February 29th, 2020

old hippy

День Девятый. Девочка из Калифорнии

Сейчас, когда я пишу эти строки, идет четырнадцатый день нашего путешествия, которое по расстоянию которое мы уже преодолели, вполне сравнимо с плаваньями известных мореплавателей, в честь которых названы проливы, где мы плыли. Не считая киломентры нашего полета в Сант-Яго, который находится примерно в середине Южной Америки. Мы вышли из порта Сан-Антонио, рядом с Сант-Яго. Покидали мы район столицы Чили в жаркие дни. Дошли до тех широт, близким к антарктическим, где, несмотря на летнее время, погода была такой, что больше напоминала позднюю осень, а на палубу выходить было чревато, из-за ураганного ветра. Но мы прошли самую южную точку Американского континента, мыс Горн и повернули на Север, возвращаясь в лето. На девятый день, когда уже позади осталось свыше 4 тысяч пройденых километов, мы добрались до Фолклендских островов.
И там как раз я записал видео, которое вы увидите в этой записи. Вот почему, я назвал эту запись "Днём Девятым". Но наше судно мы уже покинули и перед последним броском в Бразилию, мы проводим одну ночь в Буэнос-Айресе. Но, т.к. в отеле есть доступ в Сеть и есть команата с компьютерами для постояльцев, я именно вечером четырнадцатого дня, решил поставить эту запись про событие дня девятого.
Потому что она не имеет непосредственного отношения к рассказу о нашем путешествии. Все записи о нашем путешествии я буду ставить последовательно, ничего не пропуская.
Пока же я хочу рассказать о другом. В Порту-Стенли, на Фолклендах я решил записать на видео разговор с Лией, удивительной девочкой, которая путешествовала со своими бабушкой и дедушкой. Сначала меня удивил сам факт путешествия четырнадцатилетней американской школьницы с её русскоязычными бабушкой и дедушкой. Бабушка, её зовут Любой и она для меня просто еще молодая женщина, потому что она на несколько лет младше меня, рассказывала о своей внучке действительно удивительные вещи. Девочка, которая родилась и выросла в Америке, свободно говорит по-русски, свободно читает по-русски, и, наконец, это самое удивительное, вполне разделяет реакционные взгляды Любы, т.е. она оказывается не прогрессивная, не мечтает о приходе к власти Демократической Партии, не протестует против фашиста, антисемита и реакционера Трампа, а полностью поддерживает нашего президента, поддерживает вполне сознательно, а не потому что его поддерживает Люба. Т.е. сама девочка так мыслит.
А потом Люба рассказала о звонке двенадцатилетней Лии в эфир, в передачу, которую вёл Раш Лимбо и тут я понял, что я уже слышал об её внучке. Об этом уникальном звонке рассказывал ведуший нашей бостонской реакционной радиостанции, которую я слушаю, Джефф Кунар.
И вот, когда мы ждали катер, который нас вернет обратно на наш круизный гигант, я решил записать это видео, поговорив с самой Лией.
Дальше вы услышите мои вопросы и её ответы:

Но всё-таки я хочу вам напомнить, что она родилась и выросла в Америке. Все ее ровесники говорят на английском языке, учителя в школе - тоже.
И английский, а не русский, её родной язык. Обычно такие подростки знают несколько коряво построенных фраз, которые они используют для общения с русскоязычными дедушками и бабушками. С папой и мамой они общаются на английском, даже если родители к ним обращаются на русском. Они обычные бытовые фразы понимают, но им легче отвечать на английском. Ни о каких абстрактных темах в общении с ними не может быть и речи. Они не поймут почти ничего в разговоре на абстрактные темы. Исключения - крайне редкие.
И такое редкое исключение - Лия, я с ней говорил на темы абстрактные и она меня понимала и вполне уверенно отвечала.
Разумеется, иногда она немножко путает слова, например, вы услышите, что она имела в виду "долг", но ипользовала слово "должность".
Но в целом, она говорила со мной на вполне правильном русском языке. Вот такая чудо-девочка.