dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Снова Ирина Жежко. Анализ ситуации. Окончание

Черные начинают партию, однако выиграют ли? Кто "угнал" их революцию?

Меняется страна Америка...
Придут в ней скоро Негры к власти.
Свободу, что стоит у берега,
под негритянку перекрасят.

Владимир Уфлянд. 1958


Недель утверждает, что за противостоянием черных и белых скрывается контрреволюция до-трамповской элиты, однако и тут мы с ним приходим к разным выводам: власть в конце этих протестов перейдет к совершенно новой политической силе.

Движущие силы текущего протеста еще не изучены, однако уже есть некоторые предварительные данные, по которым можно сделать экспертные заключения. Начнем с того, что относительно малая доля афроамериканцев участвует в протестах и уж тем более поддерживает грабежи и насилие. Общество сейчас слышит голоса наиболее радикальных и "шумных" групп потому, что они разгоняются и усиливаются динамиками либеральной прессы и ТВ.

К BLM присоединились другие протестные организации, большинство из которых уже давно ведут в обществе наступательные операции. Присоединившиеся организации фактически "угнали" эту волну протестов, как угоняют машины или самолеты. Среди угонщиков мощное крыло составляют организации социалистической ориентации.

Недель считает, что BLM "приняло формы большевизма" в результате террора идеологии политической корректности. Это утверждение - еще один пример того, что он ищет истоки революции в недавней истории. Большевизм, включая его наиболее радикальные организации, под маской социалистической платформы существует в США с начала ХХ века. Уже три кандидата шли на выборы в президенты с социалистической повесткой дня – Ховард Дин и Барак Обама, не декларируя это, и Берни Сандерс, открыто пропагандируя эту повестку на митингах. Организация "Демократические социалисты Америки (DSA)" является самой большой социалистической организацией в США. DSA собрала в себе социалистов всех мастей. Своими корнями она уходит в Социалистическую партию Америки. Члены DSA - остались теми же самыми социалистами, что и раньше, однако теперь они являются союзниками Демократической партии, а потому называют себя демократическими социалистами. Идеология DSA, согласно их уставу, — эко-социализм, социалистический феминизм, анти-капитализм, анти-империализм, анти-расизм, и антифашизм. Члены этой организации стремятся к власти, чтобы фактически бороться с существующим в США социальным строем - капитализмом, или, как осторожно сформулировал эту цель президент Барак Обама в своей второй президентской кампании, чтобы кардинально изменить ("fundamentally transforming") Америку. Другой силой протестов в США является анархическое движение. Именно социалисты и анархисты захватили инициативу в сегодняшнем движении.

Чувство вины, и тем более ее публичное выражение, есть действительно ослабление социального иммунитета, слом сопротивления очевидному насилию со стороны радикального крыла черного населения, добровольный отказ от лидерства и привилегий. Однако кто именно сейчас преклонил колено? Публично кается только определенная часть общества, а именно старая элита Демократической партии и ее активные сторонники, думая, что это их спасет. Если уж давать имя текущей революции, то это будет скорее революция меньшинств под социалистическим флагом внутри Демократической партии.

Наиболее показательным в этом смысле был приход в Конгресс демократ-социалистки, бывшей барменши Александры Оказио-Кортес (Alexandria Ocasio Cortez) в 2018 г. Ее успех на выборах был тем удивительнее, что она победила не кого-нибудь, а весьма известного политика Джоу Кроули, кто до этого переизбирался в Конгресс десять раз, и кого прочили в следующем сроке занять третий пост в иерархии после спикера — лидера большинства (Majority Leader).

В масс-медиа конгрессменку называют по ее инициалам — АОС, поставив тем самым в ряд известных политиков, таких как, JFK (John F. Kennedy) или FDR (Franklin Delano Roosevelt). У ряда экспертов сложилось мнение, что именно АОС задает тон, если не во всей нижней палате Конгресса, то уж точно среди кандидатов на пост президента от ее партии (подробнее о ней и группе других представителей меньшинств, пришедших в Конгресс).

АОС не сама выиграла свою избирательную кампанию, за нее ее выиграли другие люди, а именно, социальные организаторы, а точнее их организации (извиняюсь за вынужденную тавтологию). Начиная с первой президентской кампании Обамы, они активно участвуют в проведении президентских выборов. Сеть социальных организаторов и их фронт группы избрали путь — быть в/вне Демократической партии, создав фактически теневую партию. Эта новая "пара-партия", спарринг-партнер Демократической партии, оставаясь все время в тени последней и не будучи скована официальными правилами проведения избирательных кампаний, организует тренинги и победу кандидатов социалистической ориентации от этой партии во многих ключевых регионах.

