May 9th, 2020

old hippy

Единственный военный парад на постсоветском пространстве (UPDATE)


Лукашенко в своем выступлении, перечисляя народы сражавшиеся против фашизма, вспомнил евреев сразу после украинцев.
Лично я такое услышал от больших начальников впервые.


UPDATE:

Раз уж, благодаря Батьке, вспомнили про евреев в войне, поставлю давнюю фотографию моей семьи:


Это моя мама, вверху, её старшая сестра, внизу, и два старших брата, Залман и Иосиф, т.е. мои дяди. Они оба пошли на фронт в 41-м и оба погибли.

Зато дядя Миша, (младший брат моей мамы и отец Игоря, его прекрасно помню) вернулся живой.
Воевал он в одном полку с Гришей Фридманом, который стал потом знаменитым писателем Григорием Баклановым.
Бакланов даже упоминает отца Игоря в своих мемуарах:

https://profilib.net/chtenie/137991/grigoriy-baklanov-zhizn-podarennaya-dvazhdy-7.php

Потом уж я узнал, что в полку я был самым молодым, хотя продолжалось это, конечно, недолго. Об этом и многом другом есть в моем невыдуманном рассказе "Как я потерял первенство". Он уже не раз был напечатан, когда я вдруг стал получать письма от однополчан из 387-го гаубичного полка, из нашей 34-й армии. "Читая военные произведения писателя Г. Я. Бакланова, мой друг по фронту М. А. Юдович и я обнаружили его маленький рассказик "Как я потерял первенство", из которого узнали, что Бакланов наш однополчанин", - писал из Ленинграда П. С. Ковальчук. Оказалось, создан музей полка, и там, собравшись, они читали рассказ вслух и плакали. В рассказе нет ничего, что заставляло бы плакать. Но они, пожилые люди, вспоминали себя, молодость, наш Северо-Западный фронт, голодный и мокрый.

Вот дополнение самого Игоря о его отце:

Твой дядя Миша, а мой отец, был 1919 года. Но чтобы поступить в ФЗО в Ленинграде он "стал на внешний вид" и ему определили 1917 год рождения, так всю его жизнь и было в паспорте. Соответственно, уже после учительского института (который мы бы назвали 2-х летним техникумом) его призвали в армию в 1938 году. В 1938-м! Осенью 41-го он должен был демобилизоваться, но... Войну он начал 22 июня 41-го в Белостоке, западнее уже не бывает. Он был старшим сержантом, и это его спасло, так как в панике первых дней войны его назначили - старший сержант был сравнительно большим человеком, его даже не могли бить по морде офицеры - главным по вывозу раненых летчиков в тыл. Он как раз в ожидании своего танка (новые танки были обещаны к июлю, а пока его часть слонялась без дела) был назначен начальником охраны военного аэродрома в Белостоке. Аэродром разбомбили в первые минуты войны и было много убитых и раненых летчиков. Раненых собрали на два грузовика и под "руководством" отца отправили в тыл. Дальше было примерно по "Живым и мертвым" Симонова, включая знаменитый мост через Днепр и защиту Москвы. Потом уже после того, как стали разбираться "кто есть кто", выяснили, что он учитель математики и его перевели в артиллерию, в полк 152 мм гаубиц на Северо-Западный фронт. Где он и выжил, что явно не было запланировано командованием. Ибо С-З фронт - самый кровавый фронт всей войны. Там он позже и брал на комсомольский учет Бакланова, ибо был еще и комсоргом полка. А демобилизовали его по Приказу т. Сталина от конца 44 года об отзыве специалистов для нужд послевоенной жизни, тогда поняли, что после войны не будет хватать тех и этих, включая учителей. Так что он отвоевал от и почти до. Закончил в Прибалтике, "освободив" ее во второй раз. Первый был в 40-м.
И еще. У тебя и у меня погибли не два дяди, а два с половиной. Был еще один Иосиф, сводный брат, который жил в семье деда после гибели его отца (брата деда) в Стрекопытовском погроме в 1918 году. Второй Иосиф погиб в конце войны в Будапеште.
А Петю Ковальчука я хорошо помню, он приезжал с женой к нам в Гомель, а отец был у него в Ленинграде.
old hippy

