March 4th, 2021

old hippy

Для своих - по понятиям

По Конституции штаты сами решают как происходит голосование в их штатах. И законодатели Аризоны решили, что у избирателей должны быть удостоверения с фотографиями и кроме того, никакого сбора бюлетеней посторонними лицами быть не должно.
Но, большинство в Конгрессе штата - республиканцы. Поэтому демократы Аризоны не хотят признавать это вполне конституционное решение большинства. Они подали аппеляцию в Верховный суд.
Во время телефонного допроса генерального прокурора штата Брановича, сразу трое судей-прогрессистов начали объяснять ему, что он затеял дискриминацию в Аризоне.
Соня Сотомайер ему рассказала, что у бедных индейцев в резервациях нет прав на вождение, потому что у них нет автомобилей, поэтому они не могут иметь удостоверения с фотографией.
То, что удостоверение личности с фотографией необязательно должно быть водительскими правами, очень умной Сотомайер в голову почему-то не пришло.
Остальные прогрессивные члены Верховного Суда тоже от неё оставали в наездах на Брановича.
Подробнее - здесь:



Верховный суд разбирается с ограничениями на выборах



Верховный суд во вторник начал рассматривать дело о законности двух ограничений на участие в голосовании в штате Аризона. Данное дело может ослабить Закон об избирательных правах от 1965 года, запрещающий расовую дискриминацию при голосовании.

После скандальных осенних выборов, вызвавших множество так и не доказанных обвинений в мошенничестве, законодатели во многих штатах продвигают новые ограничения предназначенные для искоренения возможностей фальсификаций.  Сторонники ограничений в Аризоне ссылаются на необходимость борьбы с мошенничеством при голосовании.

Судьи заслушали аргументы сторон  в режиме телеконференции. Генеральный прокурор Аризоны республиканец Марк Брнович и Республиканская партия штата обжаловали решение суда низшей инстанции, который постановил, что рассматриваемые ограничения на участие в голосовании непропорционально затрагивают афроамериканцев, латиноамериканцев и коренных американцев.

Одна из этих мер запрещает передачу заполненных досрочных бюллетеней в избирательные комиссии посторонними, за исключением членов семьи или опекунов избирателей. Другое ограничение дисквалифицирует бюллетени, поданные  на избирательном участке, отличном от того, к которому приписан избиратель.

Национальный комитет Демократической партии и Демократическая партия Аризоны подали в суд, попытавшись оспорить ограничения, введенные в Аризоне. В прошлом году окружной федеральный апелляционный суд в Сан-Франциско постановил, что ограничения нарушают Закон об избирательных правах, однако они остались в силе на момент проведения выборов 3 ноября. В Аризоне, согласно официальным данным, Байден победил.

Демократы уже давно разработали тактику, когда их активисты  занимаются сбором бюллетеней, чтобы «упростить процесс голосования и повысить явку избирателей». С некоторыми ограничениями эта практика является законной в большинстве штатов. Такая практика называется сбор урожая бюллетеней.

Решение Верховного суда, где 6 из 9 мест занимают судьи-консерваторы, может повлиять на промежуточные выборы 2022 года, по итогам которых республиканцы надеются получить контроль над обеими палатами Конгресса. Как ожидается, что судьи вынесут решение к концу июня.

old hippy

Я читал этот текст много лет назад

И тогда он мне не показался интересным, тревоги Брэдбери мне показались надуманными. Особенно учитывая, что Брэдбери - типичный левак-либерал.
Но сейчас он мне попался на глаза снова и я понял, что актуальность текста такая, как будто бы он написан прямо сегодня.


«Сжигать книги можно разными способами…»: послесловие Брэдбери к «451 градус по Фаренгейту»

Эту статью Рэй Бредбери написал в далёком 1979 году, как своеобразное послесловие к своему роману «451 по Фаренгейту». По неизвестной причине она так и не была переведена на русский язык до недавнего времени. Но вопросы, затрагиваемые в ней, актуальны до сих пор.

Около двух лет назад (этот текст Брэдбери написал в 1979 году — прим. ред.) я получил письмо от серьёзной молодой воспитанницы колледжа Вассара (один из семи старейших и наиболее престижных женских колледжей на восточном побережье США — прим. ред.): она писала, как ей понравились «Марсианские хроники», мой эксперимент в космической мифологии.

«Но, — добавляла она, — почему бы не переписать книгу, добавив больше женских характерных персонажей для соответствия веяниям времени?»

Несколькими годами ранее мне присылали множество писем с жалобами на те же «Марсианские хроники»: чернокожие в книге такие же пассивные, как дядя Том, почему бы мне не переделать их?

Примерно тогда же пришло письмо от белого южанина, считавшего, что я неравнодушен к чернокожим и поэтому книгу нужно выбросить.

Недели две назад гора писем породила крохотную мышь: письмо от широко известного издательства, желающего переиздать для школьников мой рассказ «Ревун».

В рассказе я описал маяк как источник «Божественного огня» в ночи. И что с точки зрения любого морского существа он ощущается как Присутствие.

Редакторы удалили «Божественный огонь» и «Присутствие».

Около пяти лет назад составители ещё одной антологии для школьников собрали в одну книгу четыреста (примерно) рассказов. Спрашивается, как удалось втиснуть четыреста рассказов Твена, Ирвинга, По, Мопассана и Бирса в одну книгу?

Легко и просто. Сдерите с тела рассказа кожу, удалите кости, мозг, разрушьте, расплавьте, уничтожьте и выбросьте. Каждое количественное прилагательное, каждый глагол действия, каждую метафору тяжелее комара — вон! Каждое сравнение, которое даже идиота заставит улыбнуться — прочь! Любые авторские отступления, раскрывающие простоту мировоззрения первоклассного автора — долой!

Каждый рассказ, сокращённый, высушенный, отцензурированный, высосанный и обескровленный стал похожим на все прочие. Твен читался как По, который читался как Шекспир, который читался как Достоевский, который читался как Эдгар Гест. Каждое слово длиннее трех слогов было безжалостно вымарано. Каждый образ, требующий более чем мгновение для понимания — пристрелен и выброшен.

Начинаете осознавать эту проклятую чудовищную картину?

Как я отреагировал на всё это?

Послал их всех куда подальше.

Разослал им отказы — всем и каждому.

Выписал всей этой куче идиотов билеты в один конец в адское пекло.

Суть очевидна. Сжигать книги можно разными способами. И мир полон суетливых людей с зажжёнными спичками. Представители любого меньшинства, будь то баптисты/унитарии, ирландцы/итальянцы/траченные молью гуманитарии, дзен-буддисты/сионисты/адвентисты/феминисты, республиканцы, члены общества Маттачине (одно из первых открытых гей-движений в Америке — прим. ред.), пятидесятники и т.д., и т.п., считают, что у них есть право, обязанность, воля, чтобы облить керосином и поднести спичку. Каждый болван-редактор, считающий себя источником этой всей занудной, безвкусной, похожей на манную кашу литературы, сладострастно вылизывает лезвие гильотины, примериваясь к шее автора, который осмеливается говорить в полный голoc.

В романе «451 по Фаренгейту» брандмейстер Битти рассказывал, как были уничтожены книги: то или иное оскорблённое меньшинство выдирало неугодные им страницы, пока книги не стали пустыми, умы — чистыми от мыслей и библиотеки закрылись навсегда.

«Закроешь дверь — они в окно пролезут, закроешь окно — они пролезут в дверь», как поётся в одной старой песне. Эти слова описывают мои постоянные злоключения с цензорами-палачами текстов, число которых ежемесячно растёт. Только полгода назад я узнал, что на протяжении многих лет редакторы издательства Ballantine Books вносили цензурные изменения в семидесяти пяти местах моего романа [«451 по Фаренгейту»], удаляя ругательства, дабы уберечь молодёжь в нравственной чистоте. Об этой изысканной иронии — подвергать цензуре книгу, посвященную цензуре и сжиганию книг в будущем, мне сообщили читатели. Джуди-Линн дель Рей, одна из новых редакторов издательства, получила текст книги без изменений и этим летом роман будет переиздан со всеми проклятиями и чертыханиями на своих местах.

