dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Category:

И о книгах: Ольшевский о Филипе Роте и сам Филип Рот


ВОПРОС: МОЖНО ЛИ РУГАТЬ ЕВРЕЕВ , ОЧЕРНЯТЬ РОССИЮ, или ХВАЛИТЬ ТРАМПА?
-1-
К примеру, допустим, что вы, читатель, терпеть не можете Трампа. И политика его вам не нравится, и его нарциссизм, и вообще его манера разговора. Но вот Трамп, к примеру, в переговорах с президентом Китая Си Цзиньпином, занял прочную позицию по Гонконгу. Никаких силовых решений. Имеете ли вы право, в целом ругая политику Трампа по ряду вопросов, все же сказать, что роль Трампа в ходе развития Гонконгского кризиса была положительной?





-2-
Или другой пример. Допустим, что русская культура для вас не пустой звук. Что при всей вашей любви к Уистену Хью Одену и Филиппу Ларкину, вы также наизусть помните всего Тютчева, не говоря уже о Лермонтове, полное собрание сочинений которого вы прочитали когда вам было восемь лет. При этом к русскому народу у вас сложное отношение. Это ведь народ без детства. У всех других народов были периоды их становления, скитаний, великих устремлений и плодотворных идей, поэзии. Это - юношеский период развития нации , история, на которой потом веками основываются общественные устои. А что у русских? У русских ничего этого не было, сначала дикое варварство, потом грубое суеверие, потом татаро-монгольское иго, дух которого унаследовала царская власть на века. У русского народа нет прошлого, одно лишь настоящее из которого русские всегда хотят сбежать за границу. Или хотя бы на рыбалку при первой возможности. Нет домашнего очага, нет ничего что пробуждает привязанность к родине, даже у себя дома русские словно бы обречены на постой.

Можете ли вы об этом написать в фейсбуке? Не воспользуются ли вашими словами поганые русофобы?

- 3-
Прилагаю три страницы из романа Филиппа Рота «Ghost Writer», где автор пишет обо всем об этом. Протагонист, Натан Цукерман (альтер-эго автора) – начинающий писатель, опубликовавший к тому времени уже целых четыре рассказа. И его пятый рассказ, только что написанный, но еше не опубликованный, очень не понравился отцу Натана. Рассказ этот был посвящен некоей реальной истории, Натан описывал свою тетушку, тетю Хаю, завещавшую все свои сбережения на высшее образование своих двух внуков. А те деньги, которые останутся после завершения внуками высшей школы, тетя Хая завещала своему племяннику Сидни.
И вот, когда внуки получили степень бакалавра, и пошли учиться дальше в мединститут, в этот самый момент Сидни подал на них в суд, утверждая, что все, баста, внуки тети Хаи высшее образование получили, и теперь все денежки его. А за мединститут пусть внуки платят сами. И судья, между прочим, гой, с аргументами Сидни согласился. И Сидни получил все денежки и стал пропивать их в барах с проститутками. И по ходу дела Сидни еще совратил парочку замужних гоек, которые заделались его любовницами и стали изменять своим мужьям.
Папе Натана этот рассказ ужасно не понравился.
- Натан, - сказал папа сыну, - зачем ты изобразил евреев такими бездуховными? Почему у тебя идет одно сплошное очернение? Одни сплошные деньги? Ведь как американцы-христиане будут воспринимать этот рассказ? Что они будут чувствовать, читая как еврей Сидни совратил несколько замужних христианских женщин и тем самым осквернил священные узы их христианских браков? Почему ты не написал ничего о том, как самоотверженно трудилась тетя Хая, эмигрантка из Житомира, стирая до ночи белье и откладывая последние гроши на образование своих внуков?

Увещевания отца вызывают у сына-писателя лишь раздражение, и (сцена увещевания происходит на автобусной остановке) сын обрывает разговор, садится в автобус и уезжает. После чего отец и сын перестают общаться на какое-то время (как бы отфренживают друг друга).

И тут оказывается, что отец не успокаивается, нет, он идет на прием к главному еврею своего нью-джерсийского местечка, судье Леопольду Ваптеру, и рассказывает обо всем последнему. И этот уважаемый выдающийся Леопольд Ваптер (почти что крестный отец Натана) , в свою очередь, пишет Натану письмо. Письмо это начинается с того, что писатели имеют право писать все, что считают нужным, и их писания иногда не вполне верно воспринимаются современниками. Леопольд Ваптер приводит в пример Сократа, которого мы считаем великим сегодня, но который был казнен его современниками.
И тем не менее, - продолжает Леопольд Ваптер, - я хочу задать тебе 10 вопросов. Среди этих вопросов есть два таких:
- Как ты думаешь, если бы твой рассказ прочитал в свое время Геббельс, рассказ ему понравился бы?
- Если бы ты жил в нацистской Германии, ты бы написал этот рассказ?

Прилагаю три страницы из книги с письмом Леопольда Ваптера Натану Цукерману. Прочитайте 10 вопросов.

-4-
Кто прав, как вы считаете? Нужно ли говорить (и писать) все что вы думаете, или нужно быть прежде всего игроком своей команды? Ваше мнение?

Весь роман - здесь:
http://flibusta.is/b/561044/read
Дорогой Натан!
Мое знакомство с твоей чудесной семьей случилось, как тебе должно быть известно, в начале века, на Принс-стрит, когда все мы, бедные люди в новой стране, изо всех сил боролись за кусок хлеба и крышу над головой, за гражданские права, за свое человеческое достоинство. Я прекрасно помню тебя как одного из еврейских мальчиков, блистательно окончивших школу в Ньюарке. Мне было очень приятно узнать от твоего отца, что твои достижения в университете были так же высоки, как и в школе, и что ты уже получаешь признание как автор рассказов. Поскольку для судьи нет ничего приятнее, чем порой оказаться правым, я обрадовался, узнав, что мои надежды на тебя, тогда еще выпускника школы, оправдались, когда ты вышел в большой мир. Я надеюсь, что в самом близком будущем твоя семья и твоя община дождутся твоих новых серьезных достижений.
Твой отец, зная, как меня интересуют успехи нашей незаурядной молодежи, недавно спросил, не смогу ли я, отвлекшись от своих обязанностей судьи, выделить время и высказать тебе свое мнение по поводу одного из твоих рассказов. Он сообщил мне, что ты скоро намереваешься послать рассказ под названием «Высшее образование» в один из ведущих американских журналов, и хотел узнать, считаю ли я, что изложенное в рассказе подходит для подобной публикации.
В нашей продолжительной и содержательной беседе здесь, в моей судейской, я рассказал ему, что так уж повелось, на протяжении веков во всех странах творцы всегда считали себя выше устоев общества, в котором жили. Великих художников и писателей, как подтверждает история, снова и снова преследовали те трусливые и необразованные люди, которые не понимают, что творец — существо особое, он может сделать неповторимый вклад в культуру. Сократа считали врагом народа и развратителем молодежи. Норвежского драматурга, лауреата Нобелевской премии Хенрика Ибсена вынудили уехать из страны, поскольку его соотечественники не смогли принять суровой правды его великих пьес. Я объяснил твоему отцу, что сам никогда не хотел бы быть уличенным в нетерпимости, какую выказывали греки по отношению к Сократу или норвежцы к Ибсену. С другой стороны, я, как и все люди, верю, что художник несет ответственность перед другими людьми, перед обществом, в котором живет, перед делом правды и справедливости. Опираясь на эту ответственность, а только она для меня главный критерий, я могу попытаться высказать мнение касательно того, уместна ли публикация в общеамериканском журнале твоего недавнего литературного опуса.
Ниже ты найдешь опросник по твоему рассказу, подготовленный мной совместно с женой. Поскольку миссис Ваптер интересуется литературой и искусством и поскольку я решил, что будет несправедливо полагаться исключительно на мое прочтение, я взял на себя смелость заручиться и ее мнением. Вопросы серьезные и трудные, и мы с миссис Ваптер хотим, чтобы ты уделил на них всего час своего времени. Мы не ждем от тебя ответов, которые удовлетворят нас, мы хотим, чтобы они удовлетворили тебя. Ты — молодой человек с блестящими задатками и, мы все так считаем, еще не раскрытым большим талантом. Но с большим талантом приходит и большая ответственность, а также обязательства по отношению к тем, кто поддерживал тебя в начале пути, чтобы твой талант мог раскрыться. Мне хочется думать, что, если и когда придет день и ты получишь приглашение в Стокгольм на вручение Нобелевской премии, толика нашей заслуги будет в том, что мы пробудили твою совесть и обратили твое внимание на ответственность за свое призвание.
Искренне твой,
Леопольд Ваптер
P. S. Если ты еще не видел бродвейскую постановку «Дневника Анны Франк», настоятельно рекомендую тебе сделать это. Мы с миссис Ваптер были на премьере; жаль, что Натан Цукерман не был с нами — это незабываемое действо пошло бы ему на пользу.
Список вопросов, подготовленный Ваптерами, выглядел следующим образом:

ДЕСЯТЬ ВОПРОСОВ НАТАНУ ЦУКЕРМАНУ

1. Если бы ты жил в нацистской Германии в тридцатые годы, ты бы написал такой рассказ?
2. Считаешь ли ты, что шекспировский Шейлок и диккенсовский Фейгин не сыграли на руку антисемитам?
3. Соблюдаешь ли ритуалы иудаизма? Если да, то как? Если нет, на каком основании ты считаешь возможным писать о еврейской жизни в общеамериканском журнале?
4. Можешь ли ты утверждать, что персонажи в твоем рассказе достоверно отображают людей, составляющих современное еврейское сообщество?
5. По какой причине в рассказе о еврейской жизни описывается физическая близость между женатым евреем и незамужней христианкой? Почему в рассказе о еврейской жизни должны присутствовать а) адюльтер; б) непрекращающиеся бои с родственниками за деньги; в) извращенное поведение?
6. Исходя из какого набора эстетических ценностей ты полагаешь, что низость существеннее благородства, а гнусность правдивее возвышенного?
7. Что в твоем характере побуждает тебя соотносить уродство жизни с еврейским народом?
8. Можешь ли ты объяснить, почему в твоем рассказе, где появляется и раввин, не нашлось места образцам красноречия, подобным тем, какими и Стивен С. Вайз, и Абба Гиллель Сильвер, и Цви Маслянски[27] трогали сердца и души своих слушателей?
9. Помимо финансовой выгоды для тебя, какую, по-твоему, пользу принесет публикация этого рассказа во всеамериканском журнале а) твоей семье; б) твоей общине; в) иудаизму; г) благополучию еврейского народа?
10. Можешь ли ты честно сказать, что в твоем рассказе нет ничего такого, от чего возрадовались бы какой-нибудь Юлиус Штрейхер или Йозеф Геббельс?


Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments