dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

И о книгах. Дэвид Брукс "Бобо в раю". Почему новая элита ненавидит Трампа?

Для вас не секрет, что почти все выпускники университетов вместе со студентами и профессорами дружно ненавидят Трампа.
Я конечно знаю, как и вы, что они все - левые, а Трамп себя позиционирует как правый.
Знаю, что многие боятся, что просто лишаться заработка, уютной синекуры, кафедры по какой-то сверхнауке и т.д. и т.п.
Ну и много других лежащих на поверхности причин.
Но, тем не менее, ненависть к Трампу на психологическом уровне для меня была не совсем ясна.
Не ясна до тех пор, пока я не прочел эту книгу. Книгу о новой американской элите, новом правящем классе, который автор книги называет "бобо"


Начну с обширной цитаты в начале книги, в ней объясняется сам термин "бобо":



Давно установленные границы стерлись – вот что поразило меня больше всего. На протяжении всего XX века отличить мир капитализма от богемной контркультуры не составляло труда. Будучи практичными обывателями, буржуа определяли традиционную мораль среднего класса. Они работали в крупных корпорациях, жили в пригородах и ходили в церковь. В свою очередь, деятели богемы пренебрегали общепринятыми нормами поведения. Это были художники и интеллектуалы, битники и хиппаны. В старой системе представители богемы были носителями ценностей радикальных 1960-х; в свою очередь буржуазия нашла свое яркое выражение в предприимчивых яппи 1980-х.

Однако в Америке, в которую я вернулся, буржуазные и богемные атрибуты перемешались. Отличить потягивающего эспрессо художника от поглощающего капучино банкира стало практически невозможно. И дело не только в модных аксессуарах. Я обнаружил, что даже подробное исследование предпочтений в области секса, морали, свободного времени и трудовой деятельности не позволяет отличить левого нонконформиста от благонадежного работника корпорации. У большинства, по крайней мере среди людей с высшим образованием, протестная позиция весьма хаотично совмещалась с желанием подняться по социальной лестнице. Вопреки ожиданиям, а подчас и логике эти люди совместили представления контркультурных 1960-х и нацеленных на успех 1980-х в единый социальный этос.


Этот социальный этос автор называает бобо. От английского BOurgeois BOhemian, т.е. это сместь буржуев и богемы.
Вслед за началом, поставлю слова которыми автор завершает свою книгу.


Бобо – это молодая элита, пока еще смутно осознающая свое место в истории и не до конца уверенная в своих возможностях. Это люди, выросшие с биркой «высокий потенциал», и их потенциал во многих отношениях по-прежнему много выше их достижений. Хорошо воспитанные и еще лучше образованные, они освободились от многих старых предрассудков и создали новые социальные связи. Большинство из них не знало ни экономического упадка, ни войны. Иногда они кажутся придурковатыми. Но если они поднимут голову и зададутся главными вопросами, они смогут войти в историю как класс, который привел Америку к новым высотам.


Вот так, к новым высотам и никак иначе.

Прежде чем начать то объяснение ненависти бобо к Трампу, которое мне кажется верным, хочу уточнить, что книга эта была написана в самом конце девяностых и с тех пор прошло двадцать лет. Т.е., все за эти два десятилетия поменялось почти полностью.
Главное, что поменялось по сравнению с настроением автора и его героев, это уверенность, что все идет хорошо уже сейчас, а будет ещё лучше. Что все проблемы в стране, во всяком случае, для бобо, уже решены, остается только помогать тем, кому не так повезло, как им самим и бороться со скукой, занимаясь экстремальными развлечениями.
Сейчас не только все стало хуже, сейчас совершенно непонятно будущее как страны в целом, так и этой новой элиты, ведь по большому счету большая часть бобо не нужна никому, кроме их самих.
И вот мой главный вывод. Бобо это чувствуют, но они винят не себя. А так как винить кого-то надо, то этот кто-то - Трамп.
Но это сейчас. На самом деле, как выясняется из этой книги, ненависть бобо к Трампу имеет как минимум двадцатилетнюю историю.

Цитирую Брукса:

По тем или иным причинам в представлении бобо следующие люди и учреждения не могут быть приличными в принципе: Дональд Трамп, Пэт Робертсон, Луис Фаррахан, Боб Гуччионе, Уэйн Ньютон, Нэнси Рейган, Аднан Хашогги, Джесси Хелмс, Джерри Спрингер, Майк Тайсон, Раш Лимбо, Филип Моррис, девелоперы, репортеры желтых изданий, открытки Hallmark, Национальная стрелковая ассоциация, рестораны Hooters.


Обратите внимание Дэвид Брукс поставил Трампа первым в этот список.
Почему же они так относились к Трампу ещё 20 лет назад?
Когда я прочел всю книгу, я это кажется понял.

Вся эта новая элита зарабатывает деньги, как говорят сейчас в России, "создавая смыслы". Если проще, они зарабатывают деньги болтологией. Они не в состоянии сделать что-то реально необходимое людям.
Они не в состоянии понять простейшие теоремы математики, химические формулы и физические законы. Они не могут заниматься чем-то связаным с материальным производством. Короче, им под силу только писание однотипных книг, лекции по каким-то сверхнаукам и болтовня в газетах и на телеэкранах.

Но при этом они считают себя выше всех этих чудаков, которые могут понять, отчего зажигается электрическая лампочка или почему их бодро везет на очередную тусовку их Рэндж-Ровер.
Разумеется, они не в состоянии построить даже собачью будку, не говоря уже о доме, где могут жить люди.
А вот Трамп - в состоянии. Он - прораб, так бы его назвали в России.
Прорабы, как вы помните по советскому прошлому, особыми познаниями в философии, филологии и прочих логиях не отличались. Впрочем, язык прорабов был образным и доходчивым.
Они умели использовать правильные слова и из этих правильных слов, плюс правильные материалы и правильно организованный труд рабочих, возникали не очередные смыслы, а здания, районы новой застройки и целые города.
То же делал и делал успешно Трамп.
И поэтому ему наплевать на всё то, что для бобо представляется самым главным.
Трампу не надо постоянно выёбываться выделываться, чтобы доказать свою состоятельность и принадлежность к элитной тусовке.

Вот еще одна цитата из Брукса, она о правильной еде:

Покупатель упирается в огромное табло с надписью «Сегодня в продаже органических продуктов: 130». Это как барометр добродетели. В день, когда органических продуктов бывает всего 60, покупатель чувствует себя обделенным. Зато когда на табло трехзначная цифра, он бродит меж полок с чувством морального удовлетворения и взирает на бесконечное разнообразие капусты: тут и брокколи, и китайская, и такая, о которой наследники старых семейств Главной ветки и слыхом не слыхивали.

Как и многое в этой новой культурной волне, Fresh Fields взяли на вооружение калифорнийский этос 1960-х и, выборочно его усовершенствовав, отбросили то, что было весело и интересно юношеству, например – свободную любовь, и сохранили все, что могло бы заинтересовать повзрослевших ипохондриков, например цельнозерновые продукты, чтобы в информационный век жители дорогого пригорода могли прогуливаться меж прилавков со свежей ботвой редиса, черным рисом и басмати, емкостями с перемолотым корнем горца многоцветкового и купаться в отраженном этим изобилием свете своей многогранной натуры.


А рядом, о правильном доме.
Но сначала Брукс вспоминает, что считалось правильным домом 200 лет назад:

После нескольких десятилетий борьбы за выживание многие колонисты могли позволить себе условия покомфортабельнее тех, к которым привыкли суровые пионеры. Американское общество устоялось, и успешным купцам захотелось, чтоб их дома отражали их эстетические и культурные интересы. Началось строительство новых и ремонт старых домов, потолки в гостиных стали выше, а балки исчезли за перегородками. Изящный паркет сменил грубые дощатые полы. Появились карнизы, штукатурка, лепнина и прочий декор для создания атмосферы изысканного изящества. Кухню и прочие служебные помещения перенесли ближе к заднему двору, подальше от глаз посетителей. Створ каминов стал меньше, и то, что раньше походило на средневековый открытый очаг, стало местом, где можно элегантно погреться.

А куда повернули вид правильного жилища бобо?

Снова Брукс:

На самом деле довольно интересно наблюдать, как потребители из образованного класса перелицовывают старые фасоны салонного общества на новый лад. Салонные заседатели любили, чтоб все было полированное да гладкое, мы же, представители сегодняшнего образованного сословия, хотим, чтоб все было фактурным и шероховатым. Они прятали перекрытия и балки, мы их открываем.

Примерно так должна выглядеть спальня в доме бобо.

Они штукатурили и красили свои камины, мы восхищаемся сложенными из крупных камней очагами. Они обожали наборный паркет, нам нравятся простые широкие доски. Они предпочитали мрамор, мы – сланцевые плиты. Они развешивали по дому репродукции высокого искусства, нам больше нравятся оригинальные предметы ручной работы. Их мебель была обита шелком, у нас на диван наброшен колумбийский коврик грубой работы из шерсти давно почившего ослика.

В общем, им нравился лоск и цивилизованность. Мы предпочитаем духовность и естественность. Они ценили утонченные манеры, как проявление самообладания, нам нравятся свободные манеры, как проявление открытости. Они из каждого мероприятия делали спектакль, подготовка к которому осуществлялась слугами где-то в тускло освещенных недрах дома. Мы приглашаем гостей за сцену, на кухню, и даем им нарезать салат.
Представители сегодняшней элиты с подозрением относятся и к утонченности, и к благородным манерам. Они пренебрегают словами, которые в среде старой элиты считались удачным комплиментом: изысканный, изящный, уважаемый, красочный, пышный, роскошный, элегантный, величественный, превосходный, экстравагантный. Вместо этого они используют понятия, в которых отражается их настроение и дух: аутентичный, натуральный, теплый, деревенский, простой, честный, органический, удобный, ручной работы, уникальный, здравый, настоящий.


Цитату из Брукса, где описывается современный правильный секс я опущу, там речь идет в основном о БДСМ.

А что Трамп?
Ему не нужно в своём доме старить доски и стелить их вместо паркета, он предпочитает красивый паркет, как и большинство нормальных людей с нормальными вкусами. Ему не нужно сносить потолок, чтобы были видны балки чердака. Ему не нужно есть хлеб из проросшей пшеницы, а все остальное - глютен фри, он ест обычные гамбургеры. Ему не нужно заниматься экстремальным сексом с оригинальным партнером непонятного пола, он предпочитает как мы все, секс с красивыми женщинами.
И т.д. и т.п.
Получается что Трамп опровергает все то, что бобо с таким трудом установили как норму. Он ориентируется на тех, кого бобо презирает, на обычное быдло. И сам этим былдом является. Но почему-то он оказался наверху, а они не только внизу с их интеллектуальными смыслами. Они могут быть вообще выкинуты из жизни и лишиться возможности очень неплохих заработков.
И, самое страшное, их могут перестать уважать и перестать звать всюду свадебными генералами.
Если говорить жестче, Трамп лишил их смысла существования. Он и такие как он, вытесняют их на историческую обочину.
Разве за всё это он не достоин ненависти?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments