dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

И снова Китти

Нам, (не только мне с подругой, а еще и нашим некоторым одноклубникам) 13 февраля лететь в Сант-Яго.
И поэтому для нас очень актуальна тема Чили. Сами понимаете, не хочется в Гражданскую Войну.
И на баррикады не очень хочется. Хоть... если выхода не будем и нам дадут оружие, будем стрелять в коммуняк.

Китти Сандерс:

"Кризис в Чили: причины и прогнозы"

Китти Сандерс, журналист, писатель, политолог, независимый консультант по международным отношениям, Член экспертного комитета Аргентинской палаты профессионалов в области комплексной безопасности (CAPSI), директор отдела по предупреждению и пресечению преступлений, связанных с торговлей людьми. Член Аргентинского общества писателей (SADE), участник Международной книжной ярмарки (ежегодно) и Национального конгресса сети Antimafia.

- Китти, что вы думаете о ситуации в Чили, о том, что происходит в стране вот уже почти как три месяца, два с половиной, если уж быть совсем точной?

- Слишком общий вопрос. Происходят массовые беспорядки, обусловленные целым комплексом причин, от исторически сложившихся внутренних проблем до внешнеполитического влияния.

- Как вы считаете, в чем причина кризиса?

- Сложное сочетание факторов, как внутри-, так и внешнеполитических. Внутриполитические: усталость от скучного курса "левоцентристы-правоцентристы". Накопившийся груз не проговорённых и не отрефлексированных вопросов и проблем - пенсии, коренные жители (мапуче). На сцену вышло поколение, которое родилось в поздние 80-е и 90-е. Чили здесь не одинока, вопросы "что делать?", "почему мы идём именно таким путём?" и, самый драматический - "кто мы?" задают себе большинство латиноамериканских наций.

Боливийцы устали от Эво Моралеса и его бесконечного президентства и на референдуме запретили ему баллотироваться. Он и его карманный суд постановили, что решение нации - не помеха, и Эво вновь баллотировался, снова были вбросы с участием иностранных "специалистов", снова "победа". Это окончательно переполнило чашу терпения, нация восстала, и никакие иностранные политтехнологи и советники не помогли. Не помогли и союзники: он сбежал было в Мексику, где президентом недавно стал левый политик Обрадор.



Но в Мексике понимают, что значит приютить у себя одного из крупнейших наркобаронов современности. Эво приехал в Аргентину, собирался осесть в Сальте, где много боливийцев. Но сальтеньос высказали своё мнение относительно приезда Моралеса, и в итоге он остался в Буэнос-Айресе, жаловаться на то, что "не чувствует себя в безопасности". Не нужно было нарушать Конституцию и волю народа, не нужно было дружить с ультралевыми и исламистскими террористами и самыми отмороженными в регионе наркокартелями - тогда бы и жил в безопасности.

Эквадорцы устали от коррупции и постоянного унизительного ощущения несамостоятельности. Страной долго управлял чавист Рафаэль Корреа, который занимался "боливаризацией", а правильнее сказать - ALBA-изацией страны, её вовлечением в криминальное narcoestado-сообщество. Затем появился Ленин Морено - вроде как левый, но принципиальный борец с коррупцией, но с невнятной повесткой, которая разозлила племена и оппонентов, увидевших в ней неолиберализм. Особенно болезненно по коренным ударила отмена квот на бензин. Ранее они перепродавали дешёвый бензин и направляли средства от теневого оборота на свои нужды. Отмена квоты лишила их прибылей, а Ленин Морено не предложил взамен ничего интересного. Добавьте к этому сильнейшее влияние Венесуэлы на Эквадор и большое количество боливарианских парамилитарес в этой стране - получите значительную часть ответа, почему в стране идут беспорядки.

Чилийцы устали от того, что одно коррумпированное потомственное левоцентристское правительство сменяется потомственным правоцентристским, Бачелет-Пиньера, Бачелет-Пиньера 2.0. Чили очень благополучная страна, и на мой взгляд, там физически сложно не заработать денег, если только вы не человек с ограниченными возможностями. Однако любое благополучие приедается, рост цен воспринимается болезненно, молодёжи надоедают старые лица и отсутствие реакции на её политические требования, и люди начинают требовать перемен. Проблема чилийских протестов в том, что ими воспользовались извне - в частности, крупные бенефициары латиноамериканского наркотраффика и венесуэльские власти, которые разбавили гражданский протест - почтенное и законное дело, - серией терактов против инфраструктуры.

Исключением является Колумбия: тамошние протесты - это практически целиком работа "социалистов 21 века" и поддерживающих их крупных держав, навязывающих Колумбии "мир с FARC-ELN" вопреки решению колумбийского народа на референдуме.

Если говорить о внешнеполитических причинах, то в первую очередь проблема связана с "социализмом 21 века" и его союзниками - исламистами-шиитами, наркокартелями, российским и китайским руководством. Проникновение трансконтинентального терроризма в регион и его сращивание с левыми режимами и наркокартелями. Венесуэла, Боливия, Никарагуа, Куба интегрировались в международный наркорынок, который в нашем регионе тесно смыкается с денежно-отмывочной континентальной "прачечной" и смежными нелегальными рынками документов, людей и оружия. Правый поворот 21 века встревожил наркорынок и бенефициаров латиноамериканского наркосоциализма, они начали вкладывать деньги и оружие в конструирование хаоса в регионе. В итоге весь регион беспокоится, а Чили - естественная часть этой подвижной латиноамериканской политической мозаики.

- И все же, по-вашему, беспорядки в Чили – организованы какой-то группой (левые экстремисты и тд) или это действительно та самая назревшая ситуация, когда «верхи еще не хотят, а низы уже не могут»?

- Сложное сочетание факторов. Есть и объективные исторические причины, и гражданское недовольство, и экстремистский, и внешнеполитический факторы.

Беспорядки, на мой взгляд, первоначально были спровоцированы комплексом причин, частично "стрессовых" и чисто современных, частично - тянущихся из далёкого прошлого, а также объективным гражданским недовольством и усталостью, однако уже через пару дней подключились и некоторые деструктивные силы.

Левые экстремисты, кажется, действительно имеют место. В доказательство я могу привести следующие соображения.

Во-первых, есть свидетельства резкой и неожиданной трансформации чилийской левой. Она традиционно была урбанизированной, проповедовала чётко сформулированные концепции, вела документацию и придерживалась строгих организационных рамок - в сравнении, например, с боливийскими, или перуанскими соратниками. За последнее пятилетие левые в Чили начали ни с того ни с сего менять тактику, а в последние лет десять в стране начала выходить целая серия ультралевых фанзинов и газет, посвящённых акратии - довольно редкому концепту, который встречался мне преимущественно в Мексике и Чили. Чилийские ультралевые и анархисты стали всё чаще заговаривать о "децентрализованном", анонимоцентристском революционном действии. При этом "новые анархисты" жёстко ориентировались на Венесуэлу, Боливию и Никарагуа, хотя с точки зрения реальных анархистов разницы между современной Венесуэлой, Боливией Эво Моралеса и, допустим, пиночетовской Чили - практически нет, т.к. все три режима нарушили Конституцию, прибегли к узурпации власти и политическому насилию.

Я лично была свидетельницей студенческих протестов в 2011-2012, которые отчасти подорвали рейтинги Пиньеры во время его первого срока. Там определённо были лидеры, люди с именами-фамилиями, и чёткий набор требований. Инциденты случались, но не систематически, даже когда в центр выходили колоссальные толпы за сотню тысяч человек. Некоторая городская и частная собственность пострадала, но умеренно, так бывает во время протестов, всегда найдутся единицы, которые под шумок будет швырять "молотовы".

Сегодня чилийская левая сменила тактику и внешнеполитическую ориентацию. Такого не может случиться без мощного внешнего воздействия. Системы, сложные политические структуры, связанные с партиями и профсоюзами, всегда инертны и склонны прибегать к исторически сложившимся методам, особенно если те не подводят. Не бывает такого, чтобы явление существовало в том или ином виде много десятков лет, а потом взяло и сменило курс. Просто представьте, что завтра российская КПРФ или ЛДПР вдруг объявит, что она уходит из официальной политики, переходит к тактике террора, чтобы бороться за прямое народовластие, и уйдёт в подполье. Никому не придёт в голову пожать плечами и сказать: "Ну и ладно". Потому что так не бывает, это признак каких-то серьёзных, фундаментальных политических изменений.

С чилийской левой случилось нечто похожее: она, в своём радикальном сегменте, который чуток к переменам, переориентировалась с персонализма и чётких идеологических рамок на децентрализацию, анонимизацию протеста и тактику разрушения городской инфраструктуры, на нечто герильеподобное. Подобные методы характерны для левых с севера материка и из Центральной Америки; концепция же анонимизации и децентрализации это  не что иное, как переосмысленные тактики сапатистов и подобных движений, идеи которых активно распространяют левые наркокартели и наркогосударства региона, проповедующие "социализм 21 века".

Венесуэла, впрочем, сама не скрывает своего участия в протестах. Глава государственного венесуэльского наркокартеля Солес, Диосдадо Кабельо, один из наиболее одиозных политиков Боливарианской Республики, заявил, что Чили и Эквадор проходят через "боливарианский ураган". Это очевидная месть Чили за её жёсткую позицию против Мадуро и активное участие в создании и деятельности Группы Лимы - международной организации, чья деятельность направлена на разрешение венесуэльского кризиса. Кроме того, мстительный венесуэльский госнаркокартель с Мадуро и Диосдадо во главе не может простить Пиньере его активности по ограничению миграционного потока из Венесуэлы и его критики тамошнего режима.

Важно понимать, что сама по себе трансформация ультралевых ни к чему не обязывает простых людей, которые просто воспользовались своим правом на протест. Рассказывая об опасных тенденциях в Чили, я подвергаю критике "античилийский", провенесуэльский, деструктивный элемент внутри чилийской левой, её озлобление и резкий рост насилия, а не протесты как таковые. Опять же, если бы чилийские леваки начали атаковать источник проблем, т.е. партийную или правительственную собственность, было бы ясно, к кому они имеют претензии. Например, недавно парагвайцы, которым хотели антиконституционным образом навязать второй срок (очень хорошего, но всё же) президента Картеса, просто пришли к Сенату и сожгли его. Это очень круто и в духе истинной демократии. И, что немаловажно, в этом нет ни малейшего признака "внешнего вмешательства". Но если бы они пошли и сожгли половину "Макдональдсов" в столице - это бы означало, что ходом мыслей оппозиционных лидеров завладел какой-то внешний фактор, который, очевидно, навязал им идею, будто Макдональдс причастен к антиконституционным мерам правительства. То есть что кто-то натравливает протестующих не на ту цель. Это недопустимо. Не нравится правительство – так и формулировать претензии нужно, во-первых, внятно, а во-вторых, к правительству, а не к невинной городской инфраструктуре.

- Существует несколько версий кто именно стоит за беспорядками, согласно одной из них – длинная рука Мадуро, есть версия, что это вообще все организовано российским правительством и тд. Что вы об этом думаете?

- Ещё раз оговорим, что речь идёт только о "деструктивной" части протестующих, которые атакуют людей и городскую инфраструктуру.

Во-первых, это местные мародёры. Их много, они неотличимы от "идейных" протестующих и просто сливаются с ними.

Во-вторых, это остатки блока ALBA (Венесуэла, Никарагуа, Куба) и чрезвычайно влиятельные левые политики региона, которых пока не могут ни посадить (Киршнер), ни удержать в тюрьме (Лула да Силва) и их партнёры - наркокартели и международные террористы.

В-третьих, это руководство и спецслужбы Российской Федерации, Китайской Народной Республики, Ирана и влиятельных государств ЕС, которым по ряду причин комфортнее работать с левыми и которые вовлечены в новую мировую наркологистику и игры с международным терроризмом. У них в руках остаётся часть континентальной наркологистики и производственной машины, они контролируют траффик наркоты, оружия и людей, у них мощные связи с Хизбаллой и баасистами в регионе и за его пределами.

В-четвёртых, это идейные местные из левых и коренных жителей. Необходимо понимать, что Чили, как бы её руководство ни пыталось выставить её самой умудрённой, самой "первомиристской" страной в регионе, есть молодая Республика с огромным количеством нерешённых, но замороженных и законсервированных, в том числе  последним военным режимом, проблем. На тот момент консервация выглядела разумной, так как у страны было слишком много экономических и политических проблем, но уже в 2000-е нужно было начинать аккуратно вскрывать залежи старых проблем - по меньшей мере, чтобы стравливать давление. Но чилийские власти решили, что баланс достигнут, и всё наладится само по себе "рукой рынка". Не наладилось, и убежать от собственной истории и идентичности не получилось.

В-пятых, это "помощники" и диверсанты-иностранцы. Куба, Венесуэла. Здесь всё более-менее традиционно.

Одна из важнейших проблем - чилийские власти постоянно слишком увлекаются изображением Чили как эдакой познавшей жизнь страны, которая чуть ли не "преодолела" собственную латиноамериканскость, которая значимее и успешнее окружающих, чьи проблемы отличаются от проблем соседей и вдобавок их объём значительно меньше. Эта поза негативно сказывается как на репутации Чили в регионе, так и на внутренних делах - в течение последних пары месяцев чилийским элитам демонстрируют, что их проблемы - сугубо латиноамериканские. Им бы смирить гордыню, вернуться к идеям чиленидад, переосмыслить их в латиноамериканском интеграционистском ключе, обработать в духе чилийской антропологии-социологии, чтобы добавить в эти процессы исключённых из них коренных жителей, и лет через 20-30, преодолев недовольство ряда партнёров, Чили могла бы стать одним из локомотивов интеграционного процесса в регионе, основанного на Latinoamericanidad и неприятии внешних, разрушающих латиноамериканский стиль бытия, идеологий (коммунизм, глобальный капитализм, ЕС-овский сценарий, китайский тоталитаризм, замаскированный под третьемиризм.) Только отказ от несуществующей "интеграции с Первым миром", которым грезят чилийские элиты, только аккуратная региональная интеграция, сопряжённая с разумным игнорированием требований Европы, Китая или США, и отказом от внутрилатиноамериканской враждебности, только вовлечение в процессы коренных жителей и региональная политическая модернизация, на первое место ставящая потребности латиноамериканцев и стратегическую безопасность региона, а не европейский опыт и "международные требования", только запуск следующей волны индепендизации - энергетической, военной, судебно-правовой, могут решить проблемы латиноамериканский наций. Чилийская нация - не исключение.

- Каков по-вашему прогноз на ближайшее будущее у страны? Не грозит ли Чили пойти по пути Венесуэлы и Кубы, если левые которые так рвутся к власти, добьются ухода Пинеры и возьмут все в свои руки?

- По пути Кубы - вряд ли. По пути Венесуэлы - теоретически может, но вряд ли дойдёт до нынешнего венесуэльского состояния, для такого страшного развала нужны годы и десятилетия. Более вероятно - что Чили серьёзно смигрирует влево, вероятно - под неоальендистскими лозунгами о мирном и гуманном социализме и новом общественном консенсусе. Национальная экономика может не выдержать. После этого не исключена политическая реакция, вплоть до импичмента левому президенту при вмешательстве военных. Однако, даже если дело дойдёт до отстранения президента, вряд ли его будут проводить так жёстко, как в 70-е. Возможно, это будет напоминать события в Гондурасе 2009 года, или парагвайский сценарий с импичментом Фернандо Луго. Однако это слишком далёкие и ненадёжные прогнозы.

В ближайшие годы вероятен приход к власти левых, попытки наладить более тесные отношения с Венесуэлой и Аргентиной, где к власти в результате выборов снова пришли киршнеристы, или вообще попытка пересобрать левый региональный блок. В самой Чили это будет означать рост инфляции, бессистемные реформы в сфере образования, финансов и т.д. (латиноамериканские левые, если они не милитарес, как Хуан Веласко Альварадо, обыкновенно не умеют работать систематически, их реформы чаще всего носят достаточно непродуманный, популистский характер), которые приведут к экономической и политической депрессии. Возможно, будет возрождён старый амбициозный проект "искусственного полевения" традиционно консервативного и антикоммунистически настроенного Западного побережья, какой пытались реализовать ещё в ранние 70-е, когда в Чили был Альенде, в Перу Веласко Альварадо, и многим казалось, что ещё чуть-чуть "мира и дружбы под красным флагом" - и в прошлое уйдёт территориальный конфликт Чили - Боливия+Перу.

Не исключён и более печальный сценарий, напоминающий конец 1960-х. Медленное погружение в уличный террор и хаос, обрушение экономики, истерические социалистические эксперименты в попытках спасти падающую экономику, но это совсем уж мрачно, и вот здесь, скорее всего, уже точно вмешается силовой блок.

Месяц назад я бы сказала, что народ побузит и разойдётся к Рождеству. Тогда я недооценила масштабов происходящего, однако сегодня даже не знаю, что и сказать. Ясно одно: законсервированные проблемы рвутся из-под крышки, которая больше не в силах сдерживать нарастающего давления, и, естественно, эти проблемы дали о себе знать в тот момент, когда лихорадит весь регион - да и весь мир, по большому счёту.

Латинской Америке, и Чили в частности, предстоит пройти через обновление, которое либо принесёт ей большую независимость и "обострит" её самобытность, либо обрушит её в состояние ещё большей зависимости и раздробленности. Я за первый сценарий.

- Дестабилизация Чили отражается ли как-то на соседней Аргентине, где вы живете?

- Каких-то серьёзных последствий я не заметила. У нас другая проблема: в Аргентине к власти вернулись киршнеристы, которые уже начинают разрушать созданное предыдущей администрацией, и собирают на территории Аргентины беглых экс-президентов-наркобаронов, пытаясь стать "левым центром влияния" в пику паре Бразилия-Колумбия.

Чилийцам следует ждать нехороших сюрпризов от киршнеристов, это опасные люди, которые с самого начала своего правления пытались действовать незаконными методами, выращивали парамилитарес и в целом не стали очередным коллективным Мадуро только благодаря няшности и мягкости аргентинцев, которые не поддержали особо пугающие компоненты киршнеровской тактики. Сейчас киршнеристы пытаются сломать сопротивление оппозиции в Аргентине.

- Как политолог, какие вы бы предложили пути выхода из чилийского кризиса?

- В первую очередь - создание новой интеграционистской, основанной на Latinoamericanidad и Chilenidad партии, с изрядной долей правого популизма и национал-синдикалистской идеологией, в которую бы входили коренные жители, молодёжь, рабочие, аграрии и жители провинции. Если понадобится - вытащить из закромов наследие Серхио Харпы и сторонников регионалистской интеграции. Такая партия должна не только объединить консерваторов, часть профсоюзных и социал-католиков, но и кооптировать часть чилийских левых националистов-самостийщиков, и коренных жителей, и интегрировать их в идентаристский, конструктивный проект.

Далее. Необходимо бить левый "протестный фронт" по наиболее болезненной для левых линии разлома - между старыми левыми, ориентированными прежде всего на пролетариат, и новыми левыми, которые делают ставку на политизированные меньшинства и молодёжно-протестные структуры. Раскол между рабочими (участниками и совладельцами производственного процесса, согласно синдикалистской логике) и студентами, и переход профсоюзно-пролетарского движения к национально-синдикалистской модели, могли бы решить значительную часть проблем. Но мне кажется, чилийские власти на это не пойдут. По их мнению, это слишком затратно и непредсказуемо, к тому же одним из негативных последствий правления хунты, точнее - деятельности гремиалистов, стала фантастическая недоверчивость чилийских консервативных элит в отношении "популизма" в самом широком смысле этого слова. Гремиалисты прочно связали идею "массовой", национальной политики - с коммунизмом, "восстанием масс" и чуть ли не онтологическим злом, и правящее в Чили поколение консерваторов до сих пор находятся под влиянием этого комплекса идей. Проще говоря, чилийские консерваторы опасаются политизированных сограждан, а следовало бы действовать наоборот - кооптировать простых людей, в т.ч. бедноту, в национальный проект, поступившись элитизмом и наступив на горло собственному недоверию. Как можно доверять британскому, французскому или китайскому транснациональному бизнесу больше, чем собственным согражданам - ума не приложу.

Далее. Реформа образования. Нужно вернуть культ труженика и наделить чилийского работника села субъектностью, массовой организацией с консервативной почвеннической идеологией, преодолевающей расистский дискурс и отвергающей дискриминацию коренных жителей. После чего необходим "крестьянский набор" в вузы, пусть даже с применением системы квот, чтобы скомпенсировать вред от постоянно левеющих академических кругов. Опыт показывает, что все эти товарищи фантастические трусы и резко перестают леветь и нести благоглупостную революционную чушь, когда вместо заглядывания в рот и намёков от благодарных первокурсниц на секс после занятий, с ними говорят языком консервативной Улицы и грозят увольнением и санкциями за неуважение к национальным традициям и интересам. Сельская молодёжь в этом смысле идеальна: она носитель чистейших консервативных идей, она не испытывает совершенно ненужного трепета перед т.н. "когнитариатом" и к ней не так просто применить физическую агрессию, потому что она не побежит плакаться маме в юбку и жаловаться в полицию, а попросту симметрично на неё ответит. Попробуйте взять любого, абсолютно любого левого "интеллектуала" и поместить его в круг самодостаточных пацанов лет 16-25 из фавел или виший, или в окружение сельской молодёжи. Вы удивитесь, как этот ещё вчера "могучий" ум, гневно обличавший и остроумно высмеивавший "тупое быдло", превратится в послушного, заискивающего, смеющегося в ответ на любую шутку, дурачка. Сельский и "бедняцкий" набор в вузы вкупе с национал-синдикалистской риторикой, экспансия села в город и, в крайнем случае, временная передача привилегированного статуса организованному "сельскому сообществу" решает проблемы с полевением и глобализацией академических и политических кругов максимально быстро и эффективно.

Отсюда вытекает следующая необходимая мера: изменение внешней, в частности - внешнеэкономической политики. Чили начинает подводить её собственная внешнеполитическая доктрина, которая базируется на концепции... скажем так, "либерального реалполитика": "Экономика прежде всего, международные союзы и связи могут решить любые проблемы". Если экономика прежде всего - значит, нужно, упорно закрывая глаза на зло, наращивать отношения с Китаем (создателем одной из наиболее отмороженных террористических наркосетей в регионе), Францией (страной, которая финансирует чилийских ультралевых и укрывает разыскиваемых чилийских террористов и убийц), открываться для России (вред которой для региона уже невозможно посчитать - по большому счёту, РФ должна весь 21 век расплачиваться с одной только Венесуэлой за режим Чавеса-Мадуро, одним из главных бенефициаров которого является Москва.) Это неправильно. Безусловно, страны региона находятся в более зависимом положении, нежели страны Европы или Китай, но когда-то ведь нужно начинать конструировать собственную политическую независимость, правда? Политически и морально мы её добыли, теперь время утвердить её материально и юридически - так, чтобы любые санкции в ответ на любые самостоятельные, идущие вразрез с планами "международного сообщества", действия стран региона, повлёкшие за собой санкции и возмущение, не били по населению и не приводили к смене власти. Для этого нужно развивать латиноамериканский и межамериканский рынки, выходить из договоров, закрепляющих безответственность и несамостоятельность нашего региона.

В смысле внутренних изменений я бы, наверное, сделала ставку на развитие технического образования - среднеспециального и высшего, и на внутричилийское интернет-образование. Умным консерваторам, знающим историю собственной страны, я бы порекомендовала не бояться людей, а выходить в интернет и делать интересные циклы исторических лекций, с хорошим визуальным оформлением. Ставить необычные и парадоксальные вопросы, тем самым отвоёвывая молодые умы у левых с их примитивной картиной мира. Больше внимания к коренным жителям, в том числе посредством развития и популяризации антропологических и этнографических наук. Я убеждена, что успешное конструирование нового этапа независимости и нацбилдинга в Латинской Америке связано с встраиванием автохтонных государственных и племенных структур в постколониальные, европейские институты. И не нужно жалеть последние, если в результате "инденпендизации" часть из них обрушится. Жертвовать отмершим в пользу живого - разумно и морально.

- Люди паникуют в Чили (в основном, экспаты, конечно) , распродают имущество срочно и покидают страну, считая что в Чили уже началась революция… Насколько их страхи могут быть небезосновательными?

- Чилийцы не революционеры. В Чили стабильно присутствует большая прослойка недовольных решительных людей, которые грубо берутся за деклерикализацию, обобществление и тд, но они обычно заканчивают самоубийством под звуки идущей за окном гражданской войны, как Бальмаседа и Альенде. Я не думаю, что там случится именно революция, но Чили определённо стремится к очередному эксперименту с «мирным социализмом» и «пересмотром итогов грабительского неолиберализма».

Советов я давать не могу. Лично у меня приход к власти красных вызывает скорее азарт, нежели страх, особенно если в стране имеется огромный антикоммунистической потенциал, который к тому же успешно себя проявлял. Опять же – колоссальный пласт воинственных, агрессивных, абсолютно не «проевропейских», не «либеральных», коренных жителей, которые, вопреки распространённому мифу, далеко не коммунисты, а скорее временно блокируются с левыми, потому что кроме левых их никто не слушает. Начнут слушать правые – они будут блокироваться с правыми. Кроме того, по моему опыту, важнейшим показателем «революционности» нации являются женщины. Чилийки – одни из самых больших контрреволюционерок и консерваторок, даже наиболее неформальные из них живут где-то в 70-80-х, где неопинап, хэви метал и усатые мужчины.

Лично я бы не стала уезжать. Я не покидаю Аргентину, хотя здесь у власти снова киршнеристы, не стала бы покидать и Чили, будь она моим Отечеством. От Латинской Америки не следует ожидать масштабных ужасов европейского масштаба. Всё пройдёт, всё изменится, нужно лишь вдумчиво и тщательно работать над этими изменениями. Но другим, повторюсь, не могу давать советов. У каждого человека своя жизнь и только он должен решать, как ею распоряжаться.

- Согласны ли вы с тем, что Пинера совершил политическое самоубийство, выставив армию на улицы, танки в городе напомнили чилийцам времена Пиночета и показали слабость и неспособность правительства взять ситуацию под контроль не столь радикальными методами.

- Я согласна с тем, что Пиньера склонен к политически суицидальному поведению. Он классный мужик и довольно смелый человек, однако ему не хватает той же черты, которой недостаёт многим латиноамериканским консерваторам - доверия нации (включая бедноту и молодёжь), парадоксальности мышления (он бесконечно вращается в кругу знакомых ему лиц и назначает их на важные посты, а в его положении нужно рисковать и совершать странные, непредсказуемые поступки, чтобы разрушать протестный консенсус) и... популизма. Иногда так и хочется сказать ему: "Мужик, ну хватит уже общих слов и рассуждений об экономике, поговори о чём-то таком, чтобы вся страна слушала раскрыв рот".

Возможно, он и совершил политическое самоубийство как "индивидуальный" политик, но он вряд ли перешёл черту и "подставил всех консерваторов". Введение военных на улицы городов не такая уж экстренная мера в условиях разрушения инфраструктуры и массовых беспорядков. К тому же многие чилийцы спокойно относятся ко временам Пиночета, хотя и не всегда это показывают. Массовое помешательство уровня "увидели человека в погонах - закричали от ужаса при мысли о чёрной тени пиночетовского кондора, накрывающего Родину" не свойственно взрослым чилийцам, они слишком холодные и рациональные для такого. Думаю, большинству населения, сталкивающегося с танками на улицах, дискомфортно, но не более.

- Есть ли шансы у Чили урегулировать ситуацию мирными методами, как вы считаете? Остановить грабежи, насилие, мародерство и тд.

- Возможность есть, но для её реализации нужны решительные и необычные действия со стороны консерваторов, которые с 70-80-х не придумали ничего нового, интеллектуально размякли, и пытаются до сих пор то выехать на наработках Хайме Гусмана и гремиалистов, то решить сложные социальные проблемы при помощи рассуждений об экономическом росте. Они очень закуклились в своём окружении, постоянно одни и те же лица, одни и те же идеи...

Будет передышка, связанная с Рождеством и Новым годом. На месте консерваторов я бы использовала эту передышку по полной программе, подготовив новый национальный проект, солидаристский и с сильной социальной компонентой. Обязательно собрала бы консилиум из антропологов и представителей коренных жителей, чтобы разобраться, какие предложения интересны им и каково их представление о свободе. Ошибочно думать, будто они какие-то неграмотные люди, которые только и умеют, что перекрывать трассы и бросаться камнями в "богатых", это какое-то дикое расистское упрощение, притом до идиотизма наивное. Пообщалась бы с молодыми альтер-левыми и альтер-правыми, перелопатила досье на всех профсоюзных лидеров, чтобы понимать, кто из них на самом деле социал-христианин, переживающий за рабочих, а кто - истерический неолевак, или кубинский-российский-китайский агент влияния. Встретилась бы с протестующими в масках, пусть даже на их территории, пусть даже они продолжают сидеть в масках, главное - зацепить, начать контакт, а через пару часов они бы сами их сняли. Я бы встретилась с "социал-христианами", дабы заручиться поддержкой консервативных профсоюзов, подготовила проект обновления элит и привлечения к делу молодых политиков, да погорячее - не в смысле внешности, конечно, а запала, энтузиазма и стремления к справедливости. Хотя можно и в смысле внешности тоже.

Припоминаю, кстати, что в начале 2010-х в Чили был всплеск партийностроительных настроений справа, молодёжь пыталась выступить более современной, либертарной и авангардной альтернативой консервативным монстрам UDI и RN. Всех названий не упомню, но точно были Амплитуда, Эвополи и Республиканский порядок - моё Отечество, которое организовывал внук Пиночета. Оказалось, что и в 2010-х молодым взлететь в чилийской политике весьма сложно. Вместо того, чтобы подыграть и помочь молодым, олдскульные кадры из UDI и Национального обновления сделали постные лица и начали институционально давить на молодых, чтобы те тоже превратились в унылых либералов, не способных ставить острые вопросы и давать на них парадоксальные, привлекательные ответы.

Кроме того, нужны хорошие переговорщики, новый внутриполитический консенсус и работа по ликвидации антинационального, ориентированного на опыт Венесуэлы и деньги РФ и КНР, левацкого подполья. Нужно обновить знания и навыки полиции и спецслужб. В долгосрочной перспективе, как и было сказано, я бы делала ставку на создание более диверсифицированной экономики, развитие системы образования, особенно - среднеспециального, аграрного, исторического, с использованием онлайн школ и университетов, и более разборчивую внешнюю политику.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments