dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

И о кино (А я всё равно посмотрю)

 

Мусик и царица Тамара






Мифотворчество на марше. Это я о сериале «Магомаев». Собственно, я ничего против мифотворчества не имею. Голливуд с 30-х годов занимается именно этим. И мы его любим за красивые глазки и мифы. Нынешняя Россия идет по этому же пути. И, конечно, такие персоны, как Муслим Магомаев, ну просто просятся на экран.

Другой вопрос – как и из какого исходного материала делается киномиф.

Восеть серий, снятых для Первого канала мужским дуэтом режиссеров Дмитрием Тюриным и Романом Прыгуновым по сценарию женского дуэта драматургов Ниной Шуликой и Дарьей Воротынцевой, прослеживают «лав стори» эстрадного певца и солистки Большого театра Тамары Синявской.

Авторы сценария сильно не мудрствовали, взяв за образец каноны мыльнооперной мелодрамы в духе «Есении» и «Рабыни Изауры». Сердца влюбленных рвутся одно к другому. Но их злобно гнетут темные силы. В личном плане это Сережа, ревнивый и занудный муж Тамары, с одной стороны, и Лика, ревнивая и занудная герлфренд Мусика (как она ласково называет певца), с другой. Они всячески мешают нашим влюбленным соединиться, строят козни, создавая  проблемы и попутно насыщая надрывным мелодраматическим балластом серию за серией. Это в личном плане.

А есть еще план бюрократически-криминальный. Его олицетворяют министр культуры Екатерина Фурцева и подлый завистливый кагебешник Петр Сорокин, работающий в аппарате этого министерства. Там своя интрига. Фурцева благоволит Магомаеву и помогает ему. А Сорокин, напротив, вставляет ему палки в колеса. Далее появятся два следователя из ОБХСС, и Сорокину непоздоровится (получается, что ОБХСС круче КГБ. Ага…) Эта линия чередуется с главной, любовной, создавая узнаваемый для старшего поколения политический фон «совка», когда партия и КГБ держали и не пущали талантливых артистов.

Муслима «Мусика» Магомаева играет сербский актер Милош Бикович. Внешне похож, в какие-то моменты больше, в какие-то — меньше. Задача у актера была неимоверно сложной — сыграть человека без недостатков. Да, таковым, безгрешным и стерильно чистым,  задумали певца авторы фильма. То, что актер иностранец, который говорит и поет не своим голосом, удивительным образом помогло. Именно такой инопланетянин и нужен, со странно замороженными реакциями, с немотивированной заторможенностью. За Магомаева в сериале поет не Бикович, а, как сообщает всезнающий Интернет, артист Никита Осин из Рязани. Голос, действительно, похож, ну чудеса профессионального караоке еще добавим, так что получилось вовсе не плохо, на мой непритязательный вкус. Хотя некоторые профи плюются. Да вы можете сами составить мнение и послушать на YouTube, как поет «под Магомаева» Осин.

А вот Синявскую поет сама Синявская. Ее играет бывшая «мисс Россия» Ирина Антоненко, ставшая актрисой сериалов. Обворожительная красотка, что тут скажешь. Ну и человек безупречный и безгрешный, эта царица оперных подмостков. В террариуме единомышленников под названием Большой театр она становится жертвой коварных интриг и лютой зависти, но ведет свою внесценическую партию этически безупречно. Ни одного faux pas! Такое ощущение, что самой актрисе порой неловко за такую ангелоподобность. Но что сделаешь, если авторы фильм наваяли не реалистический портрет, а сусальную икону.

Объяснение простое: трудно творить со связанными руками. Актрису на эту роль утвердила сама бывшая прима Тамара Синявская, которая, судя по признаниям авторов фильма, корректировала фильм по ходу работы над ним, утверждала актеров на главные роли.

«Это суперсложный, суперважный проект, — говорит продюсер Данила Шарапов, — мы им занимались шесть лет, сценарий писался четыре года вместе с вдовой Муслима Магомаева Тамарой Синявской. Магомаев — сверхзначимая фигура для России, всего постсоветского пространства, мы старались учесть это, но также стремились реализовать проект в современной форме».

Насчет сложности – преувеличение. Хотя, может быть, и нет. Идти к цели по минному полю под бдительным надзором главного прототипа, наверное, сложно.

Насчет современной формы – тоже продюсер немного погорячился, выдавая желаемое за действительность. Форма-то как раз довольно старомодная. Два рыцаря без страха и упрека, вопреки проискам врагов, идут к хэппи-энду. А музыкальные эпизоды-дивертисменты с уличными танцами вдохновлены, очевидно, «Ла-ла-лэндом», но исполнение, как говорится, оставляет желать.

Форма, в целом, «совок-лайт», так сейчас многие снимают. Мажорно, гламурненько и пусть тупая идеология давит, люди все-таки красивые, одеты с иголочки, Москва и Баку – города мечты.

Один из родственников Магомаева сказал журналистам: «Мне кажется, авторы просто пошли на поводу у Синявской и преподнесли жизнь Магомаева такой, какой хотелось видеть ей».

Стране нужны герои, это понятно. Магомаев был кумиром, это тоже понятно. Но что меня позабавило, так это аберрация в исторической оптике. Да, у входа в гостиницу «Россия» чуть ли не круглосуточно дежурили девочки-фанатки, да, аплодисменты на его концертах переходили в горячую овацию. Но никаких беснований публики перед сценой и в проходах не было, потому что не могло быть. В фильме же девчонки в экстазе прыгают, машут руками, лезут на сцену. Все это было, но не у нас, а на гнилом Западе, на рок-концертах. В Союзе эта раскованность стала возможна гораздо позже. Я помню первый концерт «Бони М» в концертном зале «Россия», кажется, в 1978 году, когда одного несчастного парня, который вошел в раж и побежал к сцене, две капельдинерши хватали за подол пиджака и, злобно шипя, тащили от сцены, куда его пальчиками манили танцующие смуглянки-певички. Обычная тогда реакция зала – аплодисменты и улыбки, никаких коллективных раскачиваний и пританцовываний.

Есть неубедительные вещи. Например, Фурцева как образец сочувственного позитивного лоббирования. Она как тигр защищает Магомаева от происков негодяя и мошенника Сорокина. Ну просто мать родная. А ведь в реальности это была фигура почти трагическая. Властная дама, бывшая глава Московского горкома партии, которую «бросили» на культуру и которая вдохновенно травила Пастернака и перекрывала кислород Ростроповичу. Одновременно Фурцева сделала много хорошего, помогала многим людям искусства.

Смешной, неожиданный ход – Гейдара Алиева, который покровительствовал Магомаеву, играет поэт Илья Резник.

Есть еще певица Нора Кароль, агентша КГБ, слабая на передок. В ней злопыхатели увидели Эдиту Пьеху.

На мой вкус, самая точная и убедительная  роль в сериале – это Чингиз, аккомпаниатор и Санчо Панса нашего Мусика в исполнении Александра Нестерова.

«Магомаев» уязвим для критики. Но все его смотрят. Мыши кололись, но продолжали есть кактус. Я после просмотра дня три насвистывал «Королеву красоты».

«По переулкам бродит лето…».

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments