссерстве и у него был более сдержанный характер и твердый жизненный стержень, коего Блейз был напрочь лишен. И когда Блейз начал все глубже погружаться в пьянствоб – Герф какое-то время общался с ним, приглашал в различные музыкальные турне, но потом терпение кончилось. Он вспоминал, что в одну из встреч Блейз показался ему как-будто изменившися – они сидели в баре, Морликс взял себе пиво, а Блейз – только нюхал кокаин и все. Но через некоторое время все вернулось на круги своя. По-английски это звучит так “fell off the wagon”. Пьянство засосало его опять.
И в этой связи возникает имя (теперь уже небезъизвестного вам) Таунса Ван Зандта. На момент знакомства – Блейз не был таким. Они обменялись привычками. Таунс привил другу любовь к алкоголю, а Блейз – научил Таунса бродяжничать. Нередко они ради прикола ночевали в мусорных баках. Таунсу это было несколько странно – ведь все таки он вырос в богатой семье нефтянников. Блейз шутил по поводу мусорных контейнеров. На некоторых их них попадались эмблемы BFI (Browning-Ferris Industries) и Блейз говорил – что внутри них лежит почта на его имя (Blaze Foley Inside).

Цель моего эссе не описать всю жизнь – от начала до конца (к сожалению, ни терпения, ни английского не хватит,чтобы сделать это по настоящему хорошо) – а вдохнуть в вас ощущение сродни моему, после того как я послушал его песни, а потом прочитал о нем на англоязычных ресурсах. Все равно – воспринимать его будут через мою призму, а у меня образ его получается сродни странствующему трубадуру, хиппи с гитарой – ну никак не похожему на выхолощенных придворных певцов – от кантри или от чего еще.
Живя в Остине – он расхаживал с клейкой лентой – прилепленной ко всему, что на нем было – на ботинки, шляпу, рукава куртки, джинсы. Этим самым он подстебывал повальное увлечение фильмом “Городской Ковбой”. Он даже смастерил себе целую куртку из клейкой ленты. Его называли Мессией Клейкой Ленты.
Его записывали. Хотя история этих записей такая же сложная и запутанная, как жизнь самого Блейза Фоли. Первый его студийный альбом был конфискован DEA (администрация по контролю за соблюдением законов о наркотиках), после того как исполнительного продюсера арестовали за хранение наркоты. Второй студийный альбом исчез, потому что его исходники были украдены из вагончика, в котором временно жил Фоли. Третий альбом “ Wanted More Dead Than Alive," до недавнего времени тоже считался потерянным, пока несколько лет спустя после смерти Фоли – один его друг, разбирая барахло в своей машине, не наткнулся на него.
Если кто захочет поподробнее почитать о Блейзе Фоли – рекомендую статью Joe Nick “The Fall and Rise of Blaze Foley” и книгу Sybil Rosen “Living in the Woods in a Tree: Remembering Blaze Foley”.
Последние годы своей жизни Блейз дружил с одним стариком, Кончо Дженьюари (Январь) – которому помогал: ходил в магазин, в аптеку. Как я понял, старик был немощен и не мог работать. Поэтому за ним присматривал сын, который каждый первый день месяца получал отцовскую пенсию и пособие по безработице. Отец не видел этих денег, и в конце концов Фоли повздорил с его сыном и сказал, что впредь он будет получать эти деньги ( сын ухаживал за престарелым и на законных основаниях получал все, что причиталось отцу). Фоли выгнал сына из дома и сказал, что тот может обращать в полицию – куда угодно.



А потом как-то раз этот сынок вернулся 1-го февраля в дом своего отца с винтовкой 22 калибра и застрелил Фоли. Тот еще был жив, когда приехала полиция. Сына, конечно, задержали, но потом отпустили. Убийца был оправдан. Так и неяcно, почему. Согласно показаниям самого старика – Фоли просто сидел на стуле, когда пуля, вылетев из винтовки, вошла ему в печень – к тому времени уже изрядно изъеденную алкоголем. Говорят, бедный старик путался в показаниях, желая помочь другу.
Сейчас этот убийца - священник, работающий с бездомными в бедном квартале Калифорнии.
При жизни музыканта – Мерл Хаггард вместе с Вилли Нельсоном записал его песню “If I Could only fly”.
Через дочь Вилли Нельсона – Лану – удалось передать запись этой песни папаше, так же впрочем как и несколькими годами раньше – песня Таунса “Панчо и Лефти” благодаря дочери Нельсона попала в руки Хагграда, и они с Вилли быстренько записали ее.
Все таки у двух друзей было много общего – Блейз ни в чем не отставал от своего гуру . Ну разве что пожил намного меньше.
Через много лет после его смерти Джон Прайн услышал эту запись Мерла – и ему так понравилась песня, что он непременно захотел услышать ее в исполнении автора (“я так всегда делаю” говорил он), а потом на своем альбоме 2005 года “ Fair and Square”, получившим премию Грэмми, записал песню Фоли “Clay Pigeons” (“мы с ним чем-то похожи”, говорил он).
Ну, вот и все. Хочется закончить словами одного из людей, близко знавших Фоли. Он как-то раз пришел к нему и увидел его на заднем дворе с тремя бутылками дешевого вина. Одну – он уже осушил, вторую - пил в данный момент, а третью – только собирался.
Таким он и был: Майкл Фуллер, Чувак и Блейз Фоли.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments