March 25th, 2020

old hippy

Индексы биржи растут второй день подряд


Например, по Доу-Джонсу вчера был рост более 2 тысяч, сегодня к середине дня - более тысячи.
Мы смотрим телевизор и наблюдаем за этим только как зрители (цифры в правом нижнем углу экрана меняются, каждую секунду, но потихоньку растут), потому что мы еще позавчера все продали, все наши фонды, куда были вложены наши пенсионные деньги.
Т.е., деньги, которые откладывали в пенсионные фонды, пока мы работали, мы сами и наши фирмы, где мы работали.
Фонды состоят из различных пакетов акций. Зато мы не переживаем что все потеряем. Потому что уже потеряли, когда продали.
Правда, не все, что-то осталось.
А вот те, кто ничего не продали два дня назад, виртуально прибавили к своим деньгам на бирже большие суммы за эти два дня.
Единственное, что ещё надо добавить, этот рост не обусловлен вдруг возникшим потреблением продукции больших фирм.
Нефть, как была так и остается дешевой, не нужен бензин для машин, на улицах и хайвеях - пусто.
Не нужен керосин для самолётов, никто никуда не летит.
Не нужны и сами автомобили и самолеты, если не надо ездить и летать.
Рестораны продолжают закрываться. Все туристские фирмы тоже никому никуда не продают свои туры.
И т.д. и т.п.
Так что продажи реальных товаров и услуг по-прежнему в ауте.
Почему же растет индекс? Только по одной причине, 2 триллиона стимулирующего пакета.
Ну а то, что реально этих 2 триллионов нет, их просто напечатают и инфляция рванется вверх со скоростью "Фалконов" Маска, почему-то никого не волнует.
В общем, "плохо мне плохо" (у зайки вот тоже грипп, наверное от коронавируса):
old hippy

Для того, чтобы отвлечься от переживаний Зайки (и моих - тоже)

почитаем пятую часть американской истории в изложении Михаила:

https://blog.gerstein.us/archives/5926



Американская история, часть пятая


Дуайт Эйзенхауэр, как выяснилось лет через пятьдесят после его президентства, оказался великим президентом, даже несмотря на то, что его первый кабинет министров состоял из “восьми миллионеров и одного сантехника”. Обладатель очень важной в нынешних условиях катастрофической нехватки туалетной бумаги на фоне полного отсутствия газеты “Правда” профессии на самом деле сантехником не являлся и даже, возможно, никогда не держал в руках вантуз, потому что он был председателем профсоюза сантехников и в правительстве Эйзенхауэра стал министром труда. А уже упоминавшаяся традиционная в Вашингтоне ненависть между президентом Эйзенхауэром и вице-президентом Никсоном не помешала внуку Дуайта жениться на дочке Ричарда.

Во время президентства Дуайта взошла звезда Линдона Джонсона, который, просидев сначала шесть лет в Палате Представителей, продвинулся по карьерной лестнице и стал сенатором, обогнав своего оппонента, губернатора штата на выборах в Техасе на восемьдесят семь голосов. После шести дней кропотливого подсчета голосов откуда-то неожиданно нашлись двести два неучтенных бюллетеня для голосования, и по довольно удивительному стечению обстоятельств, двести голосов были отданы за Джонсона, и все бюллетени были заполнены одной и той же ручкой и были аккуратно сложены в алфавитном порядке.

Джонсон, потрясенный до глубины души таким подарком судьбы, тут же засучил рукава и растолкал всех на карьерной сенатской лестнице, уже через два года в нарушение всех сложных и запутанных табелей о рангах, став лидером сенатского большинства и серьезно задумался о президентстве.

В шестидесятом году Джонсон довольно обоснованно решил, что демократическая президентская номинация у него в кармане, но в его планы неожиданно вмешался Джон Кеннеди, которого Джонсон, как это принято в Вашингтоне, ненавидел всеми фибрами своей сенатской души, потому что молодой сенатор Кеннеди, постоянно пропуская заседания из-за серьезных проблем с позвоночником – болезни Аддисона, совершенно, по мнению Джонсона, ничего не понимал в законотворческой деятельности, да и вообще было непонятно, в чем у него душа держится, но в результате сложной внутрипартийной борьбы кандидатом в президенты был выбран Кеннеди.