Одни из этих организаций немногочисленны, другие весьма многолюдны. Так, например, Democracy for America, основанная бывшим кандидатом в президенты и также бывшим председателем Демократической партии Ховардом Дином, насчитывает около миллиона членов, если верить их сайту. Организации радикалов-организаторов, влияющие на выборы в Конгресс, объединяет общая цель — навязывание Демократической партии радикальной социалистической повестки.

Организация "Демократы за справедливость" (Justice Democrats), еще одна ППО, состоящая из социальных организаторов, собрала для АОС, кандидатки тогда еще с нулевой узнаваемостью, избирательный фонд и создала визуальную рекламу на самом высоком профессиональном уровне. Избрание АОС есть лишь один маленький шаг в проекте захвата американского Конгресса представителями радикальных меньшинств, который его авторы назвали "Совершенно новый Конгресс" (Brand New Congress (BNC)). Идея проекта BNC — заменить истеблишмент в Конгрессе новым поколением радикалов-революционеров и осуществить мирную социалистическую революцию. После АОС у них уже было много маленьких побед на выборах всех уровней власти.

Новый этап противостояния между истеблишментом Демократической партии и структурами социальных организаторов наметился в последние десять лет. Новые политические силы диктуют демократической верхушке свои условия и не только фигурально, но и буквально ставя их на колени. Именно эти организции выводят людей на протесты, включая сегодняшие. Кто победит в этом затяжном конфликте, предсказать нетрудно. Демократическая партия, строящая свою политику на стероидах - методах и тактиках социальных организаторов, - постепенно радикализуется под их давлением и превращается в социалистическую партию радикального толка. Она уже и сейчас делает все возможное, чтобы расширить свою социальную базу за счет групп населения, которыми легко манипулировать: недавние иммигранты, как легальные, так и нелегальные; школьники старших классов и студенты; заключенные в тюрьмах, и, конечно же, люди, получающие пособия от государства.

Байдена многие рассматривают лишь в качестве транзитного кандидата, картонного персонажа, некоего "умеренного демократа", выставленного против Трампа. Пятьдесят политических организаций всех деноминаций, включая мусульман, уже послали Байдену письмо-ультиматум, в котором требуют, чтобы он поддержал их требование снизить финансирование полиции и перенаправить эти деньги организациям, которые контролируются их движениями. Под их давлением "умеренный демократ" Байден заявил в речи, посвященной Дню независимости, что он идет во власть, чтобы трансформировать Америку.

Те, кто следят за американскими выборами, знают, что Байден пообещал выбрать вице-президента из числа женщин. Последняя новость, однако, состоит в том, что узкий список номинантов в вице-президенты состоит из четырех черных женщин. Это, скорее всего, значит, что не только вице- но и президентом в конце концов станет черная женщина. Многих из них тренировали и продвигали социальные организаторы и, в частности, организация Emily List, существующая на деньги "проснувшихся" капиталистов, Майка Блумберга и ему подобных.

У тех, кто стоит за движением BLM (кто "угнал их самолет"), имеется вполне определенная цель - продолжить беспорядки до выборов в ноябре, чтобы деморализовать сторонников Трампа и ослабить их сопротивление Байдену, а точнее, той женщине, которая станет вице-президентом, а в скором будущем, после смещения Байдена (добровольного или по медицинским соображениям), и президентом. Точно известно, что в узком листе нет людей, страдающих "протестантским мазохизмом".


"Русские белые", или диалог публициста с философом


Разговор о сегодняшних протестах и беспорядках в США был бы неполон без упоминания статьи Немцева "Загадка золотого гроба, или о пристрастиях "русских белых". Его статья требует нашего внимания потому, что он в ней полемизирует не только с Неделем, но и с "белыми русскими" как в России, так и за рубежом, к числу которых отношусь и я. У меня много возражений к его статье и по поводу заявленной в ней позиции, но я смогу остановиться здесь только на его нескольких утверждениях, которые сгруппирую в три кучки: "белый расизм", способ аргументации Немцева и его трактовка "русских белых".

Немцев цитирует в своей статье американского автора Робин ДеАнжело, которая избрала темой своих исследований не просто белое население, а "белость" (whiteness) как психологию и модус поведения. "Отрицание существования расизма в современной Америке - цитирует Немцев ее книгу "Хрупкость белых" - это важный аспект политического воображаемого белых американцев". ДеАнжело определяет white fragility, как такое состояние, в котором минимальный стресс на расовой почве становится непереносимым. Я бы перевела fragility в данном контексте не так, как Немцев - не хрупкость, а уязвимость, - но это не меняет сути дела. ДеАнжело утверждает, что белым присуща особая уязвимость, то есть, что они всегда имеют тенденцию вставать на защиту своего преимущества, подаренного их расой. Немцев приводит ее утверждение не только без должного обсуждения, как подобало бы философу, но и без какого-либо сомнения, просто как самоочевидный факт.

Для того, чтобы читатель мог составить свое мнение о правоте утверждения ДеАнжело, я приведу один конкретный факт из жизни известного социолога и политолога Чарльза Мюррэя, на работу которого я уже ссылалась выше.

В марте 2017 г. двое студентов и советник студенческой организации республиканцев из числа администрации пригласили профессора Мюррэя выступить в Мидлбери колледже. Собравшиеся в аудитории студенты оскорбили и нанесли физическую травму профессору, которая представляла гостя, приведшую к сотрясению мозга. Далее они не допустили выступления Мюррэя, устроив ему обструкцию, стуча в стены и пол, и запустив сигнал пожарной тревоги на кампусе. Семидесятитрехлетний Мюррэй чудом избежал той же участи, что и представлявшая его женщина. После того, как эта история стала широко известна, 177 профессоров со всей страны, среди которых были люди разных рас, написали открытое письмо, требуя, чтобы виновных в этой истории студентов не наказывали. Профессора утверждали, я цитирую их письмо дословно, что несостоявшаяся "лекция Мюррэя представляла собой угрозу" студентам; что студенты подверглись "маргинализации", "пренебрежению", "объектификации"; что протест был фактом "активного сопротивления против расизма, сексизма, классизма, гомофобии, трансфобии, аблеизма (дискриминации по физическим признакам - И.Ж.), этноцентризма, ксенофобии и других форм дискриминации".

Я представлю читателю решать, кто в этой ситуации защищал себя от неудобных фактов, кто пришел в агрессивное состояние от малейшего стресса, связанного с обсуждением расовых вопросов, и кто был носителем fragility. Добавлю, что случаи подавления неудобных точек зрения, подобная этой, повторялись неоднократно в разных колледжах в течение 2017-2020 гг. Причем именно белые пытаются вступить в диалог с черными и людьми других рас, каждый раз с риском для своего здоровья. Что касается утверждения ДеАнжело (а заодно и Немцева) относительно готовности белых вставать на защиту своего преимущества, подаренного их расой, то разве не сами белые приняли ППД, а затем создали отдельный социальный лифт в виде системы преференций для представителей цветного населения? Разве не белые создали феномен разбуженного капитализма, озабоченного социальной справедливостью и разнообразием? Разве не белые выходят на протесты рядом с черными этим летом?

Тезис о white fragility повторяется во многих работах с небольшими вариациями, не меняющими ее сути: белым только кажется, что они не расисты, на самом деле они расисты на подсознательном уровне.

Убийственность этого довода состоит в следующем:

во-первых, его нельзя опровергать, т.к. это будет еще больше доказывать, что вы расисты;

во-вторых, это избавляет говорящих от необходимости доказывать тезис, что расизм действительно повсеместен и присущ всем белым, а не только тем немногим, кто проявляет его на деле;

и, в-третьих, он позволяет требовать расплаты за события 250-летней давности и материальное возмещение за нанесенный им ущерб, а именно репарации в размере 17 триллионов долларов, то есть примерно по одному миллиону на каждую афро-американскую семью.

Чтобы понять масштаб этой цифры, напомню, что в 2019 г., в один из лучших годов американской экономики с ростом без малого 3 процента в год, совокупный национальный продукт США (GDP) составил 21,438 триллиона долларов, а общегосударственный долг в 2020 г - около 25 триллионов. Понятно, что у государства США уже давно нет денег, и репарацию предлагается сделать в долг, который будут платить следующие поколения.

Однако постойте, почему репарацию заслужили только черные, независимо от того, когда и с какого континента они попали в Америку, и от того, были ли они сами потомками рабов, рабовладельцев или работорговцев (а среди черных были все три категории)? Торг о репарациях в 17 триллионов еще не закончен. Если уже платить афро-американцам, то надо платить и индейцам. А это всего лишь дополнительные 35 триллионов! Но и здесь нельзя поставить точку. Сенатор Элизабет Уоррен предложила заплатить репарацию и гомосексуалам за то, что им могло причитаться снижение налогов на семью до юридического признания их права на брак и семью. За ними стоят в очереди другие "жертвы режима". Так что "диалог" с черными не только не блокируется, но и, наоборот, набирает обороты. Тезис о расизме белых имеет не только социальные, но и практические последствия для всей страны, а именно, он разорит ее дотла.

Впрочем, демократы не собираются всерьез платить репарацию. Они создали комиссию по этому вопросу в Конгрессе только потому, что идет избирательная кампания. После нее всё, скорее всего, будет спущено на тормозах и черных избирателей опять обманут, как это делалось уже не раз.

Разговор о расовых отношениях идет в США уже много лет. Он особенно активизировался после избрания Барака Обамы президентом. Во время его срока были существенно облегчены правила для помилования преступников из числа цветного населения и тысячи людей, в основном черные, были освобождены досрочно из тюрем. Президент Трамп подписал в 2018 г. указ, который известен как "Указ о первом шаге", направленный на досрочное освобождение и облегчение адаптации после освобождения. Однако всего этого оказалось недостаточно. В мае-июле 2020 г. ситуация накалилась опять, и черные активисты решили поставить своих белых сограждан на колени в прямом и переносном смысле за грехи одного полицейского. В многочисленных организациях подисываются письма, спущенные администрацией сверху, о коллективной вине белых и признании вины детей за праотцов. В моей почте есть пара таких писем. Они до боли напоминают период сталинского террора и судов чести. За неимением места не буду приводить текст этих писем.

В картине белого расизма, созданной ДеАнжело и некритически подхваченной Немцевым, все черные чувствуют и действуют заодно, в ней нет места для черных диссидентов, которые своим жизненным опытом доказали, что в США не существует систематического расизма. Среди них журналисты Кандис Оуенс и Давид Веб, сенатор Аллен Вест, профессора Томас Соуэл и Рейли Вилфред, нейрохирург Бен Карсен и многие другие. Они все вышли из черных бедных семей, добились успеха за счет своих собственных усилий и не собираются разыгрывать карту расовой идентичности и получать репарационные подачки. Их присутствие нарушает стройную картину подавления черных белыми.

Чернокожая журналистка Кандис Оуенс первой указала на то, что черные радикалы работают на снижение стандартов для своей этнической группы во всех смыслах: принижают авторитет тех, кто добился успеха (министр иностранных дел Кондолиса Райс, верховный судья Кларенс Томас и многие другие); поднимают на щит (кладут в пoзолоченный гроб) людей с криминальным прошлым; отказываются конкурировать на равных с белыми и требуют привилегий. ППО называют успешных черных "дядями Томами", "домашними неграми", "продавщимися" (sold out). Скрытой причиной такого отторжения подлинных культурных героев своей расы является тот факт, что все названные выше персонажи являются республиканцами. Одновременно лидеры черного движения подкармливают комплекс жертвы у этнических меньшинств. Ситуация перевернулась с ног на голову: раньше табличка "Только для черных" означала поражение черных в правах, теперь она означает их право на дополнительные финансовые вливания и другие привилегии.


Беседа литератора с философом: стереотипы против аналитики

Выше я уже упомянула, что тезис о подсознательном белом расизме весьма удобен, так как подсознание не поддается верификации. Однако это не единственная причина, по которой я считаю статью Немцева построенной на ложных посылках и методах аргументации.

Немцев представлен читателям как философ и историк, однако он рассуждает в статье, и особенно в устной дискуссии, больше как литератор, чем ученый. Он аппелирует к личному опыту, своему и своего оппонента. Сравнивает, кто больше из них знаком с реалиями жизни в США! Ну уж, если переходить на такой уровень доказательства, то скажу, что я живу в районе, где белый и черный средний класс (upper middle class) живут вперемешку. Мои соседи со всех сторон черные: учителя, полицейские, художники и профессора. У них есть свои большие дома с участками. Ни одного межрасового конфликта в нашем районе не было за последние 15 лет, что я здесь живу. Мы не только приглашаем друг друга в гости, ходим на выставки собственных работ, но и мои черные соседи приходили в православную церковь, чтобы проводить моего мужа-белого американца в последний путь.

Однако не пристало ученым говорить о социальных вопросах на уровне примеров из личной жизни. Более того, личный опыт, а особенно политические взгляды, мешают установлению истины. Разве Немцев не знаком с "эффектом исследователя", состоящим в том, что личные пристрастия, а особенно неотрефлектированные стереотипы, искажают результаты исследований? Приведу несколько примеров стереотипов из его статьи.

Немцев считает, что "русские "белые" не утруждают себя чтением того, что афро-американцы пишут о своих проблемах". Он повторил эту мысль еще два раза на восьми страницах своего текста. В другом месте он пишет, что статья Неделя " ... вполне адекватно представляет определённый подход к недавним событиям в США, характерный для многих российских наблюдателей, в том числе и тех, кто пишет на русском языке с территории США, т.е. давних или недавних эмигрантов. ... Совокупность расовых проблем в США им малоинтересна и в общем-то не знакома. Повседневной жизнью афроамериканцев и тем более других меньшинств в США они не интересовались (это не удивительно для жителей Старого света; но и будучи белым квалифицированным мигрантом в США, можно прожить всю жизнь "среди своих", о повседневности "чёрных" имея лишь смутные представления)". В третьем месте он упрекает русских в "незнании комплекса проблем, связанных с расовой дискриминацией".

Все эти утверждения, как и тезис о подсознательном расизме, автором не доказываются и подаются как самоочевидные факты. Они отражают устойчивые стереотипы восприятия русских американцев приезжими из России людьми, сформированные на шапочном знакомстве с пожилыми русскими, которые приходили на их концерты или лекции. Эти стереотипы переходят из одной публикации в другую без изменения, я находила их в писаниях Евг. Гришковца, Дмитрия Быкова, Виктора Ерофеева. Заметим, что все они писатели, а не культурологи, философы или историки, как себя представляет Немцев.

Эти стереотипы совершенно не отражают реального положения дел среди работающих людей российского происхождения. Большинство русских эмигрантов рекордно быстро вписывается в американскую жизнь и живет не только и не столько "среди своих", как пишет Немцев; они успешно работают в американских компаниях, преподают в университетах и школах, занимаются благотворительностью и политической деятельностью, в конце концов, просто живут рядом с американцами, расселяясь не только в больших городах, но и по всей Америке. Русские живут в американской информационной среде, выходят замуж и женятся на американцах. Они настолько быстро становятся американцами, что у них даже нет русских клубов, как это было у итальянцев или ирландцев.

Упрек в сторону русских за границей в "незнании комплекса проблем, связанных с расовой дискриминацией" был бы еще понятен, если бы рядовой россиянин хорошо бы знал и интересовался тем, что происходит в его собственной стране, но это уже другая тема.

Немцев также преувеличивает поддержку Трампа и республиканцев в русских коммьюнити. На недавно прошедшем митинге против террора BLM в городе Бостоне, где проживают десятки тысяч русских, среди около тысячи протестующих была лишь горстка русских. Как раз наоборот, русские эмигранты еврейской национальности, как и большинство американских евреев, тяготеют к Демократической партии.
(Весьма спорное утверждение)
Процитированные утверждения Немцева о русских в Америке - есть лишь некритический перенос тезисов ДеАнжело и других "прогрессивных" ученых о подсознательном расизме на русскую публику. Эти безаппеляционные, а главное, недоказанные утверждения делает не простой человек, а тот, кто называет себя ученым. Ведь проверить, что мы, русские, не только читаем, но и глубоко знакомы с проблемами расовых и других социальных движений, довольно легко (достаточно только взглянуть на русские политические сайты и альманахи, или хотя бы на списки литературы к моим публикациям на американские темы).

Немцев, фактически, принял доктрину идентичности, а именно, тезис, что человек полностью задается (определяется) его цветом кожи. Эта доктрина мало чем отличается от марксистского положения о классовой обусловленности идеологии и приводит к упрощению и схематизации социальных выкладок. Неслучайно она получила название вульгарного социологизма.

Повторю, что Немцев доносит до нас в своей статье позицию тех, кто публично кается и встает на колени, а также их морализаторский и поучающий тон в отношении тех, кто с ними не согласен. Хотя он признает, что среди протестующих больше белых, чем черных, однако, в отличие от Неделя, не предлагает убедительного объяснения причин и смысла текущей революции (кроме систематического расизма, который мы поставили под сомнение выше). Недель, как уже сказано, видит в этих протестах борьбу за власть и я с ним полностью согласна.

В заключение вернусь к заголовку статьи Неделя. В чем же по его мнению состоит стратегия идущей революции? Мне не удалось найти ответ на этот вопрос в его статье. И правомерно ли вообще говорить о стратегии в применении к такому спонтанному и эфемерному процессу как революция? Недель назвал суть текущей революции войной элит, а ее целью - реставрацию прежней элиты (правда, неясно какой). Как я старалась показать выше, эти протесты могут привести к власти не старую, а совершенно новую силу, которую пока трудно даже называть элитой. В конце концов, большевистская партия и продолжатели ее дела в России претендовали на то, чтобы считаться "умом, честью и совестью эпохи", но заслужили ли они звание элиты?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments