September 17th, 2021

old hippy

"На юго-западе Техаса происходит массовый прорыв американской границы"



Избранное 27 мин.

Прорыв мексиканского фронта
Положение дел на южной границе США за последние месяцы стремительно ухудшается. Миграционный кризис - самый масштабный минимум за двадцать лет - никуда не делся, хотя и временно игнорировался в медиа из-за афганской катастрофы и экономических неурядиц.
Август стал вторым месяцем подряд, когда было зафиксировано больше 200,000 незаконных пересечений американской границы. А всего за последний год число нелегалов, оказавшихся на территории США, перевалило за полтора миллиона - и это только учитывая те случаи, что были официально задокументированы пограничниками.
На юго-западе Техаса происходит массовый прорыв американской границы нелегалами из Гаити. Они создали целый мигрантский лагерь у городка Дель Рио, в котором уже проживает под 10,000 человек. Центры временного содержания мигрантов переполнены, а у Байдена нет политической воли отдать приказ погранслужбе депортировать их обратно.
Ситуация быстро выходит из-под контроля федеральной власти, что вынуждает руководство самих южных штатов брать инициативу в свои руки. Губернатор Техаса отдал приказ о полном закрытии границы на западе штата, и ему в помощь были направлены правоохранители из Флориды - другого республиканского штата, не приемлющего политику Байдена.
Федеральные агенты не могут и не хотят ничего делать с нелегалами. Но, опасаясь огласки в медиа, они начали вводить запреты на съёмку с дронов около лагеря мигрантов - якобы из-за того, что те как-то мешали их работе. Примерно похожим образом весной они пытались запрещать допуск журналистов в центры содержания мигрантов, условия в которых были нечеловеческими.
Не менее острой остаётся ситуация с размещением афганских беженцев, среди кого было обнаружено немало многожёнцев и женатых на несовершеннолетних девочках. Белый дом показательно распределяет их между многими колеблющимися штатами - чтобы те в перспективе, получив право голосовать, “отблагодарили” Демпартию за предоставление убежища в США.
На фоне попыток демократов включить в новый бюджет планы по раздаче восьми миллионов гринкарт и обвала уровня рождаемости в Америке речь де-факто идёт об ускоренном демографическом замещении населения США - с привозом новых избирателей для либерального истеблишмента и дешёвых рабочих рук для крупных корпораций.
old hippy

Начался сезон успешной грибной охоты

Уже второй день я в лесах Кейп-Кода. Но до дюн Провинстауна основного грибного места, я еще не добрался.
Завтра у меня выходной, потому что за вчера и за сегодня прошел много миль и нагинался много раз, очень устал, надо сделать передышку. Но в воскресенье - снова в бой на направлении главного удара.
Даешь Провинстаун!

Первое видео снято в лесу Денниса, т.е. городка, где мы живём на Кейп-Коде. Лес - лиственный, поэтому подосинновиков здесь нет. Для них нужны сосны и сосновые иголки на зeмле.
В лиственном лесу появились моховики, или как Аннушка их называет - зеленушки и маслята:


Моховики и маслята в лесу Денниса

А за подосиновиками я ездил два дня подряд в соседний Харвич. Грабил угодья Миши и Юли. Они - жители Харвича и тоже здесь собирают грибы. А я залез на их территорию, т.е. вёл себя как агрессор.


Подосиновики в Харвиче 16 сентября


Снова подосиновики в Харвиче, на следующий день, 17 сентября.


Дома выгрузил сегодняшную добычу 17 сентября
old hippy

Про Володина

Конечно все мы знаем его пьесы, ставшие классикой советской сцены ещё при жизни драматурга, ну а кто их не смотрел в театре, конечно смотрел фильмы, которые поставлены по его пьесам.
Но вот что за человек он был и как жил, я не знал. Человек он был скорее всего не публичный и не светился в ящике.
Этот текст рассказывает кое-что о жизни Володина, поэтому мне было интересно, надеюсь, что и вам тоже будет интересно:


Александр Володин


13 ч.
Володин (Лифшиц) Александр Моисеевич (1919-2001)

И на фронте воевал, и сценарный факультет ВГИКа он закончил (1949) под родной фамилией Лифшиц. А потом дошло дело до дебюта в печати. «В альманахе "Молодой Ленинград" приняли мой первый рассказ, - вспоминает В. - Я, воодушевленный новостью, пришел в издательство со своим шестилетним сыном Володей. Редактор, смущаясь, заговорила о моей неподходящей фамилии. И предложила мне стать Володиным, в честь моего сына. И я им стал».

Сначала действительно как прозаик, и в 1954 году даже книжка появилась, названная совсем уж непритязательно – «Рассказы». Товарищи по партии, в которую и В. зачем-то вступил в 1949 году, встретили этот сборник без всякого энтузиазма. «Тут недалеко и до “Нового мира”, и до той померанцевской линии, которая естественно потерпела полное осуждение. Нельзя сбиваться на сплошное отрицание всего положительного», - на совещании молодых ленинградских литераторов заметил поэт А. Решетов. А прозаик Ю. Помозов обратил внимание (чье? видимо, начальства) на то, что «тягостное впечатление создается после прочтения его книги. Его герои живут мелкими страстишками, в рассказах почти не чувствуется примет нашего времени — времени великих свершений нашего народа…»

Про великие свершения В. и дальше словечка не проронит, ни в чем и нигде не потрафив правящей идеологии. Однако в Союз писателей его приняли (1955) и без работы не оставили: редактором сначала на студии «Леннаучфильм», потом на «Ленфильме». Из прозы В. ушел, правда, надолго, сосредоточившись на драматургии, и его биография, отнюдь не изобилующая неожиданными поворотами, почти на полвека превращается в хронику театральных, а позднее и экранных премьер.

Притом по большей части триумфальных. И хотя «Фабричную девчонку» Г. Товстоногову поставить в БДТ вроде бы не дали, но она, для начала проблистав в Ставрополе (1956), уже на следующий год ворвалась на сцены московского Театра Советской Армии и ленинградского Ленкома, чтобы за короткий срок собрать урожай в 37 театрах страны.

Не без проблем, конечно, и, - рассказывает В., - «начиная с первой, мои пьесы, чем дальше, тем больше, систематически ругали: в прессе и с трибун, в момент появления и много времени спустя, и даже до того, как кончена работа, впрок».

Но, будем объективны, его спектакли все ж таки с репертуара не снимали, а брань на вороту не виснет, лишь электризуя впечатление, какое производили на публику «Пять вечеров» в БДТ и «Современнике» (1959), «В гостях и дома», поставленные А. Эфросом в Театре имени Ермоловой (1960), «Моя старшая сестра» у Г. Товстоногова (1961), «Назначение» у О. Ефремова (1963).
То же и в кино – уже фильм «Звонят, откройте дверь», снятый А. Миттой, получил «Золотого льва святого Марка» на Венецианском фестивале (1966), а многие позднейшие картины – вплоть до «Пяти вечеров» Н. Михалкова (1978) и «Осеннего марафона» Г. Данелия (1979) – при первом же появлении на экране воспринимались как классические и давали превосходные сборы.

Его «реальным миром», - говорит Г. Елин, - в течение десятилетий были премьеры и фестивали, восхищенная любовь первых звезд экрана и сцены, «МХАТ, БДТ, «Современник» и все другие театры, главрежи коих считали приход к ним Александра Моисеевича праздником». Ведь более, кажется, чем достаточно для того, чтобы войти в роль если не властителя дум, то преуспевающего, хорошо обеспеченного и обласканного молвой баловня судьбы. А он…

Он, «всегда, - как вспоминает Валерий Попов, - в одном и том же потертом сером костюмчике, ветхом свитерке», «неказистый, взъерошенный», «всегда перед кем-то извиняющийся», всю жизнь чувствовал себя неудачником: «Мне главное – жить незаметным человеком…», «Я всегда чувствую себя человеком из очереди, одним из тысяч и тысяч». И даже так: «Я не хочу быть человеком из “лимузина”. Я хочу быть – как будто меня из трамвая только что выкинули».
Тут тайна характера, ставшая позицией. И она лишь в малой степени объясняется тем, что он, - как сказано в «Записках нетрезвого человека», - каждое утро принимал «рюмашку-другую», и так многие десятилетия. В конце концов, один ли В. в оттепельную и застойную эпохи страдал этой пагубной привычкой? Но он, может быть, единственный, кто с пышных банкетов сбегал в дешевые рюмочные, целовал ручку не примадоннам, а подавальщицам, дружил с самыми пропащими забулдыгами и, - еще раз вернемся к воспоминаниям Валерия Попова, - «считал правильным скорее выпить с малознакомым человеком, чем кому-то сказать: “Простите, я вас не знаю!”»

Над ним, случалось, подтрунивали, но и любили его очень, так что – случай почти уникальный - в бесчисленных мемуарах о литературной и театральной жизни Питера не найти о В. ни одного дурного слова: всегда равен самому себе как в своих текстах, так и в своих отношениях хоть с бомжами, хоть с президентами и олигархами.
А в конце жизни В. пришлось иметь дело и с ними – к Государственной премии РСФСР за сценарий «Осеннего марафона» (1981) прибавились полученные в Кремле орден «За заслуги перед Отечеством» 3-й степени (1999) и премия президента России за 1999 год, а также среди других многих наград многотысячная по денежному обеспечению премия «Триумф» (1999), которую В. вручали в Большом театре.
И что же? Да ничего. В Кремль к Б. Ельцину, - как рассказывают, - В. приходил пешочком с Ленинградского вокзала и, кажется, под хмельком. От Б. Березовского из Дома приемов ЛОГОВАЗа удрал в очередную рюмочную. Случалось, что и денежки, только что полученные, он тут же проигрывал подвернувшимся под руку наперсточникам. Вел себя, словом, как всегда, и из жизни, - процитируем предсмертное интервью, - ушел со словами: «Никогда я не верил в себя. Мне стыдно за все, что я написал. <…> Всю жизнь я прожил в стыде, в неловкости, в неуверенности: не получилось, скучно, бездарно, никому не интересно…»

Да и как ушел – в воскресенье, 16 декабря 2001 года, его увезли по скорой в больницу на Крестовском острове, и, - вспоминает примчавшийся туда И. Штемлер, - «худшей больницы в Петербурге в те жуткие годы я не видел. Старое здание было совершенно пустым по случаю воскресного дня. Мертвая тишина, ни одного врача и, как сначала показалось, ни одного больного. Заплеванные коридоры, замазанные краской окна, сквозь которые едва проникал тусклый зимний свет...»

Там на следующий день в палате у туалета, «где теплее», В., «живая легенда Санкт-Петербурга», как назвали его в 1995 году, и умер. Знать не зная и думать не думая, что его работы будут пересматривать и спустя десятилетия и что во дворе московского Театра Олега Табакова установят скульптурную композицию, где беседуют, чего в жизни никогда не случалось, Виктор Розов, Александр Вампилов и В. – главные, быть может, драматурги Оттепели.
old hippy

Снова на тему налоговой реформы

Этот текст отличается от предыдущего, который я публиковал:
https://dandorfman.livejournal.com/2865962.html
тем что в данном тексте много конкретных цифр, у Малека Дудакова, автора предыдущего, цифр маловато.


https://kontinentusa.com/gubitelnoe-povyshenie-demokratami-nalogov-na-3-trilliona/
Губительное повышение демократами налогов на 3 триллиона долларов для работающих семей и малого бизнеса убивает рабочие места и медицину

Опубликовано: 17.09.2021


Демократы продвигают своё предложение увеличить налоги на работающие семьи и малые предприятия на сумму 3 триллиона долларов, чтобы финансировать за счёт большинства американцев самое большой оброк государства всеобщего благосостояния. Хуже того, оно даже тратит налоговые доллары на субсидии богатым и свои специфические интересы. Вот краткий обзор худших частей этого законопроекта.

Демократы нарушают обещания и повышают налоги (и цены на коммунальные услуги) для среднего класса
Повышение налогов демократами сильно ударит по работающим семьям и приведет к повышению потребительских цен, приведёт к сокращению рабочих мест и снижению заработной платы. И это несмотря на обещание президента Байдена не повышать налоги на средний класс.

Объединенный комитет по налогообложению говорит, что более 66,3 процента корпоративного налогового бремени будут нести налогоплательщики с низким и средним уровнем дохода, а 172 миллиона налогоплательщиков будут нести бремя повышенной ставки корпоративного налога. Левый Центр налоговой политики согласен с этим.

Клиенты будут нести расходы по корпоративным подоходным налогам в виде более высоких цен – платя больше за все, от продуктов до коммунальных услуг.

На работников приходится 70 процентов корпоративного подоходного налога в виде заработной платы и занятости. Аналогичным образом, исследование, проведенное Национальным бюро экономических исследований в 2020 г., показало, что 31 процент корпоративного налога приходится на потребителей.

Демократы нацелены на малый бизнес
Американский малый бизнес боролся за выживание во время пандемии, поэтому последнее, что им нужно, это разрушительное повышение налогов демократами.

Миллионы создателей рабочих мест – малый бизнес – будут вынуждены нести бремя повышения налогов на малый бизнес, предлагаемого демократами. Большинство из более чем 30 миллионов малых предприятий в США являются сквозными организациями, в которых налоговые обязательства перекладываются на владельцев. На долю “сквозных” предприятий также приходится более половины всех работников частного сектора. Более половины всех доходов “сквозных” предприятий будут облагаться налогом по новой, более высокой ставке. Демократы расширяют налог на смерть, что ляжет дополнительным бременем на малый бизнес. Этот “троянский конь” для раздуваемого второго налога на смерть заставит семейные предприятия продать активы, чтобы заплатить огромный налоговый счет в IRS. Эти налоговые изменения обойдутся в 1 миллион рабочих мест в долгосрочной перспективе.

Администрация Байдена заявила, что большинство малых предприятий будут освобождены от повышения налогов, но Налоговый фонд заявил, что это «вводит в заблуждение». Фактически, почти 900 000 малых предприятий могут пострадать от ограничения демократами сквозного вычета на основе данных IRS за 2018 год.

Экономическая программа демократов стимулирует тренд – лучше быть иностранной компанией и рабочим этой компании, чем американской
Глобальный минимальный налог на импорт ставит американские компании в невыгодное положение по сравнению с иностранными конкурентами.


Демократы добиваются более высокой ставки корпоративного налога, чем в коммунистическом Китае, и налога на иностранные доходы американских компаний, который выше, чем у наших конкурентов.

По данным Национальной ассоциации производителей, глобальный минимальный налог на импорт администрации Байдена уничтожит до 1 миллиона рабочих мест в США.

Американские компании будут платить этот глобальный минимальный налог за работу за рубежом, в то же время уплачивая более высокую корпоративную ставку демократов за работу дома, что делает Америку еще менее конкурентоспособной и стимулирует перемещение рабочих мест, производств, исследований и инвестиций за рубеж.

Расширение Obamacare демократами игнорирует растущую стоимость медицинской помощи, вредит пожилым людям, пренебрегает телемедициной
Демократы уничтожат до 100 жизненно важных лекарств, замещая их импортными лекарствами при контроле их цен на американском рынке. Тем самым произойдет снижение инноваций в будущие лекарства для пациентов и перенаправление сотен миллиардов в поддержку Obamacare. Это новое покрытие вызовет десятикратное повышение стоимости покрытия медицинских расходов на человека. Речь идет не о расширении охвата Obamacare, а о том, чтобы искусственно поддерживать этот крайне несовершенный закон, который не выполняет обещанных преимуществ социализации медицины.

Демократы предусматривают постоянно растущие затраты с соответствующим ростом расходов при меньшем количестве излечений. Соединив эти потери, демократы потратят 170 миллиардов долларов на окончательное снятие ограничений на доходы по субсидиям ACA (Закон о доступном медицинском обслуживании – OBAMACARE), а это означает, что доллары налогоплательщиков могут поступать к богатым американцам.

Например, 64-летняя пара в округе Кей, зарабатывая 500 000 долларов в год, будет претендовать на налоговый кредит в размере почти 6000 долларов.
Государственный контроль над ценами и угроза огромного повышения налогов резко повредят способности новаторов исследовать и разрабатывать лекарства от болезни Альцгеймера, Бокового амиотрофического склероза (БАС) и рака. Самое дорогое лекарство – это то, которое так и не было разработано.

Меньше новых лекарств доступно, когда правительства устанавливают стоимость. Сегодня американцы имеют доступ ко всем 270 глобальным новым лекарствам, которые были открыты с 2011 по 2018 год. В Канаде едва ли половина пациентов имеет доступ к этим лекарствам.

Тем не менее, демократы, среди 3,5 триллионов долларов расходов, не смогли найти ни одного доллара, чтобы гарантировать пожилым людям постоянный доступ к телемедицине, когда чрезвычайная COVID-19 ситуация в области общественного здравоохранения закончится. Телемедицина имеет жизненно важное значение для улучшения доступа к медицинской помощи среди пожилых людей в сельских и недостаточно обслуживаемых районах.

Демократы возвращают из замороженных комплекс специальных налоговых кредитов
Несмотря на историческое двухпартийное соглашение в конце года о прекращении комплекса специальных налоговых льгот, демократы возвращают специальные налоговые льготы в соответствии с политическими приоритетами, включая налоговые льготы, на которые имеют право богатые владельцы электромобилей.

Человек, зарабатывающий 800 000 долларов в год, будет претендовать на налоговый кредит в размере 12 500 долларов за приобретение электромобилей BMW или Mercedes. Стоимость: $16 млрд.


Те, кто зарабатывает более 160 000 долларов в год, могут получить скидку на электровелосипеды до 1 200 долларов. Стоимость: $7,5 млрд.
Создание специальной рабочей силы активистов для достижения экологической справедливости – Стоимость: 15 миллиардов долларов.

Демократы игнорируют безудержное мошенничество, расширяя расточительные налоговые льготы
Несмотря на то, что поразительное количество с трудом заработанных американцами налоговых долларов тратится впустую при неправильной выплате налоговых кредитов, демократы расширяют проблемные налоговые льготы без каких-либо реформ.

В 2015 году IRS сделала $15,6 млрд (23,8% всех платежей) в виде ненадлежащих платежей по налоговому кредиту на заработанный доход (EITC).

В 2019 году это число увеличилось до $17,4 млрд (25,3% от всех платежей) в виде ненадлежащих платежей EITC. Существует также тревожная модель для дополнительного налогового кредита на детей (ACTC).

Налоговый кредит по уходу за детьми и иждивенцами будет расширен на сумму 98 миллиардов долларов до 2025 года, а расширение налогового кредита на заработанный доход станет постоянным на 135 миллиардов долларов.
Перепечатано с разрешения Комитета США по путям и средствам – J.P. Freire, Jessica Henrichs, & Leo Lutz
Перевод Бориса Архипова
Источник