August 6th, 2020

old hippy

Свободу Золотым Рыбкам!!!

Необычный судебный процесс случился в 2026 году в штате Айова - там чернокожая женщина обвинила в сексуальных домогательствах свою белую начальницу. Поддержавшие жалобу представители правящей партии BLM и парламентского лобби Metoo, встретили решительное сопротивление движения FEMEN и международных сил LGBT. Ситуация ещё более осложнилась, когда выяснилось, что начальница является слепой наркоманкой, что привлекло на её сторону Внеправительственное движение за права инвалидов и Партию зелёных. На это истица заявила, что много лет страдает от алкоголизма и заручилась поддержкой фракции Анонимных Алкоголиков Нижней Палаты Правительства. В дальнейшем она также предоставила неопровержимые доказательства, что является нелегальной эмигранткой и на четверть палестинкой, что помогло ей получить поддержку от Фонда Сороса. В интернет просочились скандальные фотографии, где обвиняющая сторона запечатлена рядом с белым мужчиной, НЕ стоящим на коленях. Та, в свою очередь, заявила о неопровержимых доказательствах, что ее оппонентка в детстве замучала до смерти своего хомяка, чем спровоцировала серию погромов в ряде городов Америки боевым крылом Пацифистского движения "Homyak Lives Fucking Matter", требовавших провести эксгумацию тела жертвы. В конце концов, судья вынес вердикт, согласно которому прямо в зале суда были взяты под стражу двое белых полицейских и один белый журналист. Все трое получили по пять лет тюрьмы. Неслыханная мягкость приговора возмутила общественность. Во всех демократических штатах прошли Марши Мира с огромным количеством человеческих жертв. Основным требованием манифестантов было разбить всё аквариумы и выпустить на волю золотых рыбок.
old hippy

И про драконов он писал неполиткорpектно

Джорджа Мартина обвинили в расизме

Причиной стало несколько оговорок писателя во время церемонии вручения премии «Хьюго»
Автор знаменитого цикла «Песнь Льда и Пламени», по мотивам которого снят сериал «Игра престолов», несколько раз оговорился во время церемонии вручения фантастической премии «Хьюго» 2020 года, где он был ведущим. Это вызвало читательский гнев и обвинения в расизме и трансофобии, пишет издание DigitalSpy.

Скандал произошел после речи 71-летнего фантаста, в которой он неверно произнес имена нескольких номинантов, включая американскую писательницу китайского происхождения Ребекку Ф. Куанг (Rebecca F. Kuang), ставшую победительницей премии для молодых авторов (та вскоре выступила с яростной критикой Мартина, писатель принес извинения). Среди номинантов с искаженными именами были и другие авторы, но Мартина все равно обвинили в расизме.

В свою защиту Мартин отметил, что ему не предоставили «правильного фонетического произношения» имен номинантов, и извинился за ошибки, отметив, что не собирался кого-либо оскорбить.

Помимо этого писатель упомянул в своей речи классиков фантастики Говарда Лавкрафта и Джона Вуда Кэмпбелла, лауреатов премии Retro Hugo Awards. Однако эти авторы попали в немилость аудитории за расистские взгляды, которых придерживались при жизни, и тень этой репутации также упала и на Мартина. В частности, именем Кэмпбелла раньше была названа премия для молодых авторов, но после выступления получившей ее в прошлом году писательницы Джанетт Инг, заклеймившей Кэмпбелла «фашистом», его имя спешно сняли.

old hippy

Следующая, на этот раз с MSNBC

igor_piterskiy) wrote,

"Мы - рак, и лечения нет"






Продюсер MSNBC Ариана Пекари (на фото) рассказала, что причиной ее решения уволиться с работы было то, что основные СМИ блокируют «разнообразие идей» в пользу продвижения истерических голосов для рейтинга, и что ветеран телевидения признался ей, что «мы - рак, и лечения нет."

Пекари, которая была «неотъемлемой участницей» шоу в прайм-тайм Лоуренса О’Доннелла, говорит, что одержимость СМИ Трампом на самом деле стоит жизней, поскольку препятствует аргументированным дискуссиям о том, как бороться с пандемией коронавируса.

«Этот рак ставит под угрозу человеческие жизни даже в разгар пандемии. Первоочередной задачей стало то, что Дональд Трамп сделал (плохо) для решения кризиса, а не наука. По мере появления новых подробностей об антителах, вакцинах или о том, как на самом деле распространяется COVID, продюсеры все еще хотят сосредотачиваться на политике. Важные факты или исследования скрываются», поясняет Пекари.

Бывшая продюсер также рассказала, что «успешный и проницательный ветеран телевидения» признался ей, что «мы - рак, и от него нет лечения», добавив: «Но если бы вы смогли найти лекарство, оно изменило бы мир».

Пекари также подчеркнула, что сама модель, по которой построена корпоративная пресса, гарантирует, что голоса инакомыслящих заглушаются в пользу истеричных политических экстремистов, что стало очевидным в последние два месяца в связи с неустанной пропагандой в СМИ нарративов Black Lives Matter.

«Модель блокирует разнообразие идей и контента, потому что у сетей есть стимул обращать больше внимания на второстепенные голоса и события за счет других… все потому, что это повышает рейтинги», написала она.

Отставка Пекари последовала за отставкой бывшего обозревателя New York Times Бари Вайс, которая сказала, что ее собственные коллеги заклеймили ее как расистку и нацистку за то, что она осмелилась «ошибаться», не повторяя маргинальную риторику о "социальной справедливости".


Мой перевод из Media TV Veteran Admits “We Are a Cancer and There is No Cure”.

old hippy

"NeverTrumper" уже не "Never"

http://www.nautilus.co.il/analysers/1252/neokhotnyy_no_reshitelnyy_golos_za_donalda_trampa

Неохотный, но решительный голос за Дональда Трампа


Моя оппозиция Трампу (#NeverTrump) хорошо известна
Когда я помогал президентской кампании Теда Круза, я с тревогой наблюдал, как первичные избиратели-республиканцы выбирают Дональда Трампа из 16 жизнеспособных кандидатов и делают его кандидатом в президенты.

Я подписал открытое письмо с обязательством «энергично работать с тем, чтобы предотвратить избрание кандидата совершенно не приспособленного» к президентству и написал много статей, критикующих Трампа.

Я покинул Республиканскую партию из-за его кандидатуры и проголосовал за либертарианца Гари Джонсона на всеобщих выборах.

После выборов я надеялся на импичмент Трампа и переход президентства к Майку Пенсу.

В 2016 году меня больше всего беспокоили два вопроса о Дональде Трампе: его характер и его политика.

Вопрос характера включает неэтичную деловую практику (TrumpUniversity), эгоизм («Я очень богат»), сутяжничество (3500 судебных исков, или раз в каждые четыре дня), фанатизм (против судьи Г. Куриэля) и пошлость («Хватай их за половые органы»).

Его политика волновала меня еще больше: я видел необузданную импульсивность и беспокоился о неофашистских тенденциях (что послужило основой для моего прозвища ему: Трамполини).

Его заявление 2004 года «Я, скорее, идентифицирую себя больше как демократ» позволило предположить, что, проведя триангуляцию между демократами и республиканцами, он пойдет своим собственным популистским курсом.

Почти четыре года спустя характер Трампа все еще беспокоит и отталкивает меня.

Похоже, его самомнение, нелояльность и напыщенность только возросли с тех пор, когда он был просто кандидатом.

Но, к моему бесконечному удивлению, он действовал как решительный консерватор.

Его политика в области образования, налогов, дерегулирования и охраны окружающей среды была более смелой, чем даже политика Рональда Рейгана.

Его судейские назначения являются лучшими из прошлого века (спасибо, Леонард Лео). Его беспрецедентная атака на административное государство последовательно продолжается, игнорируя предсказуемые вопли со стороны вашингтонского истеблишмента.

Даже его внешняя политика была консервативной: требования к союзникам внести свой вклад в борьбу с Китаем и Ираном, и единодушная поддержка Израиля.

По иронии судьбы, как отмечает Дэвид Харсани, потенциальный недостаток характера в действительности работает на нас: «Упрямство Трампа, кажется, сделало его менее восприимчивым к давлению, которое традиционно побуждает президентов от Республиканской партии к капитуляции».

(Экономические показатели заставляют многих избирателей поддерживать или противостоять действующему президенту, но не меня. Отчасти потому, что президент имеет лишь ограниченный контроль, отчасти потому, что это временная проблема, которая имеет гораздо меньшее значение, чем долгосрочная политика.)

Конечно, я также не согласен с Трампом: протекционизм, равнодушие к государственному долгу, враждебность к союзникам, мягкость по отношению к турецкому лидеру Эрдогану и опасные встречи с Ким Чен Ыном.

Его безудержное поведение мешает нормальному функционированию правительства. Его частенько подводят собственные твиты.

Но, конечно, все мы можем не соглашаться в чем-то с каждым президентом.

Что еще более удивительно, я согласен с примерно 80 процентами действий Трампа - больше, чем с любым из его предшественников, начиная с Линдона Джонсона.

Я пришел к пониманию мудрости Салены Зито, заметившей в сентябре 2016 г. о Трампе:

«пресса воспринимает его буквально, но не серьезно; его сторонники воспринимают его всерьез, но не буквально».

Или, как отмечает Даниэль Ларисон:

«Нам нужно судить Трампа по его действиям, а не по его словам».

Я также согласен с Джеймсом Вулси в том, что Трамп был бы намного лучшим премьер-министром, чем президентом.

Медленно, но неумолимо за последние три года мое одобрение политики перевесило мое отвращение к человеку.

Наконец, зная, что Джо Байден будет представлять радикализированных демократов в ноябре, я пришел к выводу, что внесу свой посильный вклад в переизбрание Трампа путем публицистики, пожертвований и голосования.

Я пришел к такому выводу неохотно, но без колебаний. Эмоционально, эстетически и интеллектуально я предпочел бы держаться на расстоянии от Трампа и жить в нейтральном пространстве между партиями, как и в 2016 году.

Но я буду голосовать за него как за политика, который представляет мои консервативные взгляды.

Я призываю других сомневающихся консерваторов сделать то же самое.

* * *

Даниэль Пайпс

«Newsweek»