May 23rd, 2020

old hippy

Байден: "А кто из вас еврей черный, определять буду я"


Джо Байден оказался в центре очередного политического скандала.
Бывший вице-президент США и кандидат на выборах-2020 заявил в одном из интервью, что, если у афроамериканцев имеются сомнения, за кого голосовать, то они не настоящие черные. Дескать, только “ненастоящий” афроамериканец может думать о поддержке Дональда Трампа.
В принципе, это типичный комментарий демократа эпохи 60-70х, когда они даже не скрывали, что пользуются поддержкой чернокожего электората в своих шкурных интересах. Байден застрял в той эпохе - хотя, если судить по его умственному состоянию, он мог просто забыть, в каком году избирается в президенты.
Сейчас же для чернокожих такая риторика звучит просто оскорбительно: ведь слова Байдена подразумевают, что у них нет свободы выбора, и они должны голосовать сообразно цвету своей кожи.
Комментарий Байдена ожидаемо вызвал возмущение общественности. Некоторые либералы пожурили Байдена, другие постарались проигнорировать историю. Республиканцы и политтехнологи Трампа вовсю используют слова своего конкурента для того, чтобы обвинить его в расизме.
Это хорошо накладывается на общественную кампанию за выход афроамериканцев из большой электоральной коалиции Демпартии. Именуемая “Blexit”, она борется за рост поддержки республиканцев среди чернокожих.
На прошлых выборах Трамп получил примерно 8% голосов афроамериканцев. Сейчас его рейтинг среди чернокожих близок к 20%. Если Трампу удастся удвоить свою поддержку афроамериканцев по сравнению с 2016 годом, то у демократов образуются серьезные проблемы в штатах, где чернокожие составляют приличную долю населения: Северной Каролине, Мичигане, Пенсильвании.
Как раз в Мичигане республиканцы надеются выиграть и на президентских, и на сенатских выборах. Кандидат в сенаторы Джон Джеймс, чернокожий бизнесмен и ветеран иракской войны, назвал слова Байдена возвращением демократов к риторике эпохи рабства.
old hippy

Открыли Америку через форточку

 

COVID-19 — чума для бедных




Ньюйоркцы, живущие в бедных районах, умирают от коронавируса в два раза чаще жителей богатых кварталов. Об этом говорится в отчете городского департамента здравоохранения.


В районах, где 30% жителей живут ниже уровня бедности, смертность от COVID-19 составила в среднем 232 человека на 100 тысяч. В районах, где бедных меньше 10%, жертвами вируса стали в среднем 100 человек из ста тысяч.


Самый высокий уровень смертности зафиксировали в Ист-Нью-Йорке (Бруклин). Там в жилом комплексе Старретт-Сити умерли 76 человек из 13 тысяч, что составляет 612 человек на 100 000 населения. Дальше по уровню смертности идут районы Фар Рокуэй (444 умерших на 100 000) и Флашинг в Квинсе 434 на 100 000), часть северо-восточного Бронкса и Кони-Айленд в Бруклине. Меньше людей в процентном соотношении умерли на Манхэттене и в Западном Квинсе.

В бедных районах также было и больше случаев заражения, но пропорции общего количества инфицированных по сравнению с богатыми кварталами оказались меньше, чем разрыв в показателях смертности. Издание подчеркнуло, что у жителей бедных районов выше шансы заразиться COVID-19 и больше вероятность погибнуть от него.

Глава департамента здравоохранения Нью-Йорка Озирис Барбо отметила, что инфекция коснулась всех общин города. Она также добавила, что вирус поражает жителей несправедливо.

Предыдущий отчет департамента показал, что латиноамериканцы и афроамериканцы умирают от COVID-19 чаще белых людей. Всего в городе зафиксировано больше 191 тысячи случаев заражения коронавирусом. Умерли от вируса 20,8 тысячи человек.

Добавлю, что у нас в Бостоне самый пострадавший район, это Челси. Это ещё и самый бедный район. Но он не черный. Там живут в основном испаноязычные.
И ещё. Главная формальная причина - это скученность. Те, кто живет в отдельных домах болеют гораздо реже. По поводу бедных и богатых.
У нас есть очень дорогие дома для глубоких стариков, по-английски они называются  assisted living residence, они там живут на полном обслуживании, но в отдельных квартирах с коридорной системой.
Средняя месячная цена в таких домах - 9 тысяч долларов на человека, т.е. за квартиру из двух человек - 18 тысяч в месяц. Квартиры там маленькие. Так вот, несмотря на то, что там могут себе позволить жить очень богатые люди, там тоже смертность очень высокая.

old hippy

И снова - Потоцкий. На этот раз, не про Одессу, а про вторую любовь


Сейчас я живу в Вильяэрмосе (юг Мексики)

ИЗ МОИХ ЛЮБИМЫХ

ВТОРАЯ ЛЮБОВЬ

Я учился в университете и был самым плохим студентом-историком. Потому что мне быстро разонравилась история, как таковая, а нравилось сочинять свои истории, которые я безуспешно пытался предлагать газетам и журналам, но они никому не были нужны.

Из Москвы и Питера мне приходили холодно-вежливые отказы. Тогда я читал запоем. Книги меня вбирали целиком. Повести чередовались с поэмами, стихи с романами. Сотни закладок в книгах, которые я вынужден был сдавать в библиотеки. Расставался я с ними с трудом.

Я таскался по книжным магазинам и иногда мне попадались настоящие книги. Не так часто, как хотелось бы. Я даже сумел впервые познакомиться с поэтами. Плохо, когда сто поэтов или людей, считающих себя поэтами, собираются в одном месте и делают вид, что слушают друг друга.

Сейчас я живу в Вильяэрмосе (юг Мексики) и два дня назад здесь состоялся фестиваль латиноамериканских поэтов.
Их наехало больше сотни. И они были вежливы до безобразия друг с другом, а мне было одному хорошо среди них, потому что я их стихотворений не читал и никому не завидовал, и мои стихи никто из латиноамериканских поэтов не читал.
Меня знакомили с ними и я обещал их всех переводить: поэта из Панамы, поэта из Чили, поэта из Уругвая. А они обещали переводить меня на один испанский язык, потому что с бразильским поэтом, пишущем на португальском, я не успел познакомиться. Бог с ними, с поэтами и с их любовницами, ведь почти все латиноамериканские поэты приехали со своими любовницами. Просто они должны своих муз иметь рядом с собой. Под боком.

И больше всего эти поэты написали эротических стихов. Не потому что они эротоманы, а из-за того, что современная латиноамериканская поэзия без эротики невозможна. У меня, бедного, до сих пор голова болит от их стихов, так много я их наслушался.
Но я пишу об этом фестивале вовсе не из-за их стихов, а потому что вместе с чилийским поэтом приехала молоденькая чешка, удивительно похожая на Зосю Марчевскую, в которую я посмел влюбиться на первом курсе университета.
Я старался быть все время рядом с этой чешкой, а она в конце концов начала полуоткрыто со мной заигрывать. Мы пошли в маленький ресторанчик, заказали кофе и мороженое, и я выложил ей историю о себе и Зоське Марчевской, а чешка меня подбадривала своими ярко-спасательными глазами, будто обещала уйти от своего чилийца и остаться со мной в Вильяэрмосе.
Но вчера она уехала, что к лучшему, ведь она отвлекала меня от воспоминаний о реальной Зосе Марчевской, и о благостном времени, которое я провел когда-то во Владивостоке.
С Зосей меня познакомила Таня Краюхина. С Таней я учился в школе. Она мимоходом представила нас друг другу. В ней, вероятно, сработала женская интуиция, а я влюбился сразу, потому что Зоська была полькой, а я тогда зачитывался Прустом, Жеромским, Сенкевичем, Броневским, Тувимом, Галчинским, Ставинским.

У последнего мне особенно нравилась повесть "Влюбленный пингвин", но Зоська училась на факультете романо-германской филологии и польских писателей и поэтов не читала. Исключительно Шекспира, Донна, Барстоу, Силлитоу...
Я ей на первом нашем свидании пересказал канву "Влюбленного пингвина", а она мне сказала: - Только надо, чтобы чувства у нас были настоящими, а не книжными. - Я тебя понимиаю, - сказал я. - У нас с тобой мысли похожи, как у близнецов. Я тогда умел чушь говорить уверенно.

Только перед университетскими преподавателями слегка терялся. И еще перед Зоськой Марчевской, слишком она была строгой и величественной. Не терпела пустых разговоров. И сердилась, когда считала, что мы время тратим впустую. А мне времени совсем не было жалко. Когда мы были рядом, и я мог гладить ее ладонь, уже не страшась ее сердитой вспышки.
Но поцеловать я Зоську долго не решался, так долго, что она сама меня поцеловала первой и при этом сказала: - Сегодня ты восхитительно выглядишь!
Так она сказала, чтобы оправдать свой поцелуй, а я засмущался, ушел в себя, покраснел, совсем некстати пролепетал: "Спасибо!"
Она засмеялась, играючи своими колдовскими глазами, и тихо совсем произнесла:
- Какой же ты, Гарик, еще ребенок!
Когда мы расстались, я шел по Владивостоку и нес Зоськин поцелуй. От Мальцевской переправы до общаги и сторонился встречных людей, чтобы они меня не задели и мои губы не выронили Зоськино дыхание. Понятное дело, губы у меня были крепко сжаты. Ничего эротического у нас не было. Только клятвы и поцелуи.
Я боялся, что Зоська встретит красивого молодого человека, влюбится в него и придет на последнее свидание с явным намерением бросить меня. - Не бросай меня, Зося Марчевская! - Какой же ты глупый! - Это у меня получается непроизвольно. Так не бросишь? - Кто его знает. У меня тогда была одна зловредная болезнь - фантазирование. В моей голове кружилось не сто фантазий, а в десять раз больше.
Даже перед Зосей я не мог удержаться. Недаром я родился в Одессе. Из-за моих фантазий мы в конце концов расстались. Потому что Зося не могла терпеть трепачей-фантазеров. Я бы на ее месте поступил точно также.
А еще виноватым оказался мой бывший друг Генка Колосов. Он наговорил обо мне много несуразностей, но мои оправдания не помогли, ведь я тогда не знал, что женщин следует слушать и не перебивать, а я перебивал Зосю, а она злилась и было уже понятно, что я ей не нужен. И тогда она сказала зло и резко: - У меня есть другой! Я опешил, а она повторила: - У меня есть другой! И только сейчас я понимаю, что никого у нее не было. Даже меня.
На фото: Мексика, г. Вильяэрмоса, штат Табаско.
old hippy

Сорвалась с катушек


Эта дама была функционером Демократической Партии в Нью-Джерси, потом её по партийной линии поставили на баню, оперный театр управление портами Нью-Йорка и Нью-Джерси.

Она прискакала забирать свою дочку, которая каталась со своими друзьями на машине, не имеющей регистрации и страховки. В этом случае машину конфисковывают.
Она поперла на копов, матом и другими убедительными доводами она объясняла, что она их по стенке размажет и, заявив, что они испортили праздник аспирантов из Массачусетского технологического института и Йельского университета, потребовала чтобы этих замечательных аспирантов и аспиранток немедленно оставили в покое. Комментатор "Today Show" описал ее как «обладающую всеми тактами и манерами животного зоопарка во время кормления».
Кончилось это для неё плохо. Её выгнали с работы и она заплатила 1500 долларов штрафа за то, что она скандалила с полицейскими и угрожала им.
Пока еще такие дамы не могут куражиться. Но когда наконец наши прогрессивные товарищи полностью захватят власть, тогда ни один полицейский не посмеет...
Они им покажут кто в доме хозяин.