dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

"Иногда они возвращаются"

(Марксисткий анализ Товарища Ольшевского)
"Учение Маркса всесильно, потому что оно верно"
В.И.Ленин

обновил статус.


О НЕПРАВИЛЬНОЙ РЕАКЦИИ НА ПРОТЕСТЫ и О РЕВОЛЮЦИОННОЙ СИТУАЦИИ В АМЕРИКЕ.



Как видно из заголовка, я и сам не знаю, какая реакция была бы правильной, тем более сегодня, в данный острый момент. И я не очень-то знаю как общество (мы все) должно решить все те проблемы, о которых а напишу ниже.
Но читая поток новостей в официальных СМИ и поток комментариев в фейсбуке, я вижу много совершенно неправильных реакций. Логически неправильных, чисто психологических неправильных (без тени анализа), и неправильных в силу оторванности от действительности, в силу игнорирования фактов. А главное – неправильных в силу непредвидения будущего.
Первая неправильная реакция – отмахнуться. Сказать, мол, дети засиделись дома во время карантина. Или, мол, гормоны играют. Или сказать, а какие у вас требования? Предложения? Где программа? Или сказать, что это – происки темных сил. Каких-нибудь иностранцев. Или пусть даже и сил не совсем темных. Сказать, это ерунда, это всего лишь демократы хотят свалить Трампа. Или сказать, мол, мама обстирала, накормила – почему бы не пойти побузить?
Вторая неправильная реакция – подтасовать факты. Упростить реальность до одной формулы. Этим, кстати, вовсю занимаются СМИ. Согласно Fox News мы имеем дело исключительно с лутерами, грабителями, криминалами. А наше общество основано на законе. И этих всех бузутеров надо просто-напросто подавить по всей его строгости. И дело с концом!
Согласно же CNN, все наоборот, мы имеем дело с почти исключительно мирными протестами, и требования протестующих вызывают у нас у всех чисто человеческую симпатию.
Неправильность как отмахивания, так и подтасовки очевидна – протесты сильно, эмоционально поддерживают десятки миллионов людей, и даже если они все скопом ошибаются и сами не знают чего хотят – это никоим образом не снимает факта массового недовольства. Наоборот, вместо того, чтобы от него отмахиваться или его принижать - интересно и нужно во всем разобраться, проанализировать. Если, конечно, нам интересно понять, какие долговременные процессы происходят в обществе.
Начало такого анализа может быть в том, чтобы признать, что в обществе, на сегодняшний день, сложилась революционная ситуация. Те, кто учился еще в советское время, помнят как в нас вдалбливали ленинское определение революционной ситуации. Цитирую по википедии три основных признака последней.
1. Верхи не могут управлять по-старому — невозможность господствующего класса сохранять в неизменном виде своё господство.
2. Низы не хотят жить по-старому — резкое обострение выше обычной нужды и бедствий угнетённых классов и их желание изменений своей жизни в лучшую сторону.
3. Значительное повышение активности масс, привлекаемых, как всей обстановкой кризиса, так и самими «верхами», к самостоятельному историческому выступлению.
Революционная ситуация эта не свалилась на нас как снег на голову. Пять лет назад, в 2015 году, по стране прокатилась волна студенческих протестов. Протесты эти тоже начинались как расовые, хотя участие в них принимали преимущественно белые. Как правило, возникало требование переименовать какое-то университетское здание. Такие требования администрации университетов легко удовлетворяли (к примеру, Йейль переименовал здание Джона Калхуна, в прошлом рабовладельца), но протесты на этом не заканчивались.
Выяснилась довольно удивительная вещь – администрации университетов немедленно и мудро организовали группы переговоров с протестующими, желая удовлетворить их требования. Но оказалось, что огромное количество требований были иррациональными. Студенты, в числе горсти вполне разумных требований, выдвигали и массу не вполне адекватных пожеланий. К примеру, в одной из юридических школ, студенты требовали исключить из программы изучение закона об изнасилованиях, так как многие студенты испытывают стресс при их изучении. В другом университете требовали исключить из программы филфака изучение «Великого Гэтсби», так как там изображается партиархальная семья, с насилием, а женщины там пустые, глупенькие, но алчные. Короче, оказалось, что не то чтобы программы действий, но даже и видения будущего у студенческих групп нет.
Президентом в 2015 году был Барак Обама, и он указал на это обстоятельство в одной из речей. Обама подверг критике движение black lives matter. По мнению Обамы, протесты имеют две стадии, две цели. Первое – привлечь внимание общества к проблеме. Второе – сесть за стол переговоров и перевести требования из протестных в политические. Реформировать систему. По мнению Обамы с первой частью движение black lives matter уже справилось, а ко второй даже не приступило. Несмотря на наличие желания у верхов вести переговоры. Кстати, эту мысль Обама повторил и сегодня.
