October 28th, 2020

old hippy

Вот это действительно "Великий комбинатор". Куда там Остапу Бендеру?

Секс-рабыни, растление, порнография. За что идеолог секс-культа NXIVM получил 120 лет тюрьмы


  • Владимир Козловский

  • 6 часов назад

Кит Раньер на суде
Подпись к фото,

У Раньера был свой гарем, в котором женщин метили специальным клеймом

В бруклинском федеральном суде вынесен приговор 60-летнему Киту Раньеру, в течение двух десятилетий проводившему в США, Канаде и Мексике весьма популярные и дорогостоящие семинары по самореализации и осужденному в июне 2019 года по целому букету обвинений, включавшему преступный сговор, сексуальную эксплуатацию, детскую порнографию, растление несовершеннолетних, мошенничество, принудительный труд и организованную преступную деятельность, за которую минюсту США удалось пересажать изрядную часть американской мафии - и так, наконец, сломать ей хребет.



Collapse )
old hippy

Тем, кто слышал о Мизесе

Роберт Мерфи
Нетривиальное понимание Мизеса

Отличительной чертой экономической теории Людвига фон Мизеса является его упор на априорный подход. По Мизесу, экономические “законы” должны быть логически выведены из предшествующих аксиом, так что — если исходные предположения верны — сделанные выводы так же верны, как и любой результат в эвклидовой геометрии.

Это резко контрастирует с методом позитивистов, в лагерь которого входит большинство современных экономистов. По их мнению, экономика может быть “научной” только в том случае, если она принимает процедуры, используемые естествоиспытателями. Грубо говоря, позитивисты считают, что экономисты должны формировать гипотезы с проверяемыми последствиями, а затем собирать данные для измерения точности своих прогнозов. Те тенденции, которые пользуются наибольшим успехом в этом смысле, считаются лучшими “законами”, чем предположения, которые не так хорошо соответствуют данным.

Вопреки впечатляющим математическим инструментам мейнстрима и огромным бюджетам, затрачиваемым на сбор данных, мизесианцы смиренно настаивают на том, что экономика должна исходить из предпосылки, что люди действуют. Эта аксиома действия лежит в основе “праксиологии”, науке о человеческой деятельности. Мизесианцы утверждают, что все истинные экономические законы могут быть выведены из этой простой аксиомы (иногда с дополнительными предположениями о мире, такими как тот факт, что труд является обременительным).

Должен признаться, что раньше меня смущал этот очевидный догматизм со стороны мизесианцев. Конечно, люди действуют — ну и что? Неужели мизесианцы действительно думают, что у них есть монополия на это понимание? Неужели они действительно верят, что ведущие экономисты будут отрицать то, что люди действуют?

Однако чем больше я изучаю австрийскую экономику и смежные области, тем больше понимаю, насколько гениальным был ход Мизеса. Когда мы по-настоящему изучаем аксиому действия, мы видим, что она резюмирует невероятно сложный и чрезвычайно важный факт о мире. Чтобы добиться успеха в неком окружении, каждому из нас просто необходимо приписывать намерения и разум другим существам. Проще говоря, если вы хотите сделать что-то, вы должны исходить из того, что другие люди действуют.

Говоря, что человек действует, мизесианец не имеет в виду, что тело человека ведет себя определенным образом. Если человек падает с моста, его движение вниз не является действием в австрийском смысле слова. Более того, если человеку угрожает опасность, его учащенное сердцебиение тоже не является действием (для большинства людей). Человеческая деятельность — это целенаправленное стремление к желаемой цели. Это преднамеренное усилие рационального существа для достижения большей степени удовлетворения с его субъективной точки зрения.

Признаюсь, поначалу эти размышления кажутся слишком банальными, чтобы заслуживать упоминания. Но только потому, что мы принимаем идеи как должное, мы не осознаем, насколько они важны. Подход естественных наук вполне подойдет человеку на безлюдном острове. Разводя огонь, ему не нужно думать: “Искры хотят оставаться внутри камней, поэтому я должен стучать ими друг об друга, чтобы убедить их вместо этого прыгнуть на палки”.

Но как только мы выводим на сцену другого человека, ситуация резко меняется. Теперь наш изначальный человек должен приписать предпочтения и способность рассуждать этой новой “вещи”, чтобы иметь хоть какую-то надежду понять ее поведение. Не углубляясь в философские аргументы, мы можем изложить это весьма прагматично: если первоначальный человек пытается иметь дело с новой “вещью” (то есть со вторым человеком на острове), используя тот же ментальный аппарат, который он использовал при работе с камнями и деревьями, то он не добьется такого успеха (с его собственной точки зрения), как если бы он вместо этого принял аксиому действия.

Австрийцы утверждают, что метод естественных наук “не работает” в социальных делах по двум причинам. Во-первых, в человеческом поведении нет основополагающих констант, в отличие от естественных констант (таких как заряд электрона), которые можно наблюдать, скажем, в физике. Во-вторых, в социальных науках невозможно провести действительно контролируемый эксперимент. Например, два экономиста не могут протестировать конкурирующие теории налогообложения на “одном и том же” населении, потому что само появление первого эксперимента (скажем, повышение налогов) изменит начальную точку отсчета для следующего эксперимента. Самая очевидная трудность этого подхода состоит в том, что субъекты эксперимента — люди в экономике — знают об экспериментах и ​​реагируют соответствующим образом. Невозможно удерживать их идеи “фиксированными” от одного теста к другому.

Против этих аргументов позитивисты утверждают, что такие наблюдения также “докажут”, что метеорология или астрономия не являются наукой. В конце концов, заряд электрона остается постоянным, независимо от того, находится ли электрон в торнадо или в мозгу потребителя. Более того, два астронома, очевидно, не могут разрешить свой спор по поводу двойной звездной системы, прибегая к контролируемому эксперименту, хотя австрийцы, по-видимому, не будут возражать против метода естественных наук в астрономии. Таким образом, позитивист может утверждать, что его подход будет работать так же хорошо в экономике, как и в астрономии или метеорологии.

Но в этом и загвоздка: я полностью согласен с тем, что метод естественных наук будет работать при изучении людей так же хорошо, как он работает в астрономии или метеорологии. В частности, если вы хотите предсказать положение тела Джорджа Буша в день наступления зимнего солнцестояния с точностью до нескольких миллиардов километров, то вы, безусловно, можете сделать это, не беспокоясь о его “желаниях”. Чтобы выбрать более подходящий пример, если вы хотите спрогнозировать уровень цен на акции, также “хорошо”, как метеорологи в настоящее время могут предсказывать погоду, тогда, во что бы то ни стало, используйте пачки временных рядов для калибровки эконометрических моделей.

Мизес пришел к выводу, что у нас, людей, есть гораздо лучший инструмент для понимания событий социального мира: у нас есть праксиология. Если вы хотите предсказать внешнюю политику Джорджа Буша в ближайшие несколько месяцев, а не положение или яркость его тела, вы ничего не добьетесь, если не припишете ему предпочтения.  Для этой задачи физика, химия и биология относительно бесполезны, потому что малейшее изменение в расположении клеток нервной системы Буша может соответствовать совершенно разным действиям с его стороны.

Таким образом, дело не столько в том, что методы естественных наук не работают, когда дело касается человеческой деятельности, сколько в том, что их использование упускает из виду гораздо более лучший набор инструментов, которым все мы обладаем. На самом деле никто не знает, почему подброшенные вверх камни падают, поэтому лучшее, что мы можем сделать, это изобрести физические “законы”, которые как можно точнее описывают эмпирические наблюдения.

Но когда дело доходит до действий других людей, мы действительно кое-что знаем об их причинах, потому что у каждого из нас есть субъективные предпочтения, и каждый из нас использует средства для достижения целей. В другом контексте Льюис сделал подобное наблюдение:

Во всей Вселенной есть одна и только одна вещь, о которой мы знаем больше, чем мы могли бы узнать из внешнего наблюдения. Это одна вещь — человек. Мы не просто наблюдаем за людьми, мы люди. В данном случае у нас есть, так сказать, инсайдерская информация; мы в курсе… Обратите внимание на следующий момент. Любой, кто изучает человека со стороны, как мы изучаем электричество или капусту, не зная нашего языка и, следовательно, не способный получить от нас какие-либо внутренние знания, а просто наблюдая за тем, что мы делаем, никогда не получит ни малейшего доказательства того, что у нас есть моральный закон. Ибо [sic!] его наблюдения показали бы только то, что мы сделали, а моральный закон говорит о том, что мы должны делать. Точно так же, если бы что-то было “над” или “за” наблюдаемыми фактами в случае камней или погоды, мы, изучая их извне, никогда не могли бы надеяться обнаружить это. (Простое христианство, Touchstone 1996, стр. 33)

Подводя итог — Людвиг фон Мизес был совершенно прав, когда основал всю свою систему праксиологии на предположении или, скорее, на понимании того, что люди действуют. Избегать этого метода в пользу более “научного” подхода — значит отказаться от наиболее плодотворного источника знаний в социальных делах, и в этом отношении он не является истинно научным.

old hippy

Посмотрите хотя бы первую минуту



"It's 32 degrees here, it's freezing and it's raining, and I am just trying to keep up with the tough people of Michigan".
Three rallies every day. Under the freezing pouring rain. 74 years old. After Covid. The true POWER of human spirit. Tens of thousands of people everywhere. Talk about your fake "polls". Real polls are Trump rallies.

("Тут около нуля, ледяной дождь, а я просто пытаюсь держаться вместе с другими крутыми мичиганцами".
Каждый день три митинга. Под ледяным проливным дождём. В 74 года. После Ковида. Истинная СИЛА человеческого Духа. Десятки тысяч людей повсюду. Рассказывайте о своих фальшивых "опросах".
Настоящие опросы - эти митинги Трампа.)

Добавлю, что когда я ему смотрел эти кадры по FOX NEWS, люди кричали ему:
- Нaдень шапку!
Вы же видите, они все стоят закутанными в шапках и куртках с капюшонами. Он же идет, как будто бы не замечая ни дождя ни холода.
Остается вспомнить Маяковского:
- Гвозди бы делать из этих людей
old hippy

Прекрасный текст Владислава Притулы, хоть..


Этим - полную свободу не размножаться. Тяжелые наркотики им же надо выдавать бесплатно и по первому требованию.

...я как раз за аборты. Потому что Притула - гуманист, а я - мизантроп и человеконенавистник. Поэтому я ненавижу левых и хочу, чтобы их было меньше.
Левые хотят трахаться без последствий и делать аборты?
На здоровье!
Я заинтересован в том, чтобы потенциальные левые вообще не рождались. Пусть перетрахают друг друга и вымрут.
Вот такая я сволочь.

Ну ладно, хайпану и я на абортах.
Во-первых, нужно вернутся к основам. Почему споры "пролайферов" и "прочойсеров" бесполезны? Потому что обе категории живут в разных парадигмах. Для пролайферов нерожденный ребёнок является человеком, для прочойсеров - эмбрионом. Поэтому для прочойсеров аборт это как удалить бородавку с задницы, а для пролайферов это как убить пятилетнего ребенка с синдромом Дауна. В этих двух парадигмах не существует поля для консенсуса, возможен лишь компромисс и то он будет сомнительным для каждой стороны.

Я лично пролайфер и всегда считал аборты злом. И убедить меня в противоположном сложно, потому что аргументы "детей бросят" или "они будут жить в бедности" равносильны предложению убивать и уже рожденных больных детей или детей бедных семей. Зачем мучаться? Кстати это казалось бы "экстремальное" предложение лет 100 назад было довольно мейнстримным и предлагалось наукой евгеникой. Да, её тогда считали вполне себе респектабельной наукой. Как и френологию до неё. Или теорию флогистона до этого. В общем "наукой доказано", как любят говорить оппоненты.

Но это всё не имеет отношения к запретить или разрешить. В этом поле можно теоретически прийти к чему-то, наверное. Но для меня, если честно, законодательное решение является вопросом 210-ым, потому что законодательное решение редко когда что-нибудь решает.
Мне неприемлем в первую очередь не правовой статус аборта, а "культура аборта". Те кто беснуются в пользу абортов любят приводить экстремальные ситуации для оправдания своей позиции и они действительно заслуживают внимания, ведь заставлять рожать женщину, которую изнасиловали, это некий вид психологического терроризма над ней. В экстремальных ситуациях ясно, что аборт должен быть разрешен и к этому вопросов нет.

Но давайте честно, для большинства прочойсоревских миллениалов это вопрос расширения поля безответственности, которое эвфеминистически именуют "свободой".

Грубо скажу: хочется трахаться без последствий. А если вдруг, что, то есть аборт. Зачем думать? Зачем придерживать член, который выпрыгивает без штанов?
Вырастает поколение людей, когда и в 30 лет можно быть беспечным долбоёбом, сидящих на шее у родителей. Казалось бы причем тут увеличение поддержки социализма на Западе?
Это всё не законодательная проблема, это культурная проблема. И решение лежит в этой плоскости, а не в законодательной.
Вопрос, который меня часто разделяет с либертарианцами. Ведь можно говорить, что "рынок хорош, а всё остальное пусть будет как будет". Но возникает интересная ситуация: культура, которая плодит великовозрастных безработных долбоёбов на шее у родителей тянет за собой паровозом социализм и все его прелести.

Левые давно поняли, что главной опорой капитализма является то, что они называют "буржуазная семья". Семья учит ответственности, семья стимулирует накопления - если говорить чисто эконометрически для моих братьев и сестер либертарианцев.
Поэтому "culture matter". И если хочется жить в буржуазном мире при капитализме, необходимо защитить "буржуазную культуру". А "культура аборта" это прямо противоположное ей.
Опять же, я не сторонник законодательных действий, поскольку это всё профанация. Но, также я не собираюсь подыгрывать и поддерживать сторонников "культуры абортов", потому что они нацепили себе бейджик "свободы".
Это как с ЛГБТ стоит разделять конкретного гея и явно марксистскую организацию ЛГБТ, которая протягивает культур-марксистские нарративы. Также и тут я разделяю вопрос аборта в этом конкретном случае или набором ситуаций, в которых это необходимо, и беснующихся прочойсеров, которые протягивают нарративы, а не медицинские вопросы абортов.
old hippy

Cruz to Dorsey: ‘Who the Hell Put You In Charge of the Media?’

«Мистер Дорси, кто, черт возьми, избрал вас и поставил вас ответственным за то, что разрешено сообщать СМИ и что разрешено знать американскому народу? Почему вы упорно ведете себя как Демократическая партия, глушите все мнения, которые идут в разрез вашим политическим убеждениям?» – обрушился на Дорси республиканец из Техаса.
Дорси признал, что Twitter ошибся, заблокировав публикацию The Post, однако эта блокировка сохраняется и по сей день. Он неоднократно настаивал на том, что The Post может свободно вернуться на платформу при условии, что она удалит твиты связанные с этим расследованием.
Горячий обмен мнениями начался с того, что Круз возмутился логикой Дорси в вопросе цензуры.
«Почему Twitter принял решение подвергнуть цензуре New York Post?», – спросил Круз.
На что Дорси ответил: «У нас есть политика, ограничивающая распространение материалов со взломанных источников. Мы не хотели, чтобы Твиттер распространял взломанные материалы. Расследование New York Post попадало под эту политику, поскольку было неясно, как эти материалы были получены».
Как указал Круз, The Post четко отметила в своем репортаже, что электронная почта и другие личные материалы были получены с ноутбука, который ранее принадлежал Байдену, и был оставлен в мастерской по ремонту электроники в Делавэре, став собственностью владельца в соответствии с политикой магазина, что было письменно согласовано Байденом.
Дорси настаивал на том, что в том случае его команда приняла быстрое решение. Он также отметил, что с тех пор в политику компании были внесены поправки, чтобы избежать подобной ситуации в будущем.
Однако аккаунт The Post в Twitter по-прежнему заблокирован.
«Они должны войти в свою учетную запись, что они могут сделать прямо сейчас, удалить первоначальный твит, который подпадал под наши первоначальные правила. После этого, они могут свободно публиковать ссылки на тот же самый материал и все будет нормально. Т.к. в правила были внесены изменения», – сказал Дорси.
Круз охарактеризовал применение Твиттером политики цензурирования, как «явно используемое глубоко частичным образом», отметив, что соцсеть не ограничивала аналогичным образом New York Times, когда она опубликовала налоговые деклараций президента Трампа, без согласия президента на обнародование таких документов.
«Давайте проясним, аккаунт New York Post – это не просто аккаунт случайного человека.
New York Post занимает четвертое место по тиражу среди всех газет Америки. New York Post существует уже 200 лет. Это издание было основано Александром Гамильтоном. При этом, ваша позиция такова, что вы у себя в Кремниевой долине мoжете решать, что они могут публиковать и что американцы должны знать, верно? СМИ должны преклонять колени и подчиняться вашим указаниям, если они хотят иметь возможность общаться с читателями, верно?»
, – сказал Круз.
Дорси повторил, что The Post восстановить свой аккаунт, если они удалят первоначальный твит, который нарушал правила соцсети.
«Мы не блокируем The Post…», – начал говорить Дорси, прежде чем Круз остановил его.
«Может ли New York Post публиковать сообщения в их аккаунте в Twitter?», – Продолжил Круз.
«Если они войдут в их учетную запись…», – ответил Дорси.
«Нет, ваш ответ означает, что они могут публиковать сообщения, если они преклонят колени и согласятся с вашими приказами», – перебил Круз.
Круз в первую очередь обрушился на Дорси, но также говорил много резких слов в адрес двух других представителей технологических гигантов, которые присутствовали на слушаниях в Сенате – основателя Facebook Марка Цукерберга и Сундара Пичаи, генерального директора материнской компании Google Alphabet.
«Я считаю, что три корпорации, представленные сегодня перед этим комитетом, коллективно представляют собой самую большую угрозу свободе слова в Америке и самую большую угрозу свободным и справедливым выборам», – сказал Круз.
old hippy

Ну очень крутая


Может и нож под ребро


https://stas.dreamwidth.org/1270738.html


Wednesday, October 28th, 2020 01:47 pm
Вот интересная личность - Emily Freeman.

Интересна она, например, тем, что она работает в маркетинге Микрософта, а в Твиттере развлекается публикацией сообщений вроде: "We care about people. Awesome. That doesn't mean we can't occasionally slide a knife between some asshole's ribs".

Это, впрочем, вполне обычно - для партии цивильности и достоинства вполне обычно мечтать об убийстве политических оппонентов.
Соратники (PM @ Microsoft Advertising) тоже поддерживают. Это среди этих ребят практически норма (я в SV не первый год, слыхал многое... они не приучены стесняться)

Однако меня удивило нечто другое.

Помимо советов о тактике революционной борьбы, она Principal Cloud Advocate, Modern Operations Advocacy Manager at Microsoft, автор книги DevOps for Dummies и the curator of JavaScript January — a collection of JavaScript articles which attracts 30,000 visitors in the month of January.

Себя она называет devops или software engineer и участвует, насколько я вижу, во множестве конференций в качестве докладчика. При этом её опыт в софтвере, судя по публичным источникам, таков:

1. 7 месяцев курсов Ruby on Rails
2. 1 год 4 месяца работы, включавшей заодно Managed intern hiring and on-boarding process

После чего идёт сплошной маркетинг - conferences, keynotes, Vice President, Developer Relations, Senior Cloud Advocate, Principal Cloud Advocate...

И тут для меня любопытный момент - после семимесячных курсов и полутора лет работы в мелком стартапе, на основании этого всего пишет книги и презентует с высоты своего опыта keynotes на конференциях, это потому, что она реально гениальна? Или есть какие-то другие причины?
И какой вообще нужен опыт, чтобы написать руководство про devops - сразу после экстренных курсов можно или надо с полгодика git помучить?

Её био в линкедине представляет собой отличный пример маркетингового новояза, со стремящимся к нулю информационным контентом, но все скрепные ключевые слова помечены:

Emily Freeman is a technologist and a storyteller who helps engineering teams improve their velocity. As the author of DevOps for Dummies, she believes the biggest challenges facing developers aren’t technical, but human. Her mission in life is to transform technology organizations by creating a company cultures in which diverse, collaborative teams can thrive.

Emily is a Senior Cloud Advocate at Microsoft, and her experience spans both cutting-edge startups and some of the largest technology providers in the world. Her work has been featured in outlets such as Bloomberg and she is widely recognized as a thoughtful, entertaining, and professional keynote speaker. Emily is best known for her creative approach to identifying and solving the human challenges of software engineering. It is rare in the technology industry to find individuals equally adept with code and words, but her career has been defined by precisely that combination.


И конечно, хочется спросить, является ли нож под рёбра одним из примеров её creative approach to identifying and solving the human challenges of software engineering, но уже немножко ссыкотно. Мало ли какие у них там в Микрософте порядки.