Дуплет Михаила, первый выстрел

У меня была неудачная ссылка на Триггер Штейна, которая показывала только старую запись про Пелоси и её мороженное, вот почему я пропустил сразу две новых записи Михаила.
Ну а сейчас приходится их давать дуплетом:



Крокодил без маски с 57-й секунды

https://blog.gerstein.us/archives/5937

Возвращение сенаторов


Довольно неожиданно сенаторы сдержали свое обещание и в понедельник, вооружившись масками и другими средствами индивидуальной защиты, в первый раз после 25 марта вернулись в Вашингтон. Даже, похоже, главного сенатского крокодила Чака Шумера научили, как правильно надевать маску, чтобы нос не торчал снаружи.

Вернувшиеся сенаторы оказались полны сил, потому что не успел лидер сенатского большинства Митч Макконелл открыть заседание и объяснить, что вирус – вирусом, а Сенат должен работать, потому что без него никуда, к тому же, у него в очередной раз накопилась куча ожидающих утверждения Сенатом судей и кандидатов на разнообразные посты в правительстве, как Чак Шумер тут же выбежал на трибуну и, не успев даже толком снять маску, закричал, что, глубоко уважая своего республиканского коллегу, он должен с глубоким прискорбием заметить, что утверждение право-троцкистских (или бухаринских?) судей – дело не первостепенной важности, потому что столица нашей Родины Вашингтон захлебывается от коронавируса, а сенаторов с риском для жизни заставляют заниматься всякой ерундой.

Митч Макконелл оказался не из робкого десятка и, послушав хорошо отрепетированную истерику своего коллеги, аккуратно прокашлялся (у них там в Сенате так заведено, а не потому, что вы все подумали) и сказал, что “вы, Чакушка, сами довели Сенат до такого состояния своими бесконечными задержками и проволочками, а администрация себя, особенно в это сложное время, очень плохо чувствует без ожидающих своего утверждения начальников Комиссии по Ядерному Регулированию и Национальной Безопасности”.

Шумер вздохнул, хотел было начать ответную речь с прокашливания, но на всякий случай передумал, и сказал, что пора бы подумать о городах и весях, наиболее сильно пострадавших от коронавируса. Думать, по версии, Шумера, можно только одним способом – завалить их деньгами, потому что без денег им плохо, а с деньгами будет хорошо. Но Митч Макконелл, только что проголосовавший за несколько пакетов помощи в размере почти трех триллионов долларов, заподозрил, что возглавляемые Шумером демократы пытаются заткнуть дыры в бюджетах наиболее либеральных штатов, списав эти дыры на коронавирус, поэтому Митч сказал, что этот фокус у них не пройдет, и пусть города и даже целые штаты, если им так уж сильно не хватает денег, объявляют банкротство.

old hippy

Дуплет Михаила, второй выстрел

Я поставил несколько записей в последнюю неделю, которые рассказывали о том, что с генерала Флинна сняли сфабрикованные обвинения. Но у Михаила - история вопроса. Тем, кто не очень внимательно следил за делом Флинна, она может быть будет интересна.


Это мнение Трампа, он не только приветствует снятие обвинений с генерала Флинна, он обещает, что виновные будут наказаны. Хотелось бы.

https://blog.gerstein.us/archives/5941

Случайная жертва


Этот очерк смело можно было бы назвать “Американская История, часть седьмая”…

Первый советник Трампа по Национальной Безопасности генерал Майкл Флин стал, как все помнят, первой жертвой антиправительственного заговора. Всего через три недели после инаугурации – примерно 9 или 10 февраля 2017 года – Трамп его вынужден был уволить, потому что то ли к Трампу, то ли к Майку Пенсу пришел насквозь пропитанный Обамой минюст и сказал, что с Флином недавно (24 января 2017 года) некоторые уважаемые товарищи попытались поговорить по душам, а он в ответ забросал их наглой ложью.

В это время этого, как все помнят, полным ходом шло раздувание Русской Саги, и темные силы природы в лице якобы несуществующего “дипстейта” добились того, что только что назначенный на пост Генерального Прокурора Джеф Сэшнз самоотстранился от “всего русского” и поручил заниматься Русской Сагой своему только что назначенному заместителю Роду Розенстайну.

Род Розенстайн немедленно засучил рукава и взялся за дело, написав Трампу рекомендательную записку, в которой он, не постеснявшись в выражениях, заявил, что нынешний (на то время) директор ФБР Джеймс Коми – козел довольно плохо справляется со своими обязанностями, поэтому его нужно немедленно уволить, что Трамп и сделал, напугав этим Лос-Анджелесское отделение этой славной организации, куда ничего не подозревавший Коми зачем-то приперся и, узнав из телевизора, что его уволили, сначала по скудости ума решил, что его разыграли, но потом суровая правда жизни в лице запрета на использование служебного самолета постепенно пробралась через плохо изгибающиеся редкие извилины.

Коми затаил обиду, но ненадолго, потому что через пару дней он слил своему товарищу – профессору колумбийского университета – свои воспоминания о разговорах с Трампом, которые, как потом выяснилось, он не имел право хранить на своих персональных устройствах и на которых стояли грифы разной степени секретности. Профессор, недолго думая, позвонил в NY Times и кратко пересказал журналистам их содержание, откуда выяснилось, что Трамп пару раз попросил Коми “take it easy” с генералом Флином. Конгресс в лице всех демократов и примкнувшего к ним тогдашнего спикера Пола Раяна не смог выдержать такого жуткого давления на правосудие, решил, что Трамп пытается замести русский след и обратился к удачно им подвернувшемуся Роду Розенстайну, чтобы тот немедленно назначил Специального Прокурора. Рода уговаривать не пришлось, и он, воспользовавшись тем, что в Вашингтон приехала куча кандидатов на освободившийся пост директора ФБР, тут же выбрал подвернувшегося ему под руку бывшего директора этой некогда уважаемой организации Бобби Мюллера, потому что Бобби, почти пятьдесят лет отслуживший дипстейту верой и правдой, был, по мнению Рода и тут же примкнувших к нему СМИ, самым честным и самым незаинтересованным лицом.

Это незаинтересованное лицо тут же набрало себе в команду всякую шваль исключительно демократов, связанных в большей или меньшей степени с семейкой Клинтонов, засучило рукава и приступило к работе, сливая время от времени в СМИ все, что только можно было слить. Работа шла, а результатов, которые ожидали от Бобби, не было, хотя слито было много и разные говорящие и пишущие головы Трампа каждый день отправляли в отставку, поэтому команда Мюллера добралась до опального генерала, потому что, как нас учили еще Ягода, Ежов, Берия и примкнувший к ним Вышинский, никогда не помешает кого-нибудь в чем-нибудь обвинить.

Русскую Сагу Флину пришить не смогли, несмотря на запись “случайно” прослушанного разговора генерала Флина с бывшим российским послом Сергеем Кисляком, поэтому Флина обвинили в обмане ФБР и, как это принято в детективах, заполнивших собой половину сильно опухшего от карантина Нетфликса, стали уговаривать его признать свою вину, намекая, что иначе они разберутся как следует и посадят кого попало, но из их довольно прозрачных намеков генерал почти сразу понял, что под “кем попало” подразумевается исключительно младший Майкл Флин.

Генерал Флин пытался сопротивляться, но не выдержал, глубоко вздохнул, продал свой дом, чтобы расплатиться с адвокатами, и признал свою вину. Это произошло в начале декабря 2018 года, и все прогрессивное человечество в лице CNN, MSNBC, NY Times и им подобного журналистского отребья радостно заверещало, что Русская Сага подтвердилась и над Трампом продолжают сгущаться тучи.

Но тут отлаженный дипстейтовский механизм стал сбоить. Процесс над Флином затянулся, заседания переносились и откладывались, судья стал требовать дополнительных бумажек и даже пытался уговорить Майкла Флина отказаться от признания своей вины, но Флин, как настоящий генерал, от своих слов отказываться не хотел, пока в дело не вмешалась адвокат Сидни Пауэлл, разогнавшая команду адвокатов Флина и взявшаяся за его дело с утроенной энергией. Ее энергия привела к тому, что в минюсте все смешалось. Сначала минюст сказал, что хотя Флин и обманул ФБР, но, учитывая его заслуги перед Родиной, его можно посадить условно максимум на полгода. Потом минюст передумал и сказал, что Флин – злостный нарушитель закона, поэтому его надо посадить то ли на десять, то ли на одиннадцать лет, с чем не согласился новый Генеральный Прокурор Уильям Барр, который, как тогда дружно считали СМИ, собрался уйти в отставку, потому что Трамп тоже твитнул о несправедливом приговоре, и Барр, по мнению СМИ, очень за это на Трампа обиделся. Барр, глубоко разочаровав СМИ, в отставку не ушел, зато от дела Флина в знак протеста отказались почти все его обвинители, нанятые еще Бобби Мюллером. Это не помешало на очередном судебном заседании вынести Флину соответствующий приговор, который тут же был отсрочен, потому что защита потребовала новые документы, а Флин, увидев, что минюст решил ужесточить меру наказания и поняв, что его новый адвокат Сидни Пауэлл настроена очень решительно, отозвал свое признание вины.

Минюст, сопротивляясь всеми своими частями попыткам вытянуть из его недр какие-то бумажки, не выдержал давления со стороны Сидни Пауэлл и разразился кучей документов, из которых выяснилось (тут я немного нарушаю ход событий, потому что разные подробности выплескивались в течение довольно долгого времени), что допрос Флина агентами ФБР осуществился с множеством нарушений, начиная с того, что ему сообщили, что беседа будет теплой и дружеской, поэтому присутствие адвоката не потребуется, и заканчивая тем, что в ФБР в наш цифровой век еще не додумались до видеозаписи допросов, поэтому агенты заполнили форму “302”, которую, как выяснилось, кто-то задним числом отредактировал, в результате чего мнение агента о том, что Флин говорил правду, из этой формы пропало.

Но на этом история не закончилась, потому что раскопки продолжались, и несмотря на регулярные попытки чиновников минюста и ФБР сказать, что их собаки случайно сожрали все документы, а все диски на всех компьютерах поломались, в конце концов обнаружилось, что, оказывается, еще в самом начале января 2017 года, до инаугурации Трампа, ФБР решило прекратить в отношении Флина дело за отсутствием состава преступления, но небезызвестный любовник Лизы Пейдж Питер Страк – то ли по собственной антитрамповской инициативе, то ли по просьбе вышестоящих товарищей (сейчас уже вслух произносят фамилию на букву О) потребовал, чтобы дело не закрывали, а Флина опять допросили. На вопрос, зачем это нужно, Питер или кто-то из его товарищей в лучших традициях тридцать седьмого года ответил, что “если не посадят, то хотя бы отправят в отставку”. Эти трогательные подробности немного расстроили главного обвинителя по делу Флина, мюллеровского бойца Брэндана Ван Гракка (Brandon Van Grack), который еще в октябре прошлого года бил себя перед судьей в грудь и говорил, что все документы по делу Флина защите были предоставлены, и чего от него хочет эта Сидни, вообще непонятно, и он вышел из состава обвинителей, и обвинителей, видимо, больше не осталось, потому что минюст, посовещавшись внутри себя, сообщил, что дело в отношении опального генерала прекращено.

Все закончилось так, как и должно было закончиться, только остался вопрос – кто же вернет генералу честь, здоровье, его дом и потраченные на адвокатов деньги…

old hippy

Я не знаю, кто автор этого текста

В Сети я его видел в разных местах и ни в одном из этих мест не указан ни автор ни первоисточник.

Франческа Гааль, урождённая Сидония Зильбершпиц

26 марта 1945 года во время зачистки Будапешта от немецкого гарнизона, советский майор Иван Агибалов среди суеты и хаоса царившего на улицах южной столицы некогда мощнейшей Австро-Венгерской империи услышал прекрасное пение на немецком языке, доносившееся из подвала большого дома в самом центре Будапешта Песня была майору хорошо знакома и любима. Она звучала в знаменитой австрийской киноленте «Петер», которую так любили в Советском Союзе.

Collapse )
old hippy

Ой! А кто это такой старенький?



Барак Обама вновь оказался в центре внимания.

Экс-президент США за несколько суток отличился двумя знаковыми заявлениями. В первом он назвал снятие обвинений с Майка Флинна, экс-советника Дональда Трампа по нацбезопасности, “угрозой системе американского права”. Во втором Обама оценил действия Трампа по противодействию эпидемии COVID-19 как “абсолютно хаотичное бедствие”.
Обама и в ходе 8 лет в Овальном кабинете не стеснял себя соблюдением президентского этикета. Не делает он этого и после ухода из Белого дома. Если остальные президенты США стараются уйти из публичной жизни и не комментировать поступки своих “преемников”, то Обама раз за разом давал себе волю критиковать всё то, что делает Трамп.
Впрочем, забавно, что сейчас Обама решил прокомментировать два инфоповода, в каждом из которых именно он сам играет нелициприятную роль. Ведь буквально на днях стало известно, что Обама был в курсе прослушки звонка Флинна агентами ФБР.
Вероятно, что именно он и отдал соответствующий приказ. В нормальных условиях такой поступок - слежка за транзитной командой оппозиционного кандидата на выборах, привела бы к скандалу похлеще Уотергейта. Но на фоне шумихи вокруг “Рашагейта” и обвинений против Трампа в связях с Кремлем это удалось заглушить.
А вопрос борьбы с эпидемиями не в лучшем свете выставляет решение Обамы истратить две трети запаса медицинских товаров (масок, перчаток и респираторов) в 2009 году и его не пополнять. Свиной грипп тогда действительно свирепствовал, но вряд ли стоит это считать оправданием для отказа в следующие 6 лет пополнять стратегический запас медикаментов, которые теперь в остром дефиците.
Обама планирует играть большую роль и в кампании Байдена. Возможно, даже стать его суррогатом и вести кампанию вместо своего вице-президента, который в последние месяцы совсем поплохел. Стоит ждать, что все эти скандальные подробности из прошлого администрации Обамы будут вовсю использоваться стратегами кампании Трампа в предвыборной агитации.
old hippy

Такер Карлсон о "деле" Флинна

Я уже поместил много материалов об этом деле, но Такер Карлсон по-моему, расставил все точки над  "i", поэтому именно его стоит послушать и прочесть.




Министерство юстиции сняло все обвинения с бывшего советника Трампа по национальной безопасности Майкла Флинна, который чуть было не сел в тюрьму из-за телефонного разговора с российским послом. По словам ведущего Fox News Такера Карлсона, доподлинно известно, что ФБР подставило Флинна, однако прекращение уголовного преследования возмутило многих в Америке.


Вернёмся к последним событиям в истории с Майклом Флинном. Если вы вообще смотрели новости, а мы подозреваем, что смотрели, вы знаете, что прямо сейчас политически ангажированные люди горячо спорят о решении министерства юстиции закрыть дело против генерала Флинна. Они вопят. Но спора быть не должно, потому что основания для закрытия дела вообще-то ясны. Мы их уже знаем. Чиновники минюста сегодня подробно их объяснили. Прочтите документы, они того стоят, они есть в сети.

Очевидно, почти никто из тех, кто комментирует дело, их не читал. А следовало бы. Это шокирующие документы. Не для республиканцев или демократов, но для американцев.

Ранее мы в общих чертах рассказывали о том, что известно о деле Флинна. О том, как коррумпированный сотрудник ФБР по имени Питер Стржок решил любыми средствами погубить карьеру Майкла Флинна. В какой-то момент Стржок рассматривал возможность предъявить Флинну обвинения по так называемому закону Логана. Это закон, которому уже 220 лет, и за всю историю Америки по нему не осудили ни одного человека. На самом деле, и обвинений-то по закону Логана не выдвигали со времён, предшествовавших Гражданской войне. Кстати, теперь это, возможно, неконституционно, и этого даже при желании не сделать. Но Стржоку было всё равно. Его целью было поддерживать расследование на плаву, вне зависимости от того, оправданно ли это с точки зрения закона.

К 4 января 2017 года ФБР уже завершило своё расследование в отношении Флинна, а оно было тщательным. После четырёхмесячной проверки Флинна они не обнаружили, цитирую, «какой бы то ни было порочащей информации», связывающей Флинна с Россией. Честное расследование, на которое мы все как американцы имеем право рассчитывать, закончилось бы в тот же миг. И, согласно заявлению минюста, должно было закончиться. Цитирую: «Министерство не считает, что имелись легитимные основания для расследования и преследования назначенного советника по национальной безопасности за общение с иностранным послом и стремление ослабить геополитическую напряжённость перед инаугурацией следующего президента».

В этом вся суть. Майкл Флинн не совершал преступления, и они это знали. Почему они знали? Потому что ФБР уже прослушивало телефон Майкла Флинна. Что само по себе вызывает шок и возмущение, в свободной стране такое совершенно неприемлемо! Но по какой-то причине никто в Вашингтоне этого как будто бы не замечает или никому это не важно. Напрасно.

Поскольку ФБР уже в подробностях знало, что говорил по телефону Флинн, согласно  заявлению минюста, «не было никакого основания или необходимости изучать личные воспоминания господина Флинна о том, что было сказано». Они ведь знали. Другими словами, всё это было западнёй с самого начала.

Мы это точно знаем, это не наши домыслы. Потому что мы располагаем текстовыми сообщениями, которые Питер Стржок отправлял своей девушке, юристу из аппарата ФБР Лизе Пейдж. А если бы у нас не было этих сообщений? Чуть так и не вышло: сначала, как вы помните, ФБР заявляло, что они потеряны из-за какого-то «технического сбоя». Ещё чуть-чуть — и мы бы не выяснили, что в действительности произошло. Майкл Флинн чуть не отправился в тюрьму.

И это выводит нас на суть всего происшедшего, отсюда следует самый главный вопрос: как часто ФБР подставляет людей? Сколько ещё жизней они уничтожили, притом что общественность об этом даже не знает? Другими словами, это не про Майкла Флинна, а про вас. Об этом страшно думать.

Большинство людей в Вашингтоне, похоже, настроены об этом не думать. Они намерены искать этому оправдание. Одной из первых сегодняшнюю новость прокомментировала Ильхан Омар. «Привилегированность белых в действии!» — написала она в Twitter. Омар не объяснила, как вообще к делу Майка Флинна относится его цвет кожи, с которым он ничего не может поделать. Но всё равно она осудила это решение как расистское. Удивлены? Не стоит удивляться. Ильхан Омар, судя по всему, вышла замуж за собственного брата, чтобы обмануть иммиграционную систему, горячо ненавидит страну, которая её спасла, и сводит все мыслимые темы к самому порочному разжиганию расовой розни. Может ли в одном человеке быть столько омерзительного, сколько в Ильхан Омар? В это трудно поверить. Она как пародия на всё отталкивающее. Некоторые из нас сомневаются, что она вообще существует, должно быть, её придумал национальный комитет Республиканской партии! Этого, конечно, мы подтвердить не можем. Зато можем с уверенностью сказать, что национальный комитет Республиканской партии не придумывал новостное кабельное телевидение. А тамошние болванчики были почти так же разгневаны, как Ильхан Омар.

Такер Карлсон