В этом плане нынешняя ситуация ничем не отличается от ситуации 2015 года, за исключением того, что число протестующих выросло в сотни, а может и тысячи и десятки тысяч раз. И выплеснулось из кампусов на улицы метрополий.
Из чего вытекает, что мы имеем третий признак ленинской революционной ситуации – повышение активности масс. Причем массами в данном случае являются не какие-нибудь ленинские классы, рабочие, а молодое поколение.
По поводу второго признака революционной ситуации – нужды молодых людей и желания изменить свою жизнь в лучшую сторону. Они сами это в явном виде не формулируют в списке требований, но давайте посмотрим на их финансовую ситуацию. В этом смысле знаменитая «американская мечта» давно приказала долго жить. Еще лет 30-40 назад квалифицированный рабочий мог позволить себе купить дом, роскошную машину, семьи могли позволить себе одного работающего и при этом каждый год ездить в отпуск на Гавайи. И дать детям высшее образование, про желании. Такой уровень жизни не мог и присниться никому тогда в Европе и Азии. Тогда заговорили о том, что наряду с пролетариатом и буржуазией появился «средний класс». Работающие за зарплату, но живущие жизнью вполне состоятельных людей.
Сегодня. Долги населения за высшее образование в США – 1.6 триллиона долларов. Второй максимальный долг после ипотеки (которая всего в 10 раз больше). Такого огромного долга молодого поколения старому никогда не было в истории, и долг этот продолжает расти большими темпами. В то же время цены на недвижимость растут и покупка дома в главных метрополиях на зарплаты стала немыслимой. Многие миллениалы заканчивают университет и живут с родителями. У молодежи просто нет долговременного финансового стимула работать. Уровня жизни своих родителей, к которому они привыкли, им не достичь. Средний класс приказал долго жить. Второй признак революционной ситуации налицо.
Кстати, наряду с общественными процессами и изменениями, интересно отметить проблему «отцов и детей» в современной Америке. Как мы помним по Тургеневу, подобные вещи обостряются во время роста в обществе революционных настроений. Нигилизма, по Тургеневу. А что сегодня? У меня в Бостоне есть пять-шесть знакомых семей, в которых дети полностью оборвали общение с родителями. Скажем, у одного знакомого (который, видимо, читает это), сын отказался брать у отца деньги на университет (отец откладывал в университетский фонд всю жизнь). Во второй семье (они тоже читают) сын неожиданно без объяснений ушел из дома, и заблокировал родителей в телефоне и социальных сетях. Тоже отказавшись от благосостояния, которое для него копили его вполне состоятельные родители. В третьей семье сын вообще принял израильское гражданство и уехал служить в армию обороны Израиля.
То есть, разрыв общения с родителями сегодня – массовое явление, как под копирку. Я упоминаю обо всех этих случаях, для того, чтобы сказать, что вижу проблему как общую, поколенческую, не расовую. Расовые вопросы – это, на мой взгляд, важная, но лакмусовая бумажка.
Наконец, первый признак революционной ситуации. Паралич власти. Сейчас всех нас отвлекают от понимания взаимные обвинения демократов и республиканцев. Кто из них прав? Но ведь и те и другие – власть. И если демократов и республиканцев не для успеха анализа не различать, если смотреть на всю систему власти в целом, то паралич налицо.
Одни лидеры дают своими словами валидацию протестующим, среди которых их дети. И это, как пишут не вполне владеющие словом, симптоматично. Когда дети людей во власти идут в протестное движение – это преддверие фундаментальных перемен.
Другие, наоборот, хотят жестоко подавить протесты, вводят армию в Вашингтон. Трамп попробовал ввести 10 тысяч военных. Что является уже полным признанием революционной ситуации. Использование армии против людей было бы полной катастрофой. В свое время Николай 2-й приказал казакам стрелять в собственный народ, заслужил прозвище Кровавый, и получил в ответ революцию по полной. В Америке это тоже было бы катастрофой. Военных не учат разгонять демонстрации, в отличие от полицейских. Они просто не умеют этого делать, были бы жертвы, большое количество жертв, и на следующий день на улицы вывалили бы миллионы людей. К счастью, министры, вопреки Трампу, убрали от греха подальше военных из Вашингтона. Что еще раз указывает на полный паралич власти, президент приказывает одно, а члены правительства делают другое.
Теперь, если бы сейчас кандидатом от демократической партии был Берни (и дихотомия была бы не Байден-Трамп, а Берни-Трамп), то таких массовых протестов, видимо, не было бы. Подробнее.
В США две партии, и конкретный выбор всегда между всего лишь двумя конкретными программами. И ни программа Трампа, ни программа Байдена молодым не импонирует.
Программа Трампа. Деглобализация. Была американская мечта, был средний класс, был самый лучший в мире уровень жизни, а глобализация его разрушила. Так давайте перекроем границы, вернем производство из Азии в США и заживем как раньше. Молодому поколению сегодня эта программа ничего не даст, потому что экономического прошлого не вернешь. Если установить тарифы, то все китайское подорожает, а американского не появится. В начале 20 века в США был капитализм, во всем его блеске. Европейцы, занятые политическими дискуссиями о коммунизме и фашизме, проезжали в Америку и видели здесь практичных людей, которых волновали исключительно деньги. Русских писателей это бесило. Им казалось, что они в СССР заняты самым важным для человечества делом – революцией, а тут люди к нему полностью равнодушны, и вместо революций зарабатывают вполне огромные деньги. Горький, Маяковский, Пильняк. При восхищении футуристическими небоскребами - неприятие Америки с ее джазом. Отсюда и названия посетивших Америку. «Город желтого дьявола.» Деньги, как альтернатива революции. Геббельс, докладывая Гитлеру о допросах первых американцев, удивлялся. «Это люди полностью лишенные всякой идеологии, мой фюрер.»
Сегодня Америка уже давно не является городом желтого дьявола – золота здесь не заработаешь. Заработаешь в Китае. Каждый, кто провел в Шанхае какое-то время, знает, что там сейчас именно эта атмосфера. Новые бизнесы, производство растут как грибы.
Поэтому план Трампа о возвращении производства из капиталистического Китая в монополистическую Америку совершенно непонятен. Первое – он проведет к значительному росту цен, в США рабочая сила в десятки раз дороже. Предпринимательской инициативы нет. Да и через 10-20 лет огромное число работ будет роботизировано. Молодое поколение не является бенефициаром программы Трампа.
Программа Байдена. При всей ее эклектичности и нечеткости на данный момент, программа эта – продолжение прошлой, а стало быть и продолжение глобализации. Той самой, которая поставила точку под эрой американской мечты и привела к тупику для молодого поколения.
Чуть ли не единственным политиком, который реагировал на проблемы молодых был Сандерс. Он видел проблему – обострение неравенства, при котором разрыв между 3% богатых и всеми остальными рос огромными темпами. Он предлагал ввести бесплатное высшее образование. Все критиковали его, говоря, что это – прожекты, что на бесплатное образование нет денег. Но как сегодня видят это молодые? Долг по высшему образования – 1.6 триллиона долларов. Которых, как им говорили, у государства якобы нет. Но сегодня на коронавирус государство отстегивает триллионы ежемесячно и ничего. Вот как им реагировать на то, что для спасения круизной индустрии или нефтеперерабатывающей деньги есть, а для них – нет?
Теперь очевидно, что то, что Берни «убрали» было совершенно неправильно. У молодых среди кандидатов нет своего представителя. Taxation without representation.
Совершенно непонятно, как завершатся протесты сегодня, может пошумят и утихнут, как раньше. Но одно очевидно – пройдет 4 – 8 лет, и всех этих 70-летних политиков уже не будет. Вместо них будут Бутеджич и Оказия Кортез. Поколение протестующих продет к власти, как когда-то поколение хиппи. И они сами разберутся, уже без нас.
В заключение – в силу профессии я общаюсь с довольно значительным числом молодых людей. Я ничего не знаю о их политических взглядах, на факультете математики мы не говорим о политике. Мне кажется, что они в среднем намного умнее моего поколения. Интересно было бы взять мою университетскую группу, ту в которой учился. И перенести ее в мой нынешний университет. Интересно, какие бы оценки они получили? И все они очень приятные люди. Интересные. С чувством собственного достоинства. С жизненными принципами. Словом, вполне внушающие уважение. Не знаю, ходят ли они сейчас на марши, но мне кажется, что они, в большинстве своем, симпатизируют протестующим.
SUMMARY. Далеко не все революционные ситуации ведут к революциям, тем более, когда никто не говорит массам «Я знаю, что делать». Так что пройдет полгода и статус-кво временно восстановится. Но революционные ситуации возникают тогда, когда в обществе созревают серьезные проблемы, касающиеся десятков миллионов. Которые никуда не уйдут, даже если революционная ситуация сойдет на нет.

Сразу же поставлю один из ответов Вадиму:

Yuriy Dorman
Категория населения, обеспокоенная высокими студенческими долгами, вовсе не былa инициаторoм протестов.
Инициаторами были черные активисты, которые давно воюют с полицией, считая ее квинтэссенцией институционального (якобы) расизма. Мне кажется студентов среди них не много .
Далее, как солома, вспыхнули профессионалы из Black Lives Matter, а за ними, тоже как сухой хворост в дикую жару, воспламенилась прочая молодежь и не очень. Тут и мародеры не заставили себя долго ждать.
На мой взгляд роль "дикой жары", которая обусловила почти фатальную воспламеняемость, сыграли 3 месяца карантина. Маргинальные слои сразу же по его введении кинулись "готовиться" к смутным временам, скупая оружейные магазины подчистую. Однако, карантинные недели особо смутными не получились: все жизнеобеспечивающие и правоохранительные общественные институты работали нормально. Поэтому, мне думается, что возникшие после убийства Флойда беспорядки есть не что иное, как сублимация нереализованных "чаяний" люмпенов и маргиналов, которые весь карантин ждали удобного момента, чтобы начать разбой.
Ну, конечно же плюс ко всему включились силы, которые 3.5 года уже живут только тем, чтобы свалить Трампа, увидев в протестах хорошую возможность для этого.
Как написал Кармоди: "проблема полицейского насилия не придумана, она действительно есть... Протесты против полицейского насилия - абсолютно легитимная вещь. Одна беда - эти протесты, как и любые другие, в последние годы захватываются людьми, у которых совсем другие интересы и совсем другие планы. Их интересует не прекращение насилия, а, наоборот, его эскалация, потому что они надеются, что эта эскалация в конце концов приведёт их к власти. Происходит то же, что в России началаа 20-го века: система отвратительна, никакой нормальный человек не может её одобрять, но протест против этой системы захватывают и направляют люди, которые ещё опаснее того, против чего они протестуют"

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments