dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

И снова о "Зулейхе"


Здесь сын Зулейхи правда со спины снят, но видно, что ребёнок одет хорошо и добротно, как одевались все дети ссыльных в Сибири.

Я думал, что Ирина Петровская с "Эха Москвы" будет расхваливать этот сериал, а она написала примерно то же, что я думал о сериале.
Впрочем, выскажусь резче. Выглядит всё это как развесистая клюква. Особенно, когда Юсуф щеголяет в чистенькой рубашечке и пиджачке, а детишки щеголяют в сапожках.
Не в лаптях и не в онучах и не босиком, а красивых кожанных сапожках детского размера. Вы себе представляете откуда такие сапожки могут взяться в посёлке ссыльных посреди Сибири?
Я - нет. Ну а купол церковный это вообще полный атас.


Экранизация романа Гузель Яхиной вызвала споры, скандалы и интерес публики.


Начну с обнадеживающей новости: публика — не дура! Мы бы и рады показать ей что-нибудь содержательное и серьезное, да она брыкается и обваливает нам рейтинг. Так обычно оправдываются телевещатели, когда их упрекают в намеренном оглуплении широких народных масс. Ну, а уж в тяжелые времена ей, публике, как женщине во время беременности, надо непременно смотреть на что-нибудь светлое, радостное, веселое. Чтобы не угнетать ее и без того угнетенного духа, чтобы поддерживать на глазах угасающий оптимизм и уверенность в завтрашнем дне.

И вот вам факт. Сериал «Зулейха открывает глаза», показ которого завершился на этой неделе, собрал впечатляющие рейтинги, довольно редкие и для мирного-то времени, причем на них не повлияло даже странное несоответствие этого показа расписанию, заранее объявленному каналом «Россия-1».

Еще накануне, в воскресенье, Дмитрий Киселев в «Вестях недели», анонсируя грядущую премьеру, призвал всех зрителей к экрану. Но в этот раз что-то у них пошло не так, и первая серия началась почти с получасовым опозданием.  Зрители, ожидавшие двух объявленных в программе серий, не поняли, почему в день премьеры ограничились одной. Тем более что на следующий день показали-таки две серии подряд, а потом опять по одной. Публика обычно такой необязательности не терпит. Однако от «Зулейхи» не ушла, что лишний раз свидетельствует о ее осознанной нацеленности на просмотр именно этого фильма.

Кстати, зрители, давно уже отказавшиеся от традиционного «ящика», активно смотрели сериал в интернете. И здесь — победа.  «Зулейха открывает глаза» в первую же неделю возглавила рейтинг самых популярных сериалов в Сети.

Наверняка зрительский интерес подогрел и скандал, разгоревшийся сразу после демонстрации в эфире первых же серий фильма. Коммунисты России, патриоты, представители татарской общественности потребовали немедленно снять его из эфира как оплевывающий и очерняющий все самое светлое из прошлой жизни.

Одновременно в Сети развернулась своя дискуссия, где продвинутая аудитория, знакомая с первоисточником, вменяла создателям сериала вопиющее несоответствие букве и духу знаменитого романа Гузели Яхиной.  Те, кто романа не читал, тоже посчитали своим долгом высказаться по принципу «Пастернака не читал, но скажу» (классическая, кстати, история в отношении зрителей-читателей к экранизации любого произведения, когда каждый считает себя специалистом и предъявляет претензии к киношникам самого банального свойства: «Это не Григорий Мелехов, не Юрий Живаго». Других «не тех» литературных персонажей подставьте сами).

В сущности, любое (даже самое дремучее) зрительское мнение — лишний козырь в копилку популярности произведения. Хуже только равнодушное небрежение и отсутствие зрительской реакции.

Обидеть художника может всякий, но плох и слаб тот художник, который обижается и идет в атаку на дураков-зрителей и тем более — идиотов-критиков. За «Зулейху» же обиделась известная киносценаристка, припомнив нападки на свои, мягко говоря, неоднозначные работы и ответив сразу всем хулителям работы чужой: «Бывает, кино получается. Вы, зрители, вправе проголосовать за кино ногами или ТВ-рейтингами. Но на этом ваше право заканчивается, помните об этом. Неплохо бы осознать вам, зрителям, что актеры, режиссеры, сценаристы и продюсеры, которых вы знаете и сладострастно обругиваете, понятия не имеют о вашем существовании. Не понравилось кино — не смотрите. Молча не смотрите. И не суйтесь в таинство, о котором вы понятия не имеете».

И все же позволю себе «сунуться» в это «таинство» и, понимая бессмысленность сравнения, скажу. В романе при определенных его несовершенствах есть запахи и звуки. Есть живо и красочно прописанные подробности жизни героини, которые позволяют читателю понять эволюцию ее образа и характера. В романе Зулейха живая. Фильм же прямолинеен и предсказуем. Это своего рода комикс о тяжелой судьбе закрепощенной женщины Востока, оказавшейся в аду сибирской ссылки и обретшей там… что, кстати, обретшей? На что в сериале Зулейха открывает глаза?

Она в исполнении Чулпан Хаматовой и с самого начала с широко открытыми глазами. Когда забитая, угнетенная семьей и беспросветной жизнью, якобы безропотная и смиренная Зулейха моет ноги истязателю-мужу и выносит горшок за свекровью-упырихой, в ее глазах читается такая строптивость, что кажется, она сейчас сама убьет постылых мучителей. Подробности этого периода ее жизни даны пунктиром, как, впрочем, и последующая история, изобилующая, увы, историческими банальностями и, что того хуже, эпизодами ненаучной фантастики. Переселенцы, брошенные в сибирской тайге, оборванные, холодные и голодные, в одночасье возводят дивной красоты поселок с уютными домиками, украшенными резными наличниками. В часы досуга на танцплощадке перед клубом, освещенной гирляндой огней, ссыльные (как в фильме «Любовь и голуби») танцуют кадриль. Клуб, построенный также руками ссыльных, имеет купол сродни церковному, который ссыльный художник расписывает в духе Сикстинской капеллы, заменив библейских персонажей изображениями красноармейца, советской мадонны с младенцем и врача, якобы символизирующих единство всех слоев общества. Потом этот художник уходит на войну, неведомыми путями попадает в Париж и присылает оттуда в сибирскую ссылку сыну Зулейхи Юзуфу (!) открытку с Эйфелевой башней. 

Именно в ссылке вроде как происходит преображение Зулейхи: она обретает человеческое достоинство и познает настоящую любовь. Однако внешне никак не меняется — она и через 16 лет (когда кончается действие романа), и через 30 (когда решили завершить историю создатели сериала) такая же ухоженная, накрашенная, безупречно причесанная. Зимой и летом одним цветом. Годы и испытания над ней не властны. Где и как она провела те 14 лет жизни, на которые увеличен временной срок сериала, авторы не придумали, прибегнув к избитому клише: «Шли годы». Там, где создателям фильма не хватает визуальных средств, его щедро заливают музыкой и повествованием как бы от автора, который в финале оказывается выросшим сыном Зулейхи Юзуфом.

И все же при всех претензиях к сериалу в любой, даже не самой удачной экранизации есть смысл и польза. Во-первых, экранизация отсылает зрителей к первоисточнику (недаром почти после каждой растет спрос на книги). Во-вторых, стимулирует интерес к реальной истории. И наконец, способствует разрушению идеологических мифов, которыми эта история обросла и обрастает у нас на глазах благодаря патриотам-охранителям «светлого прошлого». Ну, были перегибы. Было плохое, но не надо лишний раз его ворошить. Надо. У кого как получается.

Ирина Петровская

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments