dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

Для друзей по переписке.

Свои большие тексты я копирую с Форума сюда.
Что и делаю:

153280. ( - 65.78.12.42) 19 мая, 2006 - 06:59:

DD
Я решил для разминки написать кое-что о моих впечатлениях при чтении старого, доброго НМ.
Свежий "Новый мир" я просматриваю в Сети. Потом, уже месяц или два спустя, читаю те же номера на бумаге.
Ну а иногда еще с большей задержкой. Так получилось, что я только сейчас читаю первый номер "Нового мира" за 2006-й год. Впечатления мои будут отрывочны, я не собираюсь давать подробный обзор номера, просто несколько замечаний.
Начну с того, что очень понравилось.
Приятно удивила Майя Кучерская. Филолог, МГУ закончила, критик в законе, а вот на тебе, пишет легко и просто, как и следует писать в наше время(стр.202):
=============
Впрочем, разгадка отчего-то не радует: “аффтар жжот”, смеется и, не приходя в сознание, гонит пургу, в Шлеме ужаса проступают черты скороварки, вся пьеса оборачивается похмельным бредом, а герои — плодом нетрезвого воображения.
=============
Сам я достаточно часто употребляю это сильное сленговое выражение 90-х, "гонит пургу". Но... не в своих публикациях, а в постингах. В рецензиях и публицистике - стесняюсь. А вот госпожа Кучерская не стесняется.
И правильно. Ей - зачот и главреду Василевскому - тоже.
(За то, что не выбросил замечательную фразу)
Верной дорогой идет и редакция и авторы.
Материал Кучерской, это колонка под названием "Книжная полка". Все минирецензии ей удались, по-моему. В каждой из них она нашла свое ноу-хау. Например, в последней рецензии ее подборки высказывается интересная и, на мой взгляд, правильная мысль, что издатели ищут российского Стивена Кинга. Что именно эта ниша пустует. Попытка сделать таковым Анну Старобинец, по мнению Кучерской, провалилась.
Но дело не в том, хороша или плоха Анна Старобинец. Интересно и верно нащупаны попытки тех, кто создает книжный рынок, начать зарабатывать на подобном авторе.
По-моему, найдут очень быстро, уж что-что, а перенимать и развивать жанры у русских писателей всегда получалось.
Есть русское фэнтeзи, есть русский женский роман, есть многое другое, будет и русский Стивен Кинг.
Правда, крошечное замечание. Не совсем госпожа Кучерская ориентируется в примерах, когда занимается перечислениями. В первой и такой же отличной, как и остальные рецензии читаем(стр.197):
===========
Журнал, который ничего не сообщает о “Звездных войнах”, песнях “Нирваны” или кумирах музыкального молодежного телеканала MTV, обречен на медленную гибель.
============
Речь в рецензии идет о книге американского автора, и, следовательно, описывается ситуация в Америке. Так вот, про "Звездные войны" и МТV особых претензий нет, но вот "Нирвана" в этом перечислении более чем неуместна. “Нирвана” уже давно не имеет отношения к поп-культуре. Да и с самого начала - не имела. И, может быть, поэтому, ее, как раз, потребители этой культуры не знают.
У меня на работе появилась недавно 22-хлетняя выпускница совсем неплохого университета (в Бостоне плохих, по-моему, просто нет, а она здесь получила бакалавра в Computer science.) Так вот, в разговоре выяснилось, что девушка не знает ни кто такой Керт Кобейн, ни кто такой Джим Моррисон.
Т.е., ни лидера "Нирваны", ни лидера "Doors", который был для поколения Вудстока тем же, кем для Generation Х стал Кобейн в начале девяностых, эта молодежь не знает.
"Нирвана" появилась именно как протест против коммерческого Металла, и направление "Нирваны" было названо Alternative, http://en.wikipedia.org/wiki/Alternative_rock
т.е. альтернативным.
В первой половине девяностых их знали и случайные слушатели. Сегодня, когда Керт Кобейн уже давно мертв, Нирвану знают только ценители, а не люди толпы.
Разумеется, к Джиму Моррисону это тоже относится.
Если бы Кучерская назвала какого-нить Рикки Мартина или Кристину Агулеру, другое дело. Их можно было в это перечисление вставлять. Но... когда человек, даже умный и талантливый, пытается привлечь в свой текст то, что ему неизвестно, почти всегда такой человек
промахивается.
Но, в целом, очень хорошо.
Зато по соседству расписался наш дорогой и любимый Дмитрий Львович. Пишет Быков о романе Алексея Иванова "Золото бунта". Но это на первый взгляд о романе Иванова.
На самом деле, как всегда Буков пишет о себе и о своих романах. Потому что он намекает:
Вот Иванов - орел ведь!
Так и я тож высоко летаю.
Пытался я читать Иванова. Уточнять дальше не буду, сами понимаете.
Но в одном месте этой рецензии господин Быков меня уже
по-настоящему разозлил. В этом(стр.174):
============
В Юли­и Латыниной с ее сардоническим гротеском желают видеть русского Гришема, хотя
Гришем отличается как раз тошнотворной серьезностью, а метафизическая проблематика волнует его в последнюю очередь.
=============
И знаете, почему?
Потому что это чистейший случай бульбометания.
Быков НЕ ЧИТАЛ Латынину. А если и читал, то одну случайно попавшуюся ему на глаза книжку. Ну и не прочел, а так, полистал.
Отсюда бред про метафизическую проблематику и Гришема.
Я же, в отличие от Быкова, книги Юлии Латыниной читал.
Поэтому, повторю то, что я здесь уже многократно писал:
Латынина с ее трилогией о черной металлургии, с ее другими книгами о людях дела (дело Латынина тоже описывает достаточно подробно, и не только, когда речь идет о металлургическом заводе, если она пишет о том, что происходит на химкомбинате, то химические процессы, задействованные в производстве, Латынина тоже не забывает. Ну и во всех ее текстах про людей дела есть грамотная и глубокая
экономическая составляющая.) - безусловно лучший автор современного производственного романа. И если уж ее сравнивать с кем-то из американцев, то надо вспомнить Артура Хейли. Хоть мне тексты Латыниной больше по душе, чем тексты Хейли. Латынина пишет ярче именно как литератор.
Все это Быкову, разумеется, неведомо, он не читал этих книг, отсюда случайная невежественная фраза про Гришема и метафизику.
Тем не менее, я ни в коем случае не хочу сказать, что Быкова публиковать не стоит. Во-первых, слог. Хорошо излагает. А во-вторых, самовлюбленный невежественный враль, это очень интересно.
Это завораживает. Ну, вы знаете, я читаю все, что Дмитрий Львович выдает. Хоть, последнее время он явно отстает от другого Дмитрия, Дмитрия Викторыча.
Дмитрий Ольшанский жжот основательнее, чем Дмтрий Быков.
Быков уже только шипит и потихоньку остывает. Как костер, затушенный туристами в кружочек, старым испытанным способом. Тем способом, при котором дам просят отвернуться. Вы спросите, а почему я ничего про прозу не написал или поэтические подборки?
Впрочем, вы разумеется не спросите, это я сам себе так вопрос задаю. Ну, сам спрашиваю, сам и отвечаю.
Стихи мне читать нравится, особенно такие хорошие стихи, какие опубликовал в этом номере Кушнир. Вы же знаете, что я неравнодушен к морской тематике.
А Александр Семенович меня именно этим порадовал.
Я процитирую весь его морской стих:

Волшебный корабль

Команду бы набрать из Байрона и Пруста,
В нее бы Ренуар вошел и Клод Моне,
И Шелли на волне морской, приди он в чувство,
Был поднят бы на борт и подошел вполне,
Они бы пригласить могли Хемингуэя
И Тёрнера с его любовью к парусам,
Что дышат у него, светясь и пламенея,
А вспыльчивый Рембо к ним попросился б сам.


И русская была б там секция, где, к мачте
Прижавшись, Батюшков стоял бы, всем чужой,
Оплакивая тень: вы тоже, музы, плачьте!
И Пушкин был бы рад собратьям всей душой,
То Тютчеву кивнув, то руку Мандельштаму
Протягивая: тот губами б к ней припал
В смятенье и слезах, и ветер панораму
Морскую б за кормой слегка приподнимал.
=============

Если б не про море б, то я б нашел б в чем б упрекнуть Александра Семеновича б. Но ежели про море, то и так сойдет.
Ну и, наконец, про прозу.
А вот про прозу промолчу.
Потому что лучше промолчать, чем писать о том, что подумал, прочитав прозу этого номера.
Знаете, я просто дам кусок этой прозы:
Тем более и там есть про "Нирвану"(стр.28):
================
В педагогической практике Рощина был еще один забавный случай, связанный с Камю. Некий юноша бледный, студент первого курса, вдруг перестал ходить в университет. Все думали — болеет. Пока в деканат не позвонили испуганные родители бледного Миши и не сообщили, что их драгоценный отпрыск если и болеет, то какой-то неведомой болезнью.

Целыми днями он лежал на диване, разглядывал потолок и отказывался принимать участие в жизни. Симптомы были самые тревожные. “Все бессмысленно…” — говорил Миша голосом, полным неподдельной пубертатной тоски. А на дальнейшие расспросы неизменно отвечал: “Там на полу книга... прочитайте, и вы поймете… если вы способны хоть что-то понять…”

У одра, в пыли и паутине, среди кассет “Нирваны” и грязных носков, лежал виновник торжества — замусоленный “Посторонний” Альбера Камю. Родители требовали, чтобы преподаватель литературы, “всучивший ребенку эту гадость”, приехал и “предпринял меры”. Иначе родители обещали подать в суд. Почему-то за совращение малолетних. Интеллектуальное совращение, уточняли они.
=================
Особенно мне нравится:
"отказывался принимать участие в жизни..."
Просто протокол комсомольского собрания.
Непонятно, где девушка успела таких выражений набраться, она 1981-го года рождения, в Комсомоле побывать не успела.
Я не называю автора этой прозы.
Может быть, девушка еще найдет себя и займется чем-нибудь другим? И в этом другом она станет действительно мастером? Зачем ей напоминать о ее прошлых заблуждениях: попытках писать романы?
Времени у девушки чем-нибудь другим заняться - предостаточно, учитывая столь недавний год рождения.
Зато саму попытку редакции ответить надменному Топорову на Денежкину - приветствую.
А то, что не ту нашли, не беда. Главное не цель, а поиск, перефразируя ренегата Бернштейна.
Вот Житинский нашел Ксению Букшу, которая еще моложе и которая, в отличие от новомировской девушки да и Денежкиной тож, писать умеет.
Можно, если постараться.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment