dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Текст - слабый, много противоречий, но что-то в нём есть



Чем больна Америка и для чего ей президент Трамп


Часть I. Меритократия vs демократия

Есть такая русская поговорка: «Как назовешь корабль — так он и поплывет». Мне подумалось, что весь тот вал публикаций на тему «Трамп», с которым нам пришлось столкнуться вот уже три года как, не может не иметь под собой некой единой основы, парадигмы, которая требует однозначного определения. Иначе само описываемое событие распадается на отдельные фрагменты, мешающие воспринимать картину в целом. Вот некоторые примеры из публикаций сторонников Трампа:



Поскольку проклятья на голову Трампа сыплются в основном со стороны людей образованных, то есть как бы интеллигентных, то в полной сарказма, эмоциональной статье Е.Приговой в адрес этих людей вводится крайне негативно окрашенный термин «интеллигентствующие» — видимо, по аналогии с «образованщиной» Солженицына, подкрепляемый цитатой из Ленина: «Интеллигенция — это говно» (Так и тянет добавить: «по определению»). В.Зархин идет глубже: по его мнению, столь жестко синхронизированная критика Трампа — не что иное как эффект самоцензуры, столь хорошо нам знакомой по стране нашего исхода, то есть проявление некоего стадного чувства страха за свое общественное (и не в последнюю очередь — материальное) положение, мешающего людям высказать глубоко запрятанные в их подсознании аргументы в пользу Трампа. Б.Гулько традиционно объясняет свистопляску вокруг имени Трампа укоренившимися в современном обществе идеями атеизма и постмодернизма и видит выход в строгом следовании заповедям ортодоксального иудаизма.

Такая пестрота оценок, как правило, имеет место тогда, когда нет единого представления о том, в чем, собственно, состоит корень самой проблемы. Авторы цитируемых статей никак не помогают ответить на вопрос «Что же такое экстраординарное должно было случиться в Америке, по общему представлению, стране с глубокими демократическими традициями, спокойной, доброжелательной, законопослушной, плюралистической, толерантной Америке, по крайней мере дважды вытаскивавшей из кровавого дерьма весь остальной мир, что лучшая, самая образованная часть ее населения, ее гордость, как по команде «фас», брызжа слюной, в едином порыве бросается на избранного демократическим путем президента и с пугающей легкостью заводит разговоры о близящейся и даже неизбежной гражданской войне?».

Как-то плохо верится, что лично Трамп — такое исчадие ада, что он сам по себе является детонатором и катализатором такого неадекватного поведения. Тогда что же? И как далеко сложившаяся ситуация может Америку завести? Попробуем разобраться.
Похоже, что мы имеем дело с симптомами некой болезни, свойственной Западу в целом и США в особенности. Здесь уместно будет привести известную фразу Черчилля: «Демократия — худшая форма правления, если не считать остальных». Обычно предполагается, что развитый капитализм возможен только в условиях демократии, которая призвана обеспечить принцип свободной конкуренции — главного условия существования и развития капитализма. И вполне естественно, что в результате свободной конкуренции в условиях ограниченности ресурсов (что имеет место практически всегда) наибольших успехов в любой области добивается тот, кто лучше приспособлен к условиям свободного рынка. Как ни критиковали сторонников социального дарвинизма, впервые обративших внимание на эту проблему, за вульгаризацию картины общественных отношений, но где-то в корне они оказались правы: то, что мы наблюдаем сегодня, — это четкий сигнал или, если хотите, симптом зашедшей очень далеко хронической болезни, свойственной развитому капиталистическому строю. Можно даже сказать, что это его неизбежный кумулятивный side effect, достигший в наши дни весьма опасного уровня или, говоря другими словами, — кризис перепроизводства интеллектуального продукта.

В самом деле: с чего начинается Родина (при условии, если эта Родина — США) для вступающего в жизнь молодого человека? Она начинается с серии тестов и экзаменов, имеющих целью выявить индивидуумов, наиболее приспособленных к требованиям свободного рынка. Уже к моменту окончания средней школы весь контингент школьников оказывается, таким образом, расслоен в соответствии с их способностями. Высшая школа это расслоение только усиливает. Излишне говорить, что при приеме на работу в любой области этот принцип соблюдается неукоснительно (естественно, в любой закономерности могут быть отклонения, которые лишь подтверждают правило). Так происходит формирование главного системообразующего стержня американского общества — его образованного среднего класса.

Получается, что общество оказывает предпочтение тем из его членов, которые отличаются лучшими природными данными в сочетании с настойчивостью к достижению поставленной цели, исходя из их заслуг перед ним (по-английски — merits, слово, происходящее от латинского meritus — достоинство). Общество, построенное по такому принципу, называется «меритократическим», и термин этот является ключевым для нашего дальнейшего понимания причин сложившегося сегодня в стране ненормального положения. Термин «меритократия» известен уже давно, и преимущества такого общества по сравнению, скажем, с кастовым, династическим, аристократическим или, как в современной России, жестко бюрократическим, когда принцип предпочтения в обществе передается по наследству, кажутся очевидными. И хотя известны многочисленные критики меритократической системы, смысл их возражений относится не к самому принципу меритократии, а к несовершенству критериев, применяемых к отбору претендентов на получение некоего предпочтения (в частности — некой должности). Меритократия представляется наилучшей формой построения общества для достижения его прогресса, поскольку в максимальной степени обеспечивает молодому поколению систему социальных лифтов. Причем самое любопытное: класс современных меритократов не имеет ничего общего с традиционным понятием класса буржуазии по Марксу-Энгельсу. Они, строго говоря, вообще ничем не владеют. Чаще всего даже их главный инструмент — компьютер, на котором они работают, — принадлежит нанявшей их компании.

По сравнению с другими странами мира, принцип меритократии раньше всех и наиболее последовательно начал применяться в США, и именно ему страна обязана многими своими достижениями. Но беда в том, что, к сожалению, быстрый прогресс со временем входит в противоречие с интересами общественной гармонии, надежды на достижение которой несомненно питали отцы-основатели страны. Они имели в виду построение такого демократического общества, в котором учитывались бы интересы всех его граждан без исключения, предполагая при этом, что эта цель может быть лучше всего реализована в рамках иудео-христианской идеологии. В реальности же в наши дни от индивидуума, удовлетворяющего всем критериям меритократического общества, вовсе не требуется следование фундаментальным положениям этой идеологии.

Поэтому стоит ли удивляться, что и Америка в целом в своей новейшей истории отклонилась от курса, проложенного ее отцами-основателями? Меритократия, сама по себе, была хороша ровно до того момента, пока страна не начала подстраивать структуру своей экономики под ее интересы, т.е. строить меритократическую экономику. Все больше завоевывала популярность идея перепрофилирования экономики США из индустриальной в интеллектуально-финансовую, с целью получения максимальной прибыли. Предполагалось тем самым превратить страну в глобальный интеллектуально-финансовый центр, а всю ее накопленную за долгие годы индустриальную инфраструктуру перенести в страны третьего мира, где имеется более дешевая рабочая сила.
И сегодня мы стали свидетелями того, как такая политика фактически завела страну в тупик. Получается, что, как это странно ни звучит, интеллектуальный продукт, интенсивным производством которого до сегодняшнего дня была занята меритократическая система США, подобно любому промышленному продукту, подвержен кризисам перепроизводства со всеми их нежелательными последствиями. А произошло это вследствие того, что внутри страны традиционная формула капиталистического хозяйствования «деньги — товар — деньги» была заменена гораздо менее «человекоемкой» формулой «деньги — интеллект — деньги» с вынесением товарной части вышеуказанной формулы (потребность в которой, конечно же, никуда не делась, а с годами только увеличивается) за пределы США.

В результате этой близорукой политики почти половина населения страны постепенно оказалась невостребованной в ее новой экономической структуре. Целые штаты, ранее вносившие существенный вклад в экономику, оказались банкротами и превратились в коллективных получателей социального пособия. И, не говоря уже о том, что размер этого пособия далеко не обеспечивает его получателю достойного уровня жизни, нельзя забывать, что даже необходимость обращения за пособием может самым фатальным образом отразиться на психике человека, привыкшего всю жизнь работать и кормить свою семью. Я могу предположить, что скептик мне скажет: но ведь понизив составляющую стоимости труда в цене товара, предприниматель получил возможность снизить розничную цену товара на внутреннем рынке США, от чего должно выиграть все население страны.

Ответ очевиден: это снижение все равно имеет смысл только для работающего человека. Для человека, живущего на пособие, снижение стоимости большинства видов товаров в пределах, возможных для предпринимателя, имеет второстепенное значение. Товар все равно останется ему недоступен. Равным образом оказались безуспешными попытки механического увеличения пособия, предпринимавшиеся в Европе в последнее время. Все эти эксперименты по разным причинам были свернуты. На сегодняшний день есть только один способ решения этой задачи: дать возможность человеку ЗАРАБОТАТЬ свои деньги, которые позволят ему достойно жить и кормить свою семью. Необходимость работать для нормального человека не прихоть, а физиологическая потребность, выработанная в нем эволюцией, и отклонение от заложенной в психику homo sapience программы чревато очень серьезными последствиями.
Из всего вышесказанного следует, что, хотя США и сегодня по праву считаются в мире главным оплотом демократии, это утверждение далеко не абсолютно, если исходить из модели, заложенной в фундамент страны при ее основании. Оно справедливо только в сравнении со всем остальным миром. И последние события в этой стране, после избрания Трампа президентом, это неопровержимо доказывают.
Начнем с карты распределения голосов избирателей по отдельным штатам во время последних выборов президента. За Хиллари Клинтон в основном голосуют штаты, расположенные по обоим американским побережьям. За Трампом — вся срединная Америка.

Причем голоса делятся примерно поровну, фифти-фифти. А если вспомнить, что на американских побережьях сосредоточена львиная доля населения страны, имеющая диплом о высшем образовании, и, соответственно, вся ее интеллектуальная и финансовая мощь, тогда как срединная Америка такими достижениями похвастаться отнюдь не может, то мы получаем наглядную картину последствий меритократической экономики.
Совершенно очевидно, что плодами прогресса, достигнутого не в последнюю очередь за счет меритократического принципа организации американского общества, смогли воспользоваться далеко не все его члены. Напротив, очень и очень многие граждане США, а говоря буквально — миллионы и миллионы, в наши дни влачат весьма жалкое существование, и с годами этот разрыв только увеличивается. Недавно была опубликована очень тревожная статистика, весьма красноречиво подтверждающая сказанное. Речь идет о количестве случаев так называемой “despair death” (смерти от отчаяния) среди белых мужчин в возрасте от 20 до 40 лет, т.е. в самом трудоспособном возрасте.

Сюда включались как случаи самоубийства, так и случаи смерти от заболеваний, которые вполне поддаются лечению, но привели к смерти больного вследствие намеренного игнорирования им возможности обращения к врачу. Причина почти во всех случаях одна — отсутствие работы. И что самое опасное — мы наблюдаем не разрыв между ресурсами кучки миллиардеров и основной массы населения, который имеет место практически во всех странах мира. В США сложилась ситуация, при которой глубочайшая пропасть возникла между огромными массами населения.

Одна часть, ее средний класс, которая обладает знаниями, опытом, связями и вследствие этого богатством, и другая, которая, не имея никаких перспектив, чувствует себя выброшенной на обочину жизни. Причем первая, конечно, не высказывая этого открыто, в душе презирает вторую, именуя ее представителей «быдлом», «реднеками», “white trash” и прочими подобными «симпатичными» кличками. Такое нездоровое отношение к половине населения собственной страны, основанное на поддерживаемом глобалистами циничном лозунге «проигравший плачет», конечно же, не может быть терпимо в здоровом обществе и чревато очень тяжелыми последствиями. В особенности если вспомнить, какое количество легальных «стволов» находится в руках людей, чьи интересы сторонники тотальной глобализации высокомерно игнорируют.

При этом, положа руку на сердце, приходится признать, что получаемые нынешними новоиспеченными IT-миллиардерами сверхдоходы, строго говоря, не совсем «кошерны». Они базируются, фактически, на рабском труде граждан стран третьего мира, где само упоминание о правах человека вызывает у властей предержащих приступы гомерического хохота. И тот, кто пользуется плодами этого труда, способствует сохранению и усилению этих варварских режимов.

Поневоле напрашивается аналогия с воришкой Альхеном из «Двенадцати стульев», который, конечно же, знал, что обкрадывает старушек, но очень этого стеснялся. Так и сегодняшние так называемые «демократы» и по совместительству ярые противники Трампа, ковыряя вилкой в зубах после обильной трапезы, любят поразглагольствовать о правах человека. Иными словами, сегодня в сухом остатке мы имеем красноречивый пример двойного воровства: воровства рабочих мест у себя дома и воровства прав человека за пределами страны в интересах «отдельно взятой» группы населения США. И поскольку, конечно же, все делается по закону, комар носа не подточит, перед нами не что иное, как еще один прием «честного отъема денег», причем такой, по сравнению с которым весь богатый ассортимент Остапа Бендера выглядит как образец кристальной честности.
Теперь уже не приходится удивляться, что до прихода в Белый дом Трампа в Америке сложилась власть, которая, будучи кровно заинтересованной в сверхдоходах, поступающих от первой группы, практически ничего не делала, а, скорее, наоборот — способствовала углублению пропасти между упомянутыми двумя группами населения.
Как уже упоминалось выше, эта пессимистическая картина не слишком хорошо согласуется с демократической моделью, заложенной в основание страны при ее создании. Получается, что принцип МЕРИТОКРАТИИ, в полезности которого долгие годы невозможно было усомниться, со временем вошел в противоречие с принципом ДЕМОКРАТИИ, причем до такой степени, что в обществе всерьез заговорили о перспективе гражданской войны. И именно Трамп, который понял эту опасность и провозгласил задачей своего президентства исправление сложившегося перекоса, принял на себя удар той волны ненависти, которая сотрясает Америку сегодня.

Трамп — агент «реднеков», он был ими избран и говорит от их имени, вследствие чего он подлежит всеобщему остракизму и осмеянию. Какой там плюрализм мнений, которым всегда так гордилась Америка? Содержание сегодняшних СМИ, рупора меритократии и, не в последнюю очередь, выросшей и пасущейся на этом же хлебном поле американской бюрократиии, проросшей даже (кто бы мог это когда-либо вообразить?) в организации, отвечающие за безопасность страны, в общем, всего того тесно повязанного многолетними взаимными услугами коррупционного «болота», которое вознамерился осушить Трамп, — голимая бешеная пропаганда вполне в духе советских времен. Эта ненависть — признак опасной болезни американского общественного организма, как сказали бы в старину, болезни полнокровия, а мы хорошо знаем, чем кончается болезнь полнокровия организма человеческого. Фактически, мы можем говорить о возникновении в Америке опасного «меритократического пузыря» со всеми плохо просматриваемыми последствиями в случае его схлопывания.

И Трамп, образно говоря, это тот клапан, который в случае успеха его деятельности должен помочь американскому обществу, уже почти дошедшему до точки кипения, предотвратить неминуемый взрыв всей системы, вызванный ее перегревом. Конечно, Трамп не идеален, у него множество недостатков, и некоторых это сильно раздражает, даже в рядах его однопартийцев. Но нужно понимать, что “nobody is perfect” и что действует он в интересах всех граждан Америки. В конце концов, инстинкт самосохранения даже у самых оголтелых глобалистов должен же присутствовать.

И еще одна, не менее опасная, болезнь грозит сегодняшней Америке: отнюдь не безуспешное пролезание в наблюдаемую нами трещину между вышеуказанными двумя группами населения социалистической плесени, которая, подобно скрытой инфекции, всегда живет в организме, не проявляя себя, пока организм молод и здоров, и немедленно выходит на поверхность при его ослаблении. Социализм — это бацилла, доставшаяся нам в наследство от XX века, которая обладает потенциалом полного разрушения как человеческой личности, так и страны в целом. Абсурдная идея диктатуры пролетариата, потерпев при столкновении с реальностью сокрушительное фиаско, стараниями левых философов (Маркузе и др.) возродилась в виде новых революционных движений, эксплуатирующих всегда свойственную молодежи и в особенности студенчеству тягу к любым инновациям, инновациям ради самих инноваций, вне зависимости от того, какую цену приходится за них платить.

Надо сказать, что этот, как бы сказать помягче, психологический «перегрев», чрезмерную возбудимость во все времена с успехом использовали разные политические демагоги. Ленин, Гитлер, Мао-Цзэдун — самые наглядные тому примеры. И сегодня их наследники, современные Швондеры, пытаются спекулятивными методами построить на этом базу для протаскивания все тех же убогих идей «отнять и поделить». Пока что для привлечения к себе внимания они поддерживают и вдохновляют всевозможные веяния моды, отображающие естественное желание молодых людей совершить нечто, идущее вразрез со взглядами своих родителей (фрейдовский комплекс Отца), а также выделиться из основной массы, инициируя и поддерживая самые причудливые эксперименты, например, в области гендерной самоидентификации или разукрашивания собственного тела, и внушая неопытной молодежи, что именно таким образом они могут обеспечить себе свободу от диктатуры старших.

Порой они прибегают даже к прямому подлогу, например, в вопросах, касающихся изменения климата, и даже привлекают для этого больных детей с неустойчивой психикой. Но, странным образом, именно в среде этих незрелых юнцов, наивных поклонников Троцкого и Че Гевары, упорно и целенаправленно воспитываются кадры будущих коммунистических фанатиков-хунвейбинов.
Теперь было бы уместно задать вопрос: можно ли еще что-то сделать для исправления вышеописанной ситуации или болезнь зашла слишком далеко?

Вообще говоря, Америка — страна, невероятно богатая природными ресурсами и прежде всего -углеводородами. В мире известны страны, типа Норвегии, гордо называющие себя социалистическими. Власти Норвегии сочли, что природные ресурсы страны — это всенародное достояние, и они просто равномерно распределяют доходы, получаемые от продажи этих ресурсов, среди всего населения страны, включая грудных младенцев. На самом же деле Норвегия — типичное государство-рантье, живущее продажей моноресурса, и как только спрос на этот моноресурс в мире упадет (а это должно произойти в самом ближайшем будущем), страна окажется в весьма незавидном положении, а их так называемый социализм мгновенно испарится, как с белых яблонь дым. К тому же, как правило, страны, подобные Норвегии, слабо населены.

Для США с их более чем трехсотмиллионным населением такой подход мало перспективен. Главное национальное достояние Америки — это ее уникальные интеллектуальные ресурсы, но грубые ошибки, совершавшиеся руководством страны на протяжении последних пятидесяти лет, привели к тому, что именно эти ресурсы вошли в противоречие с интересами американского общества в целом. Собственно, сегодня исправлением указанных ошибок и занимается Трамп, несмотря на бешеное сопротивление его противников. Но мне кажется, что тому, что он делает, не хватает соответствующей идеологической базы и пропагандистского размаха. Для привлечения на свою сторону избирателей лозунгом «America first!» недостаточно просто механически вводить налог на продукцию, производимую за пределами США. Тем более что для всего остального мира эти меры выглядят как объявление торговой войны. А война, хоть и торговая, слово непопулярное, и к тому же, очевидно, чревата ответными мерами. Необходимо поставить вопрос по другому: провозгласить в качестве приоритетной национальной задачи №1, по крайней мере не меньшей по рангу, чем задача внешней обороны страны, сохранение и приумножение количества рабочих мест, причем не каких-то сезонных и временных, на которых базируется современная малоубедительная статистика занятости, а реальных, стабильных рабочих мест, позволяющих работникам, их занимающим, и их семьям вести достойное существование. Несмотря на модные сейчас разговоры о повсеместном внедрении искусственного интеллекта, что привело бы к драматическому сокращению потребности в человеческих ресурсах, мы еще бесконечно далеки от этого.

И когда это неизбежно произойдет в очень не близком будущем — в стране и мире будет совершенно другая обстановка. Пока же Америка уже более полувека живет за счет эксплуатации дешевых человеческих ресурсов третьего мира, а ссылка на технический прогресс, якобы ставший в наши дни причиной уменьшения уровня занятости внутри страны, — это не более чем операция прикрытия, или, если хотите, способ запудрить мозги доверчивому обывателю, всегда готовому проглотить наживку, если она подается в красивой упаковке. Тому, кто захочет убедиться в моей правоте, предлагаю простейший тест: откройте сайт АлиБаба или подобные ему и попробуйте прикинуть, какой процент предлагаемых там товаров произведен с помощью искусственного интеллекта. Уверяю, что это будет число с большим количеством нулей справа от запятой. После этого, как мне кажется, любые разговоры о связи бедственного положения населения срединной Америки с внедрением искусственного интеллекта следовало бы прекратить.

На рекламирование вышеуказанной национальной задачи следовало бы бросить все ресурсы государственной пропагандистской машины, назвав ее, к примеру, программой РЕКУЛЬТИВАЦИИ рабочих мест, по аналогии с рекультивацией природы, которая производится при нанесении ей вреда в результате человеческой деятельности (например, посадка леса на месте его вырубки). Для реализации этой программы необходимо создать национальный ФОНД РЕКУЛЬТИВАЦИИ, средства которого будут пополняться за счет ЦЕЛЕВОГО налога, взимаемого с предпринимателей, деятельность которых приводит к сокращению рабочих мест внутри страны, и, соответственно, использоваться для поощрения предпринимателей, способствующих сохранению и увеличению количества рабочих мест.

Надо попытаться привлечь к решению этой задачи и немалые благотворительные фонды, имеющиеся в США. А для начала не пожалеть денег и наводнить всю страну билбордами с соответствующей тематикой. Естественно, что для реализации этой политики необходим строгий контроль иммиграции, что Трамп, собственно, уже и делает, несмотря на то, что его противники упорно пытаются связать ему руки. Очень возможно, что такая политика приведет к некоторому снижению темпов ежегодного прироста экономики страны. Но страна должна быть готова заплатить эту цену. По той простой причине, что именно в этой ответственной политике, а не в погоне за максимализацией прибыли за счет эксплуатации человеческих ресурсов третьего мира, за которую ратуют сторонники глобализации, состоит единственный путь возрождения страны на принципах, заложенных ее основателями, и тем самым — предотвращения бессмысленного и беспощадного бунта, который слишком хорошо нам знаком по печальной истории России. Пока же нам ничего не остается, кроме как с горечью повторять бессмертную фразу мудрого человека, Виктора Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда»…
И в заключение мне бы хотелось добавить следующее:

Все вышеизложенное однозначно убеждает нас в том, что мы в Америке стали свидетелями грандиозного социального эксперимента, по своему масштабу вполне сравнимого с социальными экспериментами, проводившимися в XX веке большевиками, в которых в качестве подопытных кроликов использовались народы России и всего мира. Не вдаваясь в детали о причинах и последствиях подобных экспериментов, проводимых над громадными массами людей, строго говоря, без их на то согласия, уместно было бы поставить вопрос если не о юридической стороне дела (что вряд ли возможно ввиду отсутствия какой-либо правовой базы для подобной оценки), то хотя бы об их этичности и допустимости вообще в рамках общепринятой в цивилизованном мире морали.
Kontinent USA

Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments