dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

Версия Колобка

Взято отсюда:
https://zen.yandex.ru/tretiy_grimm
Кто автор - непонятно. Может быть Колобок? Ну тогда он о себе - в третьем лице.

UPDATE:
Оказывается, здесь было только начало истории Колобка. Но мне Михаил Герштейн подсказал, что надо было нажать на последний абзац и появится продолжение. Нажал и поставил сюда продолжение. Там кстати и автор обнаружился в конце.

"А, знаешь, брат Пушкин!..."


– А я ведь, брат Пушкин, представь, не на шутку обижен на тебя, да... – развязно сказал Колобок и внутренне сжался: а ну как вдарит сейчас веслом?
Однако Пушкин, хоть и заметно фраппированный, сдержался. Сухо осведомился:
– И за что, сударь? Я об вас вовсе ни полслова не писал.
– Вот! – воспрянув духом, закричал Колобок. – Вот в этом-то всё и дело! Да я-то что, я не о себе пекусь. Я, можно сказать, создание ничтожное, зачем же на меня свой талант тратить, я понимаю...
– К делу, сударь, – холодно оборвал поток этого притворного самоуничижения Пушкин. – Иначе – к барьеру!
Колобок испугался, но не очень: подумаешь, лишняя изюминка в пузо.
– Хорошо, перехожу к делу, – сказал он. – Вот, скажем, писали вы про деда с бабкой...
– Никогда! – решительно отказался Пушкин.
– Ну как же! Вот ведь, написано: "Жили старик со старухой..."
– Это разные вещи, – не согласился Пушкин. – Нигде у меня не сказано, что они кому-то приходились грандмама и грандпапа.
– А мне? А я как же? – вскричал Колобок. – У них был я, любимый! И если бы я не ушел, то всей этой кошмарной истории с рыбой, которую вы так талантливо описали, вовсе бы не было!
Заметив, что Пушкин растерялся, Колобок опять обнаглел.
– Да и описали-то, уж простите, неверно, с массой неточностей. Вот я сейчас расскажу, как на самом деле там было.
И устроившись на корме поудобнее Колобок начал:




– Жили-были в одной империи старик со старухой. В глухой провинции у самого моря, что уже хорошо само по себе. Но в ветхой глинобитной мазанке, что плохо — даже в самый пик курортного сезона не было у них никакого дохода.

Раз подумали они, что хорошо было бы поесть расстегай с рыбой. Ну, или хотя бы ушицы с хлебцем похлебать. Старик старухе и говорит:
— Поди-ка, старуха, по коробу поскреби, по сусеку помети... Ну, ты в курсе.
А сам отправился к морю.
Первый раз закинул старик невод — вытащил с одною тиною. Второй — с травою морскою.
Закинул в третий раз вместе со всем этим назад — помутилось море. И до этого-то не сильно чистое было, а тут и вовсе.
Вылезло из моря Чудо-Юдо-Рыба-Кит и говорит старику:
— Достал ты уже, баламут, один вред от тебя экологии. Сейчас я тебя за это ввергну во чрево свое китово! На три дня и три ночи, как минимум.
Взмолился старик нечеловечьим голосом:
— Отпусти ты меня, Чудо-Юдо-Рыба-Кит! А я за это три твоих желания исполню.
Удивилась Чудо-Юдо-Рыба-Кит такому неканоническому повороту сюжета, говорит:
— Да я даже как-то и не знаю... Мне что-то и одного на ум не идет. У меня и так все есть.
Но старика уже понесло:
— А давай, — говорит, — я тебе тогда отдам то, не знаю что. Чего сам дома у себя ведать не ведаю. Обоим нам сюрприз будет.
— Ладно, договорились, — согласилась Чудо-Юдо-Рыба-Кит.
Чисто из интереса.
А старик обрадовался, помчался домой во весь дух, твердо зная, что никаких приятных сюрпризов от старухи давно уже не дождешься, в том числе, и на кухне.
Старуха же тем временем намела-наскребла всякой половы да трухи пополам с глиной, замесила, скатала в здоровенный колобок. Поглядела, содрогнулась и положила на окошко. А куда его еще - не в печку же дрянь такую совать. Не вышло, так не вышло.
О ту пору шел мимо калика перехожий, вечный странник. Подкрался к окошку, облизываясь издалека на колобок, а вблизи вгляделся, ахнул тихо: «Вейз мир!..» — и быстренько начертил на нём слово тайное, вслух непроизносимое.
Чисто из любопытства, вдруг получится. А сам — за угол и затаился, посмотреть результат.
Колобок буркалы открыл, осмотрелся, подскочил и покатился — с окна на лавку, с лавки на травку, с травки на дорожку и дальше. Пожирая на своем пути всё живое.
Но совершенно в противоположную от моря сторону.
А жаль. Любопытно же было бы посмотреть: если глиняный Голем на кита налезет — кто кого сборет?
А старик, влетев во двор, аккурат наскочил на странника и натурально закатил скандал:
— Это, что ж, значит, получается? — кричит. — Я, стало быть, на рыбалку, а ты — к моей старухе шастаешь, морда?! Вот так сюрприз!
Тут старик осёкся на кодовом слове, хлопнул себя по лбу и поволок странника к морю. Ибо уговор есть уговор.
Александр Чумовицкий


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments