dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Я не любитель конспирологии

Но этот текст выглядит правдоподобно даже для меня, не любителя.


https://mnenia.zahav.ru/Articles/3371495/%D1%83%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B2%D0%BB%D1%8F%D0%B5%D0%BC%D1%8B%D0%B9_%D1%85%D0%B0%D0%BE%D1%81

Анатолий Гержгорин

Управляемый хаос

Да, это был без сомнения путч. Хорошо подготовленный и умело направляемый. И пусть не смущает вас его псевдорасовая направленность.

Как только будущее обретает смутные очертания - это к смуте.
Народная примета


Ну, вот и дожили. До путча. И где?


В Америке - незыблемом, казалось бы, оплоте демократии. Правда, заметно деградирующей в последнее время, но по-прежнему все еще притягательной. И, как выясняется,
совершенно беззащитной. Что мы сейчас и наблюдаем. Да, это был без сомнения путч. Хорошо подготовленный и умело направляемый. И пусть не смущает вас его псевдорасовая направленность. Все это дешевые понты.
Как и пышные похороны короновирусного наркомана и рецидивиста Джорджа Флойда. С золотым гробом, покаянным стоянии на коленях, целованием грязных ботинок. Хоронили не Флойда. Хоронили демократию. Вернее то,
что от нее осталось.
Даже погромы, которые слишком уж навязчиво пытались выдать за проявление стихийного народного гнева, были ничем иным, как дешевой попыткой не столько подогреть низменные страсти, сколько отвлечь внимание. От чего? Вот об этом и поговорим.

Но сначала немного статистики. Темнокожие составляют около 13 процентов американского населения, а их количество среди заключенных превышает 60 процентов. А поскольку они явно не дружат с законом, то вполне естественно, что и процент погибших в стычках с полицией среди них гораздо выше чем в целом по стране. Время от времени это приводит к серьезным расовым беспорядкам и бунтам.
Достаточно вспомнить горячее лето 1965 года в Уоттсе или ожесточенные столкновения в Лос-Анджелесе в 1992 году, когда для восстановления порядка пришлось задействовать Национальную гвардию. Но каких бы масштабов ни достигали протесты, они носили в основном локальный характер. А тут, как лесной пожар, охватили сразу десятки, если не сотни, городов. Причем всюду действия развивались чуть ли не по одному и тому же сценарию. И с одной явной целью - дестабилизировать ситуацию в стране. Вплоть до государственного переворота.
Фантастика? Ничуть. Посмотрите, как разворачивались события. Не успело пламя искусно раздуваемого гнева выплеснуться за пределы Миннеаполиса, как президент оказался в информационной изоляции. Его оценку
происходящего, которое он весьма точно охарактеризовал как "акт внутреннего терроризма", просто проигнорировали. А требование дать жесткий отпор мародерам и погромщикам вообще встретили в штыки.

Дошло до немыслимого: с коллективным протестом против решения Дональда Трампа (кстати, вполне конституционного) использовать в исключительных случаях наряду с бойцами Нацгвардии и армейские подразделения
выступили экс-президенты Барак Обама, Джордж Буш-младший, Билл Клинтон и Джимми Картер. Такого никогда еще не было. Тем более, что по установленному отцами-основателями правилу никто из бывших президентов
не может вмешиваться в дела действующего главы государства. И первым, между прочим, нарушил его Барак Обама.
Это можно было бы пережить. Учитывая, что они и раньше пытались хоть как-то подкорректировать те или иные его шаги. Но с подобным заявлением обратилась к Трампу и группа отставных генералов во главе с
недавним министром обороны Джеймсом Мэттисом, которую немедленно поддержала и армейская верхушка Пентагона. Да еще в тот самый момент, когда "мирные демонстранты" пытались штурмом взять Белый дом, заставив
его защитников отключить внешнее освещение. Впервые с 1889 года.

Что само по себе просто немыслимо. Конечно, расовые волнения в Америке - явление достаточно ординарное. Они случались и при Бараке Обаме.
Например, в Миссури в августе 2014 года. Или годом позже в Балтиморе. А незадолго до последних президентских выборов и в Северной Каролине.
Но никому и в голову не приходило брать приступом Белый дом.

Обстановка была настолько серьезной, что президент с семьей вынужден был укрываться в подземном бункере. Видимо, это был переломный момент.
Пучисты не учли, что Трамп не просто бизнесмен. Он еще и кризисный менеджер. Поэтому действовал быстро и решительно. Возможно, мы когда-нибудь узнаем, что он сказал министру обороны Марку Эсперу, пытавшемуся воспрепятствовать вводу в Вашингтон десантной дивизии, но факт остается фактом: десантники заняли ключевые позиции и не допустили в город стекавшиеся отовсюду отряды вышколенных штурмовиков, которые должны были слиться с многотысячными колоннами протестующих демонстрантов.
Но люди не дали себя обмануть, и, несмотря на горячие призывы, революционный поход на столицу так и не состоялся.
А после того, как Трамп с женой пришли в так называемую "церковь президентов" на Lafayette Square, которую подожгли пучисты, стало ясно, что и афроамериканцы, составляющие три четверти населения прилегающего
района, меньше всего желают ввергать страну в братоубийственную бойню.

То, что это была чисто антитрамповская авантюра, сомнению не подлежит. Но для того, чтобы пойти на открытый мятеж, требовались весьма серьезные причины. Их, на мой взгляд, несколько. Тут и предстоящие выборы, до которых уже рукой подать, и наметившийся стремительный рост экономики, что не сулит демократам ничего хорошего. Но самое кошмарное для них - это реальная угроза судебного разбирательства.

Особенно после того, как вскрылось, что к аресту бывшего помощника президента по национальной безопасности Майкла Флинна причастен Джо Байден, вошедший в сговор с главой ЦРУ Джоном Бреннаном и директором
ФБР Джеймсом Коми.

Сент-луисский прокурор Джефф Дженсен, проводивший по поручению министерства юстиции следственную проверку, объявил не только о вопиющем нарушении законности, но и вскрывшихся фактах коррупции.
И это далеко не единственная ниточка, способная размотать весь клубок.
К расследующему дело о незаконной слежке спецслужб за предвыборным штабом республиканцев и лично Дональдом Трампом в 2016 году Джону Дарему присоединились завершивший свою работу уже упоминавшийся Джефф
Дженсен и прокурор по округу Колумбия Тимоти Ши. Что лишь подтверждает серьезность предполагаемых обвинений. Число фигурантов этого дела постоянно растет и, как сообщает телеканал Fox News со ссылкой на
собственные источники, приближается к пятидесяти.
Следы обнаруживаются повсюду и ведут на самый верх. "Это госизмена!", - не без оснований заметил Трамп. И имя этой измены - Барак Обама.

А тут еще грозит обернуться громким скандалом и "украинское досье".

Киевский суд обязал генпрокуратуру страны разобраться с вынужденной отставкой генпрокурора Виктора Шокина, занимавшегося расследованием коррупции в холдинге Burisma, где не последнюю роль играл сын Джо Байдена Хантер. Веской уликой могут стать аудиозаписи, обнародованные депутатом Верховной рады Андреем Дергачем. На одной из них, в частности, тогда еще вице-президент Байден якобы требовал уволить Шокина, предлагая взамен в качестве американской помощи миллиард долларов.

Параллельно с Киевом расследование проводит и сенатский комитет по внутренней безопасности и правительственным делам, который возглавляет Рон Джонсон. Он запросил документы у компании Blue Star Strategies,
работавшей с "Бурисмой" в тот самый период, когда в состав ее совета директоров входил Байден-младший.

Чем глубже копает следствие, тем неприглядней вырисовывается картина. И у Рона Джонсона поистине необъятное поле деятельности. Ведь кроме семейки Байденов нездоровый интерес к Украине проявляли и Нэнси Пелоси
с сыном Полом, и Митт Ромни, и даже покойный Джон Маккейн. А до этого был Китай, где засветился Джон Керри, вернее его приемный сын Кристофер Хайнц - партнер Хантера Байдена по совместному бизнесу. Их
"китайский проект" явно подпадал под Influence peddling - незаконное использование протекционистских связей в целях личного обогащения.

Даже благоволившая вице-президенту The Washington Post вынуждена была констатировать, что "поведение Хантера в лучшем случае выглядит как проявление непотизма, а в худшем может квалифицироваться как преступное".
Мы не настолько наивны, чтобы не понимать, что самое большое преступление - это безнаказанность. Она и только она делает законы сначала бесполезными, а потом и вовсе смешными.
Превратив в конце концов в посмешище и саму страну. Отдадим должное Бараку Обаме, который всего за восемь лет сумел полностью изменить Америку. В ней, этой обамовской Америке, мы сегодня и живем. И я ловлю иногда себя на мысли, что вот сейчас, повернув за угол, увижу Джона Бреннана. В белом дишдаше и куфии. И не удивлюсь. Ибо в конце девяностых он возглавлял резидентуру ЦРУ в Эр-Рияде и, как утверждают злые языки, принял ислам.
Не потому ли Обама и назначил его своим советником по борьбе с терроризмом. Не знаю, что он там ему советовал, но это при нем бездарно погиб американский посол в Ливии Кристофер Стивенс.
Отдуваться пришлось Хиллари Клинтон: он был все-таки ее номенклатурой. А незапятнанный Бреннан пересел в кресло директора ЦРУ.

Нет, не случайно Дональд Трамп назвал обамовское президенство "сплошным кошмаром". Он знал, что говорит. Но самую нелепую ошибку совершает не тот, кто пытается навязать свои правила, а те, кто им слепо следует.
Зимой 2013 года в США появилась новая организация Organizing for Action ("Объединяясь ради действий"). Создал ее Барак Обама. Якобы для сплочения электората Демократической партии, чтобы привести ее к победе на следующих выборах. Выборы прошли, а организация осталась. И вот что писала о ней два года назад The New York Post:
«OFA объединяет 30 тысяч человек и делает все для того, чтобы разрушить любые начинания администрации президента Трампа. Если бы у вас была армия в 30 тысяч человек, а судебная система из года в год комплектовалась судьями, которые позволяют вам нарушать законы, то какой ущерб вы смогли бы нанести стране? Скоро мы узнаем об этом!».

Никто не прислушался к этим словам. А они оказались пророческими. Теперь мы видим эту армию в действии. За ее слаженными и умелыми действиями явно просматривается высокий профессионализм, на который случайные люди не способны. У теневого правительства со штаб-квартирой в двух милях от Белого дома сотни офисов по всей Америке. И тысячи нитей, ведущих в самые недоступные кабинеты.
С ним, этим самозванным правительством, многочисленные губернаторы и мэры, на него работают, известные юристы, ему благоволят респектабельные судьи, его поддерживают серьезные сенаторы и конгрессмены и дружно восхваляют ведущие средства массовой информации.
В их руках мощная пропагандистская машина. А полное вымывание мозгов всегда начинается с их легкого промывания.
Да, переименованные площади и скверы со снесенными памятниками или изъятые фильмы и книги, признанные всемирной классикой, не говоря уже о разгромленных и разграбленных магазинах - не лучший аргумент в защиту вакханалии.


Но умелой агитацией можно убедить не только льстецов и подлецов, что разгон негуманной полиции, а вслед за ним и упразднение коррумпированных судов - не такая уж и плохая идея. А там и до "правильных" законов, перед которыми все равны, но кто-то все-равно равнее - один шаг.
Каждая администрация оставляет после себя слизь собственной бюрократии. И она, как грибок, разъедает стены дома, в котором мы живем. Но стоит взяться за уборку, и он исчезнет. Трамп повторил этот эксперимент. И тогда двуногая "плесень" прибегла к старому испытанному методу - нагнетанию истерии и страха. По сути, если вдуматься, то и выдвижение Джо Байдена на президентский пост, и "презентация" движения Black Lives Matter - звенья одной цепи. Для Байдена - это возможность спасти "честь семьи", а заодно обезопасить и себя. А для Обамы, над которым тоже сгустились тучи, в какой-то степени и демонстрации силы. Ему на руку ввергнутая в пучину хаоса страна. Тем более, если этот управляемый хаос становится перманентным. Только так можно остановить набирающий скорость каток правосудия. Ведь если прокуратура действительно всерьез займется Джеймсом Коми или Эриком Холдером, то круг замкнется. А там, глядишь, очередь дойдет и до Валери Джарретт, которая, конечно же, в курсе, по каким тайным каналом уходили замороженные иранские деньги и какие откаты получили заинтересованные лица. Ну, и мы заодно узнаем, не из этих ли источников финансируется OFA.


И все-таки, если это был путч, то где реакция Конгресса? А если не путч, то тогда что? Странно, но большинство почему-то постоянно ведет себя как меньшинство. Меня всегда удивляло, почему республиканцы даже
не пытались объявить импичмент Обаме? Ведь за любое из его многочисленных "художеств" Трампа стерли бы в порошок. А тут мало того, что человек ниоткуда лгал на каждом шагу, так еще не ставил ни во что и законы. И хоть бы хны. Не странно ли? Ответ напрашивается сам собой. Одних просто купили, что в политике сплошь и рядом. Других запугали. Грубый шантаж в последнее десятилетие вышел чуть ли не на государственный уровень. Вспомним хотя бы скандал с дополнительными налоговыми проверками бизнес-структур и организаций, так или иначе связанных с Республиканской партией, в результате чего в отставку вынужден был уйти директор IRS Стивен Миллер.

Третьих если что и интересует, то только собственный "золотой парашют". То бишь те льготы, которые они и члены их семей получают во время службы и после нее. Причем независимо от того, сколько она продолжалась.
Как это ни грустно, но Конгресс превратился в государство в государстве и живет собственной жизнью. Со своими правилами и законами, старыми предрассудками и семейными традициями. Достаточно посмотреть на молодящуюся бабушку Нэнси Пелоси, дорогу в политику которой проложил ее папа Томас Д'Алесандро-младший, избиравшийся сначала мэром Балтимора, а затем и конгрессменом от штата Мэриленд.
И это пусть порочная, но в общем-то обычная практика. Год назад ушел в лучший мир конгрессмен Джон Динджелл, который тихо и скромно "прожил" (другого слова не подберу) в Палате представителей почти пятьдесят девять(!) лет. Заменив отца, Джона Динджелла-старшего, занимавшего то же место в течение 22 лет. До самой смерти. Но и это еще не все. Теперь в Конгрессе заседает его жена - Дебби Динджел. И, судя по всему, надолго, поскольку она на тридцать лет моложе своего усопшего супруга.
"Клуб, в котором слишком много членов, перестает быть клубом", - говорил Уинстон Черчилль, намекая на партийных бонз. А когда он становится еще и элитарным, то особую ценность приобретают не права, а привилегии. Но когда лишь немногие конгрессмены живут в сегодняшней реальности, а остальные собираются жить позднее, начинаешь понимать, что либо они ничего не понимают, либо я.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments