March 15th, 2021

old hippy

Это неумело склеенная фальшивка.

Симонов конечно не был ангелом, он, как и остальные в то время вел себя соответственно, но эту речь он не произносил.
Это совершенно нелепая речь, которую мог произнести только какой-нибудь идиот-следователь, а не талантливый писатель. Хоть про речь Симонова Свирский написал, но кроме него никто не подтверждал, что Симонов этот бред произнес. У Свирского правда было без костылей, костыли это находка Каминской.
Никакого избиения костылями конечно не было. У Свирского об этом ни слова.
Все это придумала Доба Каминская довольно давно. Но пару дней назад она свою легенду снова опубликовала и еще придумала, что она - не автор, но опять не указала источник. Потому что источник, это её собственное воображение.


Еще раз о подлости Константина Симонова

я не автор

Я продолжаю публиковать стенограммы заседаний СП СССР по самым острым вопросам.  Сегодня речь пойдёт о Константине Симонове.  Литературных неграх Симонова - заключенных ГУЛАГа.  И еврейском вопросе.  Речь о мрачных 1948 ом - 1953 ем годах.  В СССР в самом разгаре антисемитская кампания, подаваемая СМИ как "борьба с безродными космополитами".  Безродными космополитами ханжески называют евреев.  С 1948 года Иосиф Сталин решил продолжить дело своего друга и союзника по 1939 -ому -1941 ому году - Адольфа Гитлера.  Риторика советских журналов и газет ничем не отличается от риторики нацистских журналов " Дер Штюрмер" и "Фелькиш Беобахтер".  "юзовские, гурвичи, мендели" прописаны в фельетонах журнала "Крокодил", газет "Правда" и "Труд" с маленькой буквы.

В некоторых фельетонах "автор Крокодила" уже прямым текстом написано - "евреи". В том числе и в фельетонах Сергея Михалкова.

Первыми приняли на себя удар деятели культуры.  Убиты Сталиным великие Михоэлс и Зускин.  Закрыт еврейский театр ГОССЕТ.   Закрыты еврейские газеты. Арестованы ведущие поэты и прозаики, писавшие на идиш, еврейские поэты - Лев Квитко, Перец Маркиш, Самуил Галкин, Давид Гофштейн.  И многие другие.  12 поэтов и писателей будут расстреляны в 1952 году в подвалах Лубянки.   В СП СССР постоянно, конвейером, проходят заседания, где персональные дела писателей еврейского происхождения рассматриваются, выносится вердикт об исключении таких писателей из Союза СП СССР.  После вынесения вердикта такие писатели арестовываются либо прямо на месте, либо у себя дома, ночью, на следующий день.  Показательно в этом смысле дело ветерана войны, танкиста, писателя Рудольфа Бершадского.

Заседание Союза писателей СССР по этому делу проходило 1 марта 1953 года.  Председательствовал на нём Константин Симонов.  В дни истерии, вызванной сообщениями советской прессы о "деле врачей -убийц" , несколько энтузиастов , ", среди которых была и осведомитель ГБ Шапошникова, член редколлегии журнала "Москва" , взломали рабочий стол Бершадского в редакции "Литературной газеты".  И обнаружили там начало заказных фельетонов с проклятиями "врачам -убийцам", которые Бершадский не передал для публикации.  Ручкой на белом листе было выведено. "НЕ МОГУ. НЕ ЗНАЮ - КАК" Шапошникова выступала на этом заседании свидетелем.  Стенограмму заседания записал втихую очевидец, присутствовавший на заседании писатель Григорий Свирский.

ШАПОШНИКОВА:

В исторические дни, когда газеты "ПРАВДА" и "ИЗВЕСТИЯ " непрерывно публикуют материалы об убийцах - евреях, об этих Вовси, Этингерах, "ЛИтературная газета" как в рот воды набрала.  Агент "Джойнта" и сионистов Бершадский

Крики из зала:

"Диверсант"!  Агент империалистических разведок!  Иуда, продавший страну за тридцать сребреников!  Пусть выступит, скажет свое слово!  Враг должен держать ответ!

У стола президиума появляется весь в боевых орденах, полуглухой, сгорбленный инвалид войны, ветеран, танкист Бершадский.

- Товарищи, нет сил говорить. Пусть скажет товарищ Свирский.

Я:

Рудольф Бершадский командовал артиллерийской батареей.  Прошел от Сталинграда до Берлина.  Изранен. В теле осталось множество осколков.  Имеет боевые ордена.

Зал затих.  Мне показалось, что сейчас все скажут:  Что же мы творим. Но в этот момент поднялся со своего места в президиуме благовоспитанный, находчивый Константин Симонов.  И спас положение.  Мягко грассируя и как бы в раздумье, он произнёс речь, о которой месяц говорила вся литературная Москва и которую мы никогда не забудем.  Привожу речь Симонова, я записывал за ним дословно.

СИМОНОВ

Да - ( я услышал в голосе состраданье, но и желание решительно преодолеть жалость к врагу)

- Бершадский действительно храбро воевал.  О его подвигах многократно писали газеты.n Но ( и тут Симонов нанес коварный удар) за какие идеалы воевал Бершадский?  За кого он рвался в бой?  Конечно же за идеалы сионизма.  Космополитизма.  Он воевал за Ротшильдов, Рокфеллеров, за реакционное еврейство. Бершадский - враг русского народа.  И должен понести наказание по всем статьям.

Симонов сел на место.  В зал вошли люди в штатском.  И увели Бершадского под руки.  Костыль за ним нес я.

Бершадского арестовали.  А через несколько дней умер Сталин.
Берия реабилитировал всех, кто проходил по делу врачей обвиняемым (?!).  Объявил на всю страну, что дело сфабриковано.  Бершадского выпустили.  Он приехал ко мне.  Через несколько дней мы отправились в Союз писателей, где Симонов читал для учителей Москвы доклад о советской литературе.  Мы как ни в чем ни бывало сели на первом ряду.  Бершадский одел свою тюремную робу.  Он смотрел в упор на Симонова.  Симонов побледнел.  Отпил из стакана с водой, попытался продолжить.

И вдруг Бершадский поднялся, взял костыль, подошёл к столику президиума.  Переложил костыль в правую руку.  И неожиданно для всех, нанес Симонову удар костылем прямо в лицо, да так, что Симонов упал вместе со стулом на спину.  В зале раздались выкрики:  "МИЛИЦИЮ, ВЫЗОВИТЕ МИЛИЦИЮ.!"  В это время с пола поднялся Симонов.  Утирая кровь, текущую из рассеченной брови. - Не надо милицию, мы с товарищем Бершадским друг друга поняли.
- Я тебе не товарищ - произнес Бершадский.  Ты ничем не отличаешься от наших врагов, с которыми мы воевали.  Я фашистам никогда товарищем не был.  И никогда не буду - закончил Бершадский, развернулся и заковылял в сторону выхода.  Я шел за ним.  Симонов молчал, опустив глаза в пол.  Учителя безмолвствовали.

Fedor Shmulevich

Уважаемая Доба Каминская!
Вы уже неоднократно обращались к этому шокирующему антисемитскому выступлению Симонова. Фактология статьи вызывает вопросы. Данные о Рудольфе Бершадском не соответствуют его биографическим данным.
Об описанном вопиющем случае за все послесталинские годы не было информации. Для такой ситуации странно. Хотелось бы, чтобы получить ссылки на использованные документы, снимающие сомнения.

Материал написан остро и выразительно. Важно его документальное подтверждение.
С наилучшими пожеланиями,
Лазарь Фрейдгейм
old hippy

Просьба к профессиональным евреям.


Я совсем недавно о них вот здесь писал
https://dandorfman.livejournal.com/2586918.html

В связи с предыдущей фальшивкой про избитого костылями Симонова, хочу добавить несколько слов.
Я много раз писал о этих странных журналистах-публицистах, которые зарабатывают на еврейской тематике.
Но количество вранья профессиональных евреев зашкаливает. Есть такой сайт, "Я люблю Израиль", там каждая вторая публикация высосана из пальца. И сайт этот не единственный.
Эти безымяные как правило авторы ведут себя так, как будто в Сети нет никаких других источников кроме того, что они высасываыют из своих пальцев. Потом их бред перетаскивают с одного сайта на другой их коллеги по нелегкой профессии "профессиональный еврей". Нелёгкой, потому что конкуренция большая. Вот историю о Симонове, которого избили костылём распpостраняют совсем не евреи тоже. Среди распространителей - Олег Кашин
https://www.facebook.com/oleg.kashin/posts/10159177628543112
и Андрей Кураев.
https://www.facebook.com/kuraev.andrey/posts/2861741694084828
Получается, что уже и русские им конкуренты.

А просьба к профессиональным евреям у меня может быть только одна.
Не могли бы вы найти себе другую профессию? Скажем, переквалифицироваться в "британские ученые".
old hippy

Только в России есть такие патриоты





Я не нашел аналогично стоящего патриота во время исполнения других гимнов.Правда, эти несколько изменили текст:




А в Америке они на задние лапы не встают. И лапы по швам не вытягивают. Нету того патриотизьму у американских котов:
old hippy

А ведь Довлатов всё про наших любимых местных евреев уже написал



Это было много лет назад, вскоре после того, как я приехал в Америку. Мы познакомились случайно. Я звонил из автомата, а старый Айзик стоял рядом, возбуждённо сверкая очками.
Он шестьдесят лет не слышал русской речи. С трудом дождавшись, чтобы я повесил трубку, он радостно выпалил:
- Здравствуйте-как-поживаете!
Я вежливо удивился:
- Вы говорите по-русски?
- Who? Я? - закричал Айзик. Конечно, говорю! А как же не говорю! Я родился в Киев губерни! А вы давно здесь приехали?
- Не очень.
- Поедешь обратно?
- Нет. Обратно не поеду.
Старик внимательно посмотрел на меня поверх очков.
- Хочешь иметь ланч со мной? Ты будешь мой guest ..
В ресторане царила прохладная полутьма. Красноватое мерцание свечей слабо шевелилось над столиками. Подошла хорошенькая официантка и долго допытывалась, как нам прожарить мясо и чем полить салат.
- Хочешь dry martini ? - спросил меня Айзик.
- Хочу. А вы?
- Я нет. Я хочу два dry martini .
Он расхохотался, искренне радуясь своей шутке. Потом сказал:
- Слушай, Алегзандер, я хочу спросить вас один вопрос. Может быть, это не очень nice вопрос. Ты немножко не идиот?
- Нет. То есть... не знаю.
- Зачем ты приехал в эту страну? сказал Айзик. Это terrible! Это очень плохая страна.
- Чем же? - испугался я.
- Чем? - закричал Айзик. Ты знаешь, какие здесь taxes? За один мой дом я плачу fifteen hundred долларов в год!
- У вас есть свой дом? - спросил я наивно.
- У меня три дома. Один здесь, один в Калифорнии и один во Florida.
Только за один здесь я плачу тысячу и пятьсот. Это не terrible?
- По-моему, нет. Раз платите, значит, есть чем.
- Конечно, есть, рассердился Айзик. - Я всю жизнь работал. Я имел четыре аптеки. Я очень тяжело работал.
- Я тоже работал в Советском Союзе. Много аптек я там заработал?
При упоминании о Советском Союзе Айзик посветлел: - В России очень хорошо, - проникновенно сообщил он. - Там бесплатная медицина.
Бесплатный education. Там совсем нет антисемитизма.
- Что вы говорите! - поразился я. - Вы были в Союзе?
- Нет. Мой друг Соломон был. Он видел много евреев. Прямо на улице. Да. Они свободно ходят по улице. Соломон кушал такой delicious борщ, какой никогда в жизни не кушал.
Он говорит, что там очень красивый subway и стоит всего пять копеек. Он говорит, что русские people очень хорошие. Ему ни разу никто не сказал “жид”…
Мы допили свои dry martini, съели салат и принялись за мясо. Мясо сочилось и благоухало. Я сказал, чтобы что-то сказать:
- В Союзе такого мяса нет. Впрочем, там никакого нет.
- Ай, бросьте, - сказал Айзик. Здесь то же самое. Вчера я пришёл в супермаркет, хотел купить филе-миньон. Так нету. Они мне начинают предлагать всякие top sirloin, London broil, round beef.
Я им говорю:"Зачем мне ваш round beef, если я хочу филе-миньон?
Они говорят: "Извините, мы очень sorry." Зачем мне их “извините”?
- Ужасная история, - согласился я. И что вы сделали?
- Как что? Сел на машину, поехал в другой супермаркет и купил себе филе-миньон. Хочешь ещё выпить? Мы заказали по третьей.
Айзик сказал:
- Ты, Алегзанде , наверно думаешь, что в Америке очень хорошо. А ты знаешь, какой здесь crime? Ты почитай газеты. Каждый день кого-нибудь убили. В России этого crime нет.
- Откуда вы знаете, Айзик?
- Соломон рассказывал. Он читает советские газеты. И там никогда ничего нет про crime. Понимаешь? У них совсем нет crime!
Я начал пьянеть, то ли от третьего dry martini, то ли от сокрушительных доводов своего собеседника.
- Айзик, - сказал я. Скажите мне, какая бесплатная медицина вернёт к жизни сотни тысяч расстрелянных? Какое бесплатное образование компенсирует униженное достоинство миллионов граждан?
Ответьте мне, Айзик, если вы меня понимаете!
Айзик молча доедал остывающее мясо.
- Well , наконец сказал он. Это, конечно, нехорошо, когда тебя расстреливают. Но знаешь, Алегзандер, я не верю, что это правда. Потому что это impossible. Ну, допустим, арестовали одного или двоих.
Ну, троих. Но зачем, скажи мне, пожалуйста, русские people стали бы терпеть дальше? Они не такие дураки. Они бы позвали полицию и прекратили бы это безобразие. Правильно?
Айзик рассмеялся и дружески похлопал меня по плечу. У него было открытое, доброе лицо человека, постигшего естественные законы логики.
В глазах искрилась радость за далёкую и прекрасную Россию, где метро стоит пять копеек, а евреи прямо так и ходят по улице.
- Айзик, сказал я, стараясь попасть в тональность, я имею хорошую идею. Вы будете любить эту идею. Переезжайте в Советский Союз. У вас буд т бесплатное лечение. Вы будете ездить на метро. Кушать борщ. Вы будете счастливым человеком, Айзик.
- Who? Я? - спросил Айзик, внимательно глядя поверх очков.
– Ехать туда жить? Слушай, Алегзандер, ты умный бойчик. Ты имеешь еврейскую голову. И я хочу тебя спрoсить один вопрос: "Ты немножко не идиот?"
old hippy

Он разбирался не только в физике



На одном из собраний aкадемика- Якова Зельдовича попросили высказаться на философскую тему «О форме и содержании». Зельдович, большой почитатель женщин, ограничился одной фразой: «Формы должны быть такими, чтобы их хотелось взять на содержание».
old hippy

Серьёзный разговор

Иду вдоль забора. Из-за забора раздается хорошо поставленный мужской баритон. Говорит очень уверенно, с убедительными интонациями.
- Ирина, давай поговорим серьезно. Без этого вот... всего. Пойми, махать руками в данной ситуации бесполезно. И не нужно пугать меня слезами - на меня это не действует. Ты меня слышишь?
---
Забор кончается, я заворачиваю за него. Вижу высокого осанистого мужчину и напротив девочку лет трех, в зимнем комбинезоне. Она едва достает ему до колена. Они стоят и молча смотрят друг на друга - он вниз, она вверх. Идет неспешный снег.