Вишенкой на торте: месяц назад я послал студенческому театру свою пьесу «Левиафан 99». Она посвящена Мелвиллу и строится на мифологии «Моби Дика»: команда космического корабля, возглавляемая слепым капитаном, преследует и пытается уничтожить Разрушителя — большую белую комету. Премьера моей драмы должна быть в Парижской опере этой осенью. Но сейчас университет написал мне, что вряд ли возьмутся за постановку, потому что в пьесе нет женских ролей! И сторонницы равноправия полов обрушатся на драмкружок с бейсбольными битами на первой же репетиции.

Скрежеща зубами, я представил себе как впредь не будет более постановок, где только мужчины или только женщины; или смешанных постановок, где всё хорошее получают одни мужчины (как в большинстве пьес Шекспира).

Я ответил им, что возможно они смогут сыграть мою пьесу, чередуя недели игры мужским и женским составами. Они, вероятно, подумали, что я пошутил, и я сам не уверен, что говорил всерьёз.

Ибо этот мир безумен, и он станет еще безумнее, если мы позволим меньшинствам, будь то гномы или великаны, орангутаны или дельфины, сторонники гонки вооружений или экологи, компьютерщики или неолуддиты, простаки или мудрецы вмешиваться в эстетику. Реальный мир — общая игровая площадка для всех и для каждого, для любых групп, чтобы они устанавливали свои правила. Но под обложкой моей книги (прозы или стихов) их законы заканчиваются и начинается моя территория с моими правилами. Если мормонам не нравится моя пьеса, пусть напишут свою. Если ирландцев бесят мои «Дублинские рассказы» — пишущие машинки к их услугам. Если школьные учителя или редакторы считают, что мои труднопроизносимые предложения не для их зефировых зубов, пусть сосут окаменелые печеньки, размоченные в жиденьком чайке собственного производства. Если интеллектуалы из чикано захотят перекроить мой «Чудесный костюм цвета сливочного мороженого» в костюм стиля «Зут» (стиль одежды гангстеров мексиканского происхождения — прим. ред.), пусть у них ремень лопнет и штаны спадут.

Ибо, скажем прямо, отклонение от темы — душа остроумия. Уберите философские отступления у Данте, Мильтона или призрака отца Гамлета и от них останутся иссушенные кости. Лоренс Стерн сказал: «отклонения от темы, бесспорно, это солнце, жизнь, душа чтения! Выбросьте их прочь и на страницах воцарится одна лишь вечная зимняя стужа. Но отдайте их писателю и он выступая как Творец, воспоёт им славу, внесет разнообразие и не даст аппетиту пропасть».

В общем, не оскорбляйте меня планами своих измывательств (отрубанием голов, отрезанием пальцев и разрывом легких) над моими работами. Мне нужна моя голова на плечах, чтобы ею трясти в отрицании или кивать в согласии, руки — чтобы размахивать ими или сжимать в кулаки, легкие — чтобы шептать или кричать. Я не встану тихо на полку, выпотрошенный, чтобы стать не-книгой.

Эй вы, контролёры, марш на зрительские трибуны. Арбитры, ваша игра окончена. Это моя игра. Я — бросаю бейсбольный мяч, я — отбиваю, я — ловлю. Я — бегу по базам. Я — выиграю или проиграю на закате. Я — на рассвете вновь выйду на поле, и буду стараться изо всех сил.

И помочь мне никто не сможет. Даже ты.

old hippy

И я там был (UPDATE)



23 февраля

— Послушайте, Моисей. Вы знаете, как люди вас уважают, вы сказали идти, мы подорвались и пошли, не спрашивая, куда и зачем. Мы уже год бредём за вами по этой пустыне, которой нет ни конца, ни края. Но сегодня мы просим день отдыха.

— Сегодня какой-то особенный день?

— Конечно, сегодня же 23 адара — День египетской армии. Среди нас много служивших. Это важный для нас день. Мы хотим его отпраздновать.

— Но это же армия фараона! Жестокая, бесчеловечная армия. Над вами же там издевались, вас же унижали, били. Что вы собрались праздновать?

— Не обобщайте, Моисей. Вы же сами не служили, верно? Вы же больше по административно-хозяйственной части? А я 2 года отслужил. И не лишь бы где, а в ограниченном контингенте египетских войск в Нубии. И я вам скажу, что армия — это хорошая школа жизни, и я горжусь, что я прошёл эту школу. Так что, Моисей, объявляйте привал. Народ хочет праздника. А если вы не разрешите праздник, народ может взбунтоваться. И не дай вам ваш Бог, про которого вы нам всё время толкуете, увидеть еврейский бунт, осмысленный, но беспощадный.

— Хорошо, мне надо посоветоваться с братом.

— Аарон, народ хочет отдохнуть. Они просят разрешить им отпраздновать День египетской армии. Что делать?

— Надо разрешить. Рабы любят праздники. А ностальгия — лучший праздник для раба.

— Ладно, пусть празднуют. Им ещё 39 лет идти. Мы же с тобой знаем, что никто из них не дойдет до Земли Обетованной, потому что «нет рабам рая».

И был праздник!

Люди поставили праздничные палатки, украсили их египетскими флагами, портретами фараонов и фигурками языческих божков. По всему лагерю звучала египетская музыка.

Сидя вокруг праздничных костров, выпивая самогон, приготовленный из колючек, и закусывая жареной манной, люди вспоминали, как хорошо жилось в Египте.

— Не нужно плевать в своё прошлое. Египет — великая страна, и там было очень много хорошего: бесплатное образование, бесплатная медицина. Отношения между людьми были открытые, бескорыстные.

— Была уверенность в завтрашнем дне: если ты работаешь на пирамидах, то можешь быть уверен, что тебя в ближайшие 300 лет никто не уволит. И пирамиды не продадут богатым американцам. «Америки тогда ещё не было», — раздался голос сверху. «Ну, значит, никому не продадут»

— А еда какая вкусная была! А пиво ячменное! Нам же этот религиозный фанатик не разрешил пиво с собой взять. «Квасное», — говорит. Вот теперь пьём эту бурду полынную.

— А девушки какие были! У меня бы подруга-египтяночка. Вылитая Нефертити. Так он же и девушек нормальных не разрешил с собой взять. Бежали с тем, что дома было. Вот теперь торчим в этой пустыне — без пива, без хлеба, без баб.

— А я от простого каменотёса дослужился до заместителя начальника треста ПирамидМонтажСпецстрой. Я во дворце главного звездочета ногой двери открывал. Меня однажды сам верховный жрец на рыбалку пригласил. У него был охотничий домик на Верхнем Ниле….Как мы там отдохнули…

— И никто евреев не преследовал. Пока этот безумец не разорался: «Отпусти», — дескать,- «Народ мой», толковые и не ленивые нормально жили. Хижины у всех свои были, никто не голодал, и срам чем прикрыть было. И праздники еврейские праздновали: Песах, Хануку, Пурим.

«Хорош выдумывать», — раздался раздражённый голос сверху,-«Песах у вас сейчас. Пурим я придумал через 500 лет, а Хануку через 1000».

«Эй вы там, наверху, не мешайте вспоминать. Вы что-то там диктуете своему другу-Моисею, вот и диктуйте, а мы лучше знаем, что мы праздновали».

— А к нам на строительство канала однажды приехал любимый певец фараона Иосиф Бен-Давид. Какой он дал концерт! Часов 6 пел. И все слушали, как заворожённые: и нубийцы, и хетты, и шарданы. И для каждого народа у него была песня на его родном языке. И все мы, рабы из разных стран, чувствовали себя одной большой дружной семьей.

Иосиф, кстати, никогда не скрывал своего еврейского происхождения. В 9-м отделении концерта спел несколько песен на идиш. «Не было тогда идиш!», — взмолился голос сверху.

«Может и не было, но мы пели. И, вообще, с ностальгией не спорят».

— Идн, запевай

И от «Голубых огоньков» костров понеслось в чёрное синайское небо:

«И вновь продолжается бой,

И сердцу тревожно в груди,

Осирис такой молодой,

И юный Рамсес впереди».





UPDATE:

Спасибо hervejoncour за идею о других словах этой песни

На Голанах ранние рассветы
Край суровый тишиной объят,
На высокий берег Кинeрета,
Поднимался Президент Асад

"Истреблю еврейскую заразу,
Разгоню кибуцников полки"
И арабы по его приказу
Перешли границу у реки

Но разведка доложила точно
И пошёл командою взметён
По родной земле ближневосточной
Лейтенанта Цвики батальон!


ВИКИ:

Цви Грингольд

В 1973 году — лейтенант танковых войск и курсант школы командиров рот (на момент начала Войны Судного дня), уничтоживший от 20 до 60 танков противника. Известен как командир «отряда Цвики»

old hippy

Я последних два слова выбросил, угадайте как звали того американца, но без GOOGLE

Ну что же вы? Почему ни одной идеи? Вы все, абсолютно все знаете этого американца. Его знает весь мир.
Ну?!

Правильный ответ получен!!! Поздравляю с ним baby_goo

Из интервью Надежды Соловьевой которая 40 лет привозит в Россию самых крутых музыкальных звезд мира и знает все их секреты
В 1996 году у нас было три концерта Тины Тернер в Кремле. Звонит мне Зураб Церетели и говорит: «Надя, у меня друг из Америки приехал, он очень хочет на концерт Тины Тернер». Я объясняю, что ничем помочь не могу, потому что ни одного билета у меня уже не осталось. «А можно я ему дам номер твоего телефона? Пусть он сам позвонит», — просит Зураб.
И вот звонит человек, рассказывает, какой он фанат, как мечтает познакомиться с Тиной Тернер. Я объясняю, что все билеты проданы. Тогда он спрашивает, буду ли я сама на концерте. Я объясняю, что, конечно, буду, так как именно я его провожу. «А где вы будете концерт смотреть?» — спрашивает американец. Отвечаю, что буду смотреть со ступенек слева от сцены. «Можно я с вами посижу на ступеньках слева от сцены?» — просит он. В конце концов я соглашаюсь. И он действительно весь концерт просидел рядом со мной на ступеньках.
А Тина тогда была дико больная, с температурой 40. В день концерта я ей говорю: «Ну что, будем отменять?» А она отвечает: «Я никогда в жизни не отменяла концерты. Вы меня, главное, привезите в тепле в Кремль». Это было лето, но мы ее привезли на площадку натурально завернутой в одеяло. Я не понимала, как она будет работать. Думала, кошмар, все билеты проданы, ужас, что будет! И вдруг она выходит на сцену как ни в чем не бывало и потрясающе выступает.
Во время выступления она несколько раз переодевается. Я за сценой стою, и она мне говорит: «Надя, ну что я еще должна сделать? Что за публика? Все сидят, никто не танцует». У нас же как — публика пришла, села на свои места, и все сидят. А ей кажется, что им не нравится, что она делает. Я ее успокаиваю: «Подожди, это же Кремль, тут публика по-другому себя ведет». А в конце она уже просто в цветочной горе стояла, ее не хотели отпускать.
Когда концерт закончился, она после выходов на бис в последний раз покинула сцену вся мокрая и буквально упала в подставленное одеяло. А у нас еще два концерта. Я думала, что ее нужно срочно в больницу везти, а она мне говорит: «Я слышала, что у вас все лечится водкой». Отвечаю: «Ну да, у нас два лекарства: водка с перцем от простуды и водка с солью от поноса». Она говорит: «Я согласна». И вот мы с Тиной и этим американцем поехали, как сейчас помню, в «Царскую охоту». И до шести утра там сидели, пили, болтали… На следующий день она была абсолютно здорова.
А знаете, как звали того американца?