В те годы афро-американское население голосовало преимущественно за республиканцев, потому что демократы, особенно южане, идеи свободы, равенства и братства еще освоили не до конца, и Кеннеди, внимательно изучив карту, понял, что ему для победы на выборах обязательно нужно выиграть какой-нибудь южный штат, и, недолго думая, решил предложить весьма популярному в его родном Техасе Линдону Джонсону пост вице-президента. Это, судя по всему, стало сюрпризом для брата Кеннеди Бобби. Кеннеди и Джонсон во время съезда демпартии находились на соседних этажах в гостинице, и Бобби решил взять на себя важную роль по внесению уточнений в решение Джона о вице-президенте и три раза бегал в номер к Джонсону, пытаясь объяснить Линдону, что Джон Кеннеди передумал назначать его вице-президентом, в результате чего Линдон стал ненавидеть его даже еще больше, чем Джона. Хождения по мукам закончились ничем, потому что Линдон, по слухам, горько заплакал, и вице-президентство у него так и не отобрали.

Кеннеди, в отличие от Эйзенхауэра, как тогда считалось, был очень хорошим президентом. Правда, как оказалось, за почти три года своего президентства он почти ничего не сделал, если не считать встречу с Хрущевым в Вене, к которой Кеннеди подготовился не очень хорошо и не проштудировал труды классиков марксизма-ленинизма, и Хрущев разделался с ним, как с желторотым цыпленком, в результате чего случился карибский кризис – и хотя неизвестно, пропала ли тогда в Америке туалетная бумага, но многим школьникам очень сильно повезло, потому что учителя перестали задавать им домашние задания, ссылаясь на то, что до конца света осталась всего пара дней. Каким-то чудом избежав Третьей Мировой Войны, Кеннеди вспомнил, что собирался принять закон о гражданских правах и даже довольно опрометчиво сказал, что “дайте мне ручку, и я подпишу его прямо сейчас”, в результате чего его Овальный Кабинет был завален пришедшими по почте ручками. Кеннеди этот закон так никогда и не подписал, несмотря на то, что “великий законотворец” Линдон Джонсон сидел и ждал, когда же о нем вспомнят, но ненависть, видимо, была взаимной, потому что Кеннеди о Джонсоне практически ни разу не вспомнил. Бобби Кеннеди в администрации Джона занял пост Генерального Прокурора, и почему-то никого это в те далекие времена особенно не смущало, хотя теперь все точно знают, что Генеральный Прокурор не должен быть Президенту “другом, товарищем и братом”.

Лечащие врачи Джона Кеннеди тем временем обнаружили, что с болезнью позвоночника можно было бороться с помощью уколов кортизона, который наконец-то поставили на промышленную основу, и Джон, всегда считавший, что он долго не протянет, наконец-то впервые в жизни почувствовал себя неплохо, но тут пуля Ли Харви Освальда, если не обращать внимания на конспирологию, помешала его окончательному выздоровлению.

Линдон Джонсон, к этому времени уже сильно заскучавший, потому что довольно быстро обнаружилось, что власти у вице-президента, даже несмотря на то, что по Конституции он мог председательствовать на заседаниях Сената, не было никакой, и все его бывшие сенатские товарищи, которых он по старинке пытался учить уму-разуму, от него отвернулись, сразу после убийства Кеннеди зачем-то позвонил Бобби Кеннеди с просьбой уточнить, как ему принимать президентскую присягу, но Бобби не растерялся и сквозь плохо скрываемую ненависть объяснил Джонсону, что весь процесс довольно подробно описан в Конституции. Став президентом, Линдон Джонсон выполнил многие предвыборные обещания Кеннеди, в том числе и закон о гражданских правах, и даже создал комиссию по расследованию убийства Джона Кеннеди под руководством Эрла Уоррена, подготовившую знаменитый “Warren report”, известный, в основном, тем, что его выводам никто не поверил, и Вуди Аллен в бытность свою standup-comedian шутил, что “I needed the money, I was writing and I needed to be free, creative. I was working on a non-fiction version of the Warren report”.

old hippy

Что сегодня


У сравнительно небольшой Италии уже в два раза больше умерших, чем у огромного полуторамиллиардного Китая.
Понятно, что завтра-послезавтра Италия превзойдет Китай и по числу инфицированных.
У нас смертей во много раз меньше чем в Италии и даже в Китае, но зато по числу новых инфицированных мы Италию опережаем и приближаемся к ней по общему числу инфицированных.
Вот такая нешуточная борьба разгорелась в первых строчках турнирной таблицы.


Ну и в нашей стране. Цифры по Нью-Йорку это воплощенный в жизнь роман Яны Вагнер. Остальные довольно существенно отстали.
Включая самый большой и самый прогрессивный наш штат, Социалистическую Республику Калифорнию.
Наш маленький штат вновь отыграл два места в турнирной таблице и поднялся с 11-го на 9-е место.
Но число умерших за два дня не изменилось. По-прежнему, 11 человек.
old hippy

Извините, что на надоевшую тему, но это мой любимый Козловский

И публикуется он в моём, не менее любимом "Кстати":
https://kstati.net/virus-brodit-po-amerike/

Вирус бродит по Америке

Я не смелее других людей и поэтому на прошлой неделе впервые за долгое время приехал в город не на электричке, а на машине, что вдвое дороже. Чтение десятков статей укрепило меня во мнении, что я имею честь принадлежать к главной группе риска: нынешний коронавирус, судя по всему, не грозит детям до 9 лет, сравнительно мало грозит людям до 50, но вот дальше им лучше не заражаться.



Я прочел, что средний возраст умерших от него в Китае и США составляет 80 лет, а вообще главная группа риска (этот термин впервые вошел в публичный обиход в начале 80-х, когда на наших геев обрушился СПИД и в районе Кристофер-стрит стали быстро освобождаться квартиры) начинается с 70 лет и усугубляется наличием диабета, гипертонии и сердечных болезней. Почти все умершие от коронавируса в Сиэтле жили в одном и том же доме для престарелых.

Согласно исследованию 72 тысяч случаев заболевания в Китае, у 81% пациентов недуг проходил в легкой форме, у 14% – в тяжелой, а у 5% – в критической. Умерло 2,3% заболевших. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) сообщила, что смертность от вируса в Китае достигает даже 3,8%, и усугубила этим панику, но признала, что показатель неуклонно снижается.

На самом деле все показатели, видимо, завышают уровень смертности по той причине, что у многих людей болезнь протекает в такой легкой форме, что они ее просто не замечают и не включаются в общее число заболевших, которое поэтому занижено. Это, в свою очередь, завышает процент летальных исходов.

Эпицентром эпидемии явилась китайская провинция Хубей, где заболел примерно один человек из тысячи. На той неделе там было 65914 заболевших. На первый взгляд, это неимоверно много, но население провинции превышает 59 миллионов человек! Хубей несколько меньше, чем Небраска, но плотность населения (то есть скученность) в провинции в 30 раз больше, чем в этом американском штате. Понятно, что в Китае заболело столько народу. Но и там больные составляли всего лишь 0,11% населения.

Для сравнения приведу статистику насчет самой последней пандемии гриппа, которого назвали свиным (начало 2009 – конец 2010 года). Между апрелем 2009 и апрелем 2010 года в одной Америке было зарегистрировано почти 70 миллионов заболевших этим гриппом. 274304 больных были госпитализированы. 12469 умерли.

В масштабах всей планеты, видимо, тогда заболело от 700 миллионов до 1,4 миллиарда людей, из которых умерло от 150 тысяч до 575 тысяч. Десять лет спустя о свином гриппе остались лишь смутные воспоминания, замечает Росс Померой в статье «Пять причин, по которым вам не нужно паниковать из-за коронавируса СOVID-19», напечатанной на незаменимом сайте RealClearPolitics.

«Будем надеяться, – заключает автор, – что то же самое произойдет и с COVID-19».

Нынешний вирус пока убил в Америке неизмеримо меньше людей, чем заурядный ежегодный грипп, и, скорее всего, убьет здесь гораздо меньше, чем, скажем, в Италии, где, как я читал, хорошее медобслуживание есть лишь в Риме, а чем дальше от него, тем оно хуже. Про Иран я умолчу. И про Китай, где вирус, как считают, выполз из колхозного рынка в Ухани, на котором торгуют под прилавком зараженными им муравьедами, подхватившими его от летучих мышей. Или что-то вроде того.

Хотя коронавирус, судя по всему, ненамного опаснее обыкновенного гриппа и тем более птичьего, свиного и прочих экзотических его разновидностей, он быстро превратился в булыжник нашего Сопротивления, заменив Раша– и Украингейт.

Рам Эмануэл. This United States Congress image is in the public domain.

Неделю назад я видел выступление Рама Эмануэла, бывшего клинтоновского клеврета и потом чикагского мэра, который мечтал вслух на одном из левацких кабельных каналов об отмене из-за вируса трамповских митингов, собиравших до этого многотысячные толпы.

Эмануэл здраво отметил, что эти мероприятия мобилизуют легионы трампистов и заряжают Трампа своей энергией, поэтому отмена митингов в разгар предвыборной кампании сыграет против президента. В твиттере мелькают призывы к тому, чтобы зараженные коронавирусом антитрамписты напяливали на себя красные трамповские шапочки и смешивались на этих митингах с толпой, чтобы ее инфицировать.

По Эм-эс-эн-би-си плотоядно отметили, что в графике Трампа не запланировано ни одного митинга, хотя раньше он приурочивал их к каждым демократическим праймериз. «Ага!» – встрепенулось Сопротивление и возликовало. Вирус все активнее работает на него.

По ящику давно уже говорят о вирусе круглые сутки в надежде, что это обрушит котировки и вызовет экономический спад, который сорвет переизбрание ненавистного президента. Спад не спад, но котировки таки обвалились, и я обнаружил, что уже потерял на этом несколько тысяч долларов.

Экономическая активность снижается на глазах. Отчасти в этом повинен и я. Не купив билет на электричку, я нанес урон нью-йоркскому транспортному управлению МТА. А я наверняка был не единственным, кто пересел на машину и обделил этим транспортников.

Покинув лес и въехав в город, я заметил, что он несколько обезлюдел, а на стоянке для прессы сиротливо стояла всего одна машина. Манхэттен все больше выглядит по-августовски, когда город пустеет и ты начинаешь понимать, что в обычное время в нем слишком много народа.

Нет худа без добра, и падение котировок сделало акции более доступными. Нефть подешевела, и самый пролетарский бензин упал в Нью-Йорке в цене уже до 2,29, а в Нью-Джерси за него, небось, уже доплачивают.

Люди все меньше ходят на сеансы, матчи и оргии, и кончится тем, что безработица, сократившаяся при Трампе ниже плинтуса (моему приятелю, водящему автопогрузчик, платили по 250 долларов за каждого приведенного им нового работника, если тот продержится месяц), снова пошла вверх, подрывая главный довод в пользу переизбрания президента на второй срок. Поэтому СМИ продолжат сеять панику еще очень долго.

Что делать? Не слушать их, но чаще мыть руки и пытаться не трогать собственное лицо. Трамп говорит, что не притрагивался к своему уже несколько недель и даже соскучился. Шутка.

Трамп ввел в США режим чрезвычайной ситуации и задействовал принятый в 1988 году закон Стэффорда, который дает правительству право немедленно расходовать средства из специального фонда, содержащего более 42 миллиардов долларов и предназначенного для экстренной помощи властям штатов, графств и городов страны в случае стихийных бедствий. Если пандемия нового коронавируса потребует дополнительных затрат, средства должен будет ассигновать конгресс.

Введение ЧС уполномочивает штаты ходатайствовать о том, чтобы федеральное правительство взяло на себя 75% понесенных ими расходов на борьбу с пандемией, в том числе оплату персонала, анализов, медицинских принадлежностей, вакцинацию и охрану медучреждений.

По словам Исследовательской службы Конгресса США, ЧС предоставляет президенту в общей сложности 136 чрезвычайных полномочий, включающих изъятие частной собственности, установление госконтроля над средствами производства, связью и транспортом, отправку вооруженных сил за границу, введение чрезвычайного положения и т. п. Пока Трамп не изъявил намерения воспользоваться наиболее диктаторскими из них.

Манхэттен заметно обезлюдел. Таким его видишь лишь в августе, когда город покидает около миллиона обывателей – и ты начинаешь понимать, что именно на такую величину он перенаселен. Толпы собираются в основном в супермаркетах, где бешено раскупают туалетную бумагу и питьевую воду в бутылках.

Генезис внезапной страсти к обеим неочевиден, поскольку дефицита на них не наблюдалось. У наших эмигрантов бытует теория, что первую делают в основном в Китае и рано или поздно она кончится, а альтернатив ей современные американцы не знают. Но воду точно не везут из Поднебесной, а гонят по трубам из водохранилищ на севере от города, и дикий спрос на нее неясен.

Разбирают также консервы и долгоиграющее молоко, которого мне в универсаме Stop & Shop уже не досталось. Бывшая ленинградка Вера Гальперина обошла в пятницу свой дорогой район на манхэттенском Вест-Сайде, не нашла в магазинах макарон и мыла и говорит, что вид пустых полок напомнил ей первые годы перестройки в совке. Давка и свары в магазинах являли, по ее словам, сюрреалистическую картину и приводили на память «Мастера и Маргариту».

Ей попалось несколько пустых ресторанов, которые отпускали блюда лишь навынос, а за столики не сажали за отсутствием официантов. Рядом пустовали салоны красоты. На этой неделе навынос стал работать весь оставшийся нью-йоркский общепит.

В легендарном «Русском самоваре» на днях состоялся корпоратив. Как рассказывает менеджер ресторана Влада фон Шац, она выставила пиво трех сортов. «Два выпили, а «Короны» ни одной бутылки не тронули!» – смеется она.

Ресторан тоже отпускает обеды лишь навынос. Вечерами в «Самовар» еще заглядывают туристы, которых встретили в Нью-Йорке закрытые театральные подъезды, но и они скоро разъедутся.

Повышенным спросом пользуется рис, как будто весь город пересел на плов. Другая бывшая ленинградка, Наташа Гилл, торгующая на Манхэттене антикварными лампами, зашла в пятницу за рисом в элитный продмаг Fairway, где ее поразил не столько размер очередей, начинавшихся в соседнем квартале, сколько то, что люди стояли в них впритык друг к другу, хотя власти пропагандируют социальное дистанцирование, в данном случае на расстоянии двух метров от соседа.

Сознательная Гилл, которая смотрит на вирус очень серьезно и убеждена, что через пару недель «у нас будет, как в Италии», позвонила в дирекцию магазина и рекомендовала ей последовать передовому итальянскому опыту, то есть разметить на полу цветной лентой квадратики для каждого покупателя, чтобы не стояли вплотную. Ей ответили, что примут совет к сведению.

В огромном магазине Costco вас встречает в дверях служащая, которая быстро протирает дезинфицирующей салфеткой поручень вашей коляски. Другая служащая взахлеб описывала мне гигантские утренние толпы и недоумевала, «зачем им столько всего?».

«Потом вернутся сдавать», – предсказала она.

В магазинах поразительно мало людей в копеечных марлевых масках. Их давно раскупили, и к тому же медики утверждают, что они бесполезны. Полезны более дорогие маски модели №95, которых тем более не сыскать и в которых вы похожи на Ганнибала Лектора из «Молчания ягнят». Гилл, впрочем, приобрела по блату за 50 долларов коробку с 20 штуками и теперь не выходит без №95 из дому. Другие воруют эти маски в больницах.

В 17 часов в пятницу в Нью-Йорке вступили в силу меры по «сокращению скученности», прежде всего запрет на сборища числом более 500 человек. Бродвейские театры были закрыты уже в четверг вечером.

Владимир КОЗЛОВСКИЙ

old hippy

Это интересно только жителям Массачусетса


Здесь сведения по графствам. Каждый из тех, кто живет в нашем штате, знает к какому графству принадлежит его город или район.
Ну и сбоку указывается число новых инфицированных и, к сожалению, число новых умерших за последние сутки.
Состояние на 4 p.m.