dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Единственный военный парад на постсоветском пространстве (UPDATE)


Лукашенко в своем выступлении, перечисляя народы сражавшиеся против фашизма, вспомнил евреев сразу после украинцев.
Лично я такое услышал от больших начальников впервые.


UPDATE:

Раз уж, благодаря Батьке, вспомнили про евреев в войне, поставлю давнюю фотографию моей семьи:


Это моя мама, вверху, её старшая сестра, внизу, и два старших брата, Залман и Иосиф, т.е. мои дяди. Они оба пошли на фронт в 41-м и оба погибли.

Зато дядя Миша, (младший брат моей мамы и отец Игоря, его прекрасно помню) вернулся живой.
Воевал он в одном полку с Гришей Фридманом, который стал потом знаменитым писателем Григорием Баклановым.
Бакланов даже упоминает отца Игоря в своих мемуарах:

https://profilib.net/chtenie/137991/grigoriy-baklanov-zhizn-podarennaya-dvazhdy-7.php

Потом уж я узнал, что в полку я был самым молодым, хотя продолжалось это, конечно, недолго. Об этом и многом другом есть в моем невыдуманном рассказе "Как я потерял первенство". Он уже не раз был напечатан, когда я вдруг стал получать письма от однополчан из 387-го гаубичного полка, из нашей 34-й армии. "Читая военные произведения писателя Г. Я. Бакланова, мой друг по фронту М. А. Юдович и я обнаружили его маленький рассказик "Как я потерял первенство", из которого узнали, что Бакланов наш однополчанин", - писал из Ленинграда П. С. Ковальчук. Оказалось, создан музей полка, и там, собравшись, они читали рассказ вслух и плакали. В рассказе нет ничего, что заставляло бы плакать. Но они, пожилые люди, вспоминали себя, молодость, наш Северо-Западный фронт, голодный и мокрый.

Вот дополнение самого Игоря о его отце:

Твой дядя Миша, а мой отец, был 1919 года. Но чтобы поступить в ФЗО в Ленинграде он "стал на внешний вид" и ему определили 1917 год рождения, так всю его жизнь и было в паспорте. Соответственно, уже после учительского института (который мы бы назвали 2-х летним техникумом) его призвали в армию в 1938 году. В 1938-м! Осенью 41-го он должен был демобилизоваться, но... Войну он начал 22 июня 41-го в Белостоке, западнее уже не бывает. Он был старшим сержантом, и это его спасло, так как в панике первых дней войны его назначили - старший сержант был сравнительно большим человеком, его даже не могли бить по морде офицеры - главным по вывозу раненых летчиков в тыл. Он как раз в ожидании своего танка (новые танки были обещаны к июлю, а пока его часть слонялась без дела) был назначен начальником охраны военного аэродрома в Белостоке. Аэродром разбомбили в первые минуты войны и было много убитых и раненых летчиков. Раненых собрали на два грузовика и под "руководством" отца отправили в тыл. Дальше было примерно по "Живым и мертвым" Симонова, включая знаменитый мост через Днепр и защиту Москвы. Потом уже после того, как стали разбираться "кто есть кто", выяснили, что он учитель математики и его перевели в артиллерию, в полк 152 мм гаубиц на Северо-Западный фронт. Где он и выжил, что явно не было запланировано командованием. Ибо С-З фронт - самый кровавый фронт всей войны. Там он позже и брал на комсомольский учет Бакланова, ибо был еще и комсоргом полка. А демобилизовали его по Приказу т. Сталина от конца 44 года об отзыве специалистов для нужд послевоенной жизни, тогда поняли, что после войны не будет хватать тех и этих, включая учителей. Так что он отвоевал от и почти до. Закончил в Прибалтике, "освободив" ее во второй раз. Первый был в 40-м.
И еще. У тебя и у меня погибли не два дяди, а два с половиной. Был еще один Иосиф, сводный брат, который жил в семье деда после гибели его отца (брата деда) в Стрекопытовском погроме в 1918 году. Второй Иосиф погиб в конце войны в Будапеште.
А Петю Ковальчука я хорошо помню, он приезжал с женой к нам в Гомель, а отец был у него в Ленинграде.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments