January 20th, 2020

old hippy

И снова, кстати о музыке. (Ну период у меня такой. Музыкальный.)

https://isroe.co.il/kto-sidit-u-samovara/
Так кто же все-таки сидит у самовара?


Русский шлягер времен нэпа «У самовара я и моя Маша» сочинила еврейка из Варшавы Фанни Квятковская.


Композитор и поэт Фаина Марковна Квятковская (урождённая Фейга Иоффе) родилась в Ялте 23 декабря 1914 года. Ее отчим — уроженец Польши, куда он впоследствии и перевез свою семью. Так Фаина стала Фанни. Свои музыкальные произведения она подписывала «Фанни Гордон».

Collapse )
old hippy

"В рабочий полдень"

Моё увлечение музыкальными темами объясняется тем, что в импичменте сейчас обеденный перерыв, который в советские времена сопровождался музыкальной передачей "В рабочий полдень".
Правда, законодатели обедают уже несколько дней, но завтра обеденный перерыв заканчивается и они возвращаются к работе над импичментом уже в Сенате.
Предисловие к завтрашним слушаньям уже написал Михаил и я с удовольствием вас знакомлю с оным:


https://fitzroymag.com/blog/velikolepnaja-semjorka/

Великолепная Семёрка
(Торжественная папка, грубая МакСалли и храбрый Парнас)


Hапоминаю как Великолепная Семёрка торжественно несла папочку. (Чтобы полностью ощутить торжественность момента, не забудьте включить звук в правом нижнем углу экрана.)

Две статьи импичмента наконец-то отправились из Палаты Представителей в Сенат. Событие это было обставлено со всей подобающей торжественностью, переходящей в песни и пляски, потому что Нэнси Пелоси, так и не уговорив лидера сенатского большинства Митча МакКонелла играть по её правилам, принесла серебряное блюдечко с голубой каёмочкой, на котором были аккуратно разложены красивые подарочные памятные ручки, и принарядилась сама, забыв, что, по её же собственным словам, импичмент — это скорбный момент в американской истории, в котором совершенно нет места радости, песням и пляскам.
После недолгих дебатов в среду Нэнси из своих рядов назначила семь “прокуроров”, на которых была возложена почётная обязанность представлять обвинение на слушаниях в Сенате. Возглавил эту Великолепную Семёрку, разумеется, протекающий во все стороны председатель разведкомиссии Адам Шифф, а вторым человеком у него стал председатель судебной комиссии Джерри Надлер. Вся Семёрка торжественно выстроилась, взяла папочку с текстом статей импичмента и нестройным шагом, с торжественно-озабоченными лицами, понесла её из Палаты Представителей в Сенат.


Народ не смог пройти мимо запечатлевшего это событие видео, прозвал эту блуждающую труппу “Марш Импичмента” и приложил к нему свою творческую руку.
В четверг в два часа дня в Сенат пришёл главный Верховный Судья Джон Робертс, который будет председательствовать на сенатских слушаниях по импичменту, и спросил у сенаторов, обещают ли они быть абсолютно беспристрастными. Все 100 сенаторов дружным хором сказали “I do”, после чего отправились по домам до вторника, потому что в пятницу конгрессмены предпочитают не работать, а в четверг стремятся уйти домой в районе двух часов. Поскольку в понедельник — праздник, день рождения Мартина Лютера Кинга, то только во вторник балаган перенесётся, наконец, в Сенат, и вся страна, затаив дыхание, будет шесть дней в неделю следить за развитием событий. Сенаторам не так повезло, как членам Палаты Представителей, потому что они, отработав в поте лица около двух недель после Рождественских каникул, отправились в очередной мало заслуженный отпуск на целую неделю.

Уже нашлись две главные жертвы импичмента — ими стали два друга-коммуниста Элизабет Уоррен и Берни Сандерс, лидирующие сейчас вместе с Джо Байденом в гонке за номинацию от Демократической партии и насмерть разругавшиеся друг с другом во вторник на прошедших практически не замеченными дебатах. Им (вместе с ещё не выбывшими из борьбы сенаторшей из Миннесоты Эми Клобучар и сенатором из Колорадо Майклом Беннетом) придётся сидеть на этих слушаниях. В начале февраля в штатах Айова и Нью-Гемпшир состоятся первые праймериз, а в марте будет так называемый “Super Tuesday”, когда чуть ли не 20 штатов будут голосовать, и когда может фактически определиться судьба номинации. Некоторые конспирологи даже считают, что Нэнси ещё не совсем выжила из ума, а ведёт тонкую политическую игру, потому что хочет не допустить строительство социализма в одной отдельно взятой стране.



Нэнси, не поверив, видимо, в собственную политическую прозорливость, и забыв из-за неоднократно за ней замеченного старческого маразма, что Трампа пытаются обвинить в попытке давления на Украину с целью расследования его политического противника Джо Байдена, на полном ходу свернула с Украинской Саги на рельсы Саги Русской, и стала объяснять, что импичмент — это борьба против вмешательства России в американские выборы 2020 года. Заявив во всеуслышание, что “все дороги ведут в Россию, все дороги ведут к Путину”, Нэнси на всякий случай намекнула, что Митч МакКонелл тоже, видимо, русский агент, потому что он не уступил её требованиям и не хочет вызывать дополнительных свидетелей.
Палата Представителей, проголосовав за передачу статей импичмента в Сенат, попыталась оставить себе место для манёвра и внесла в этот документ пункт, согласно которому, если вдруг, во время сенатских слушаний, появятся дополнительные, не вошедшие в дело материалы, то их можно будет приобщить к делу. Тут же был рождён термин “каванизация импичмента”, с намёком на “внезапно выплывшие” обвинения сорокалетней давности с сексуальным уклоном во время обсуждения в Сенате кандидата на пост Верховного Судьи Брета Кавано, о чём, кстати, год назад очень подробно писал главный редактор Фицроя в цикле статей “Бритва Кавано” (часть 1, 2, 3 и 4).

Лев Парнас против Трампа

Намёк на то, что нам предстоит увидеть во время сенатских слушаний (если только они не закончатся через пять минут после начала, потому что ничто не мешает Сенату проголосовать за мгновенное прекращение дела из-за отсутствия состава преступления), уже довольно громко прозвучал на этой неделе, когда Палата Представителей опубликовала “переписку Энгельса с этим, как его, Каутским”. То есть избранные места из переписки некоего Льва Парнаса, американского бизнесмена родом с Украины, помогавшего Руди Джулиани наладить контакты с украинскими высокопоставленными лицами и недавно обвинённого в незаконном финансировании избирательной кампании какого-то конгрессмена, а потому изо всех сил пытающегося заслужить условно-досрочное прощение второй Родины.


Самым трогательным из опубликованного были записки от руки на бумажках с надписью “The Ritz-Carlton, Vienna”. Когда точно они были написаны, установить можно с точностью, как мы знаем по методам, используемым для определения возраста динозавров, приблизительно в плюс-минус пару миллионов лет, поэтому фантазия Льва Парнаса при их написании разыгралась не на шутку. Обрадованные СМИ, забыв, что Лев ожидает решения самого справедливого суда в мире, стали интервьюировать его практически по всем телеканалам сразу, но в итоге у Льва наступило головокружение от успехов, и он даже заявил, что с Трампом на дружеской ноге и Дональд ему время от времени звонит и спрашивает как дела. Но потом, когда Трамп сказал, что он никакого Парнаса знать не знает, как-то сник и сказал, что с Трампом, собственно, он ни разу не разговаривал.

Трамп приостановил помощь Украине, нарушив закон

Чтобы не кормить зрителей одним только украинским жуликом-бизнесменом, поплатившимся за попытку пролоббировать разрешение на выращивание марихуаны во Флориде, СМИ переключились на GAO (Government Accountability Office), сообщивший, что администрация Трампа нарушила закон, задержав финансовую помощь Украине, утверждённую Конгрессом, из-за политических разногласий.
Все тут же закричали, что не зря Трампу объявили импичмент, потому что даже GAO всё подтвердил, но тут внезапно выяснилось, что мнение GAO — это, в принципе, пустой звук, потому что администрация Обамы, по мнению этой трёхбуквенной организации, нарушала закон 44 раза, а младший Буш и Клинтон — примерно по 30 раз, и никого это особенно не волновало, не говоря уж о том, что во времена Обамы те же СМИ эту GAO, когда она осмеливалась покритиковать “великого и ужасного”, поднимали на смех.


К тому же, как отметили некоторые аналитики, закон, который “нарушил” Трамп, довольно сомнителен, и с положенной в его основу идеей, что если Конгресс выделил на что-то средства, то они должны быть обязательно потрачены, боролись все, кому не лень, начиная с Джефферсона и Линкольна и заканчивая Рузвельтом, Кеннеди, Джонсоном, Бушами, Клинтоном и Обамой, считавшими, что у Президента должна быть возможность противостоять Конгрессу в отношении бесполезной траты народных денег. Эта возможность, как выяснилось, есть у губернаторов штатов и даже у мэра Вашингтона, но отсутствует у Президента.

Принципиальная Марта МакСалли: сенатор и бывший лётчик

Тем временем репортёр из CNN Ману Ражу (Manu Raju) пробрался в сенатские коридоры и, наткнувшись на сенаторшу-республиканку из Аризоны Марту МакСалли (Martha McSally), назначенную в Сенат вместо безвременно покинувшего нас лидера невертрампов Джона Маккейна, решил поинтересоваться, как она относится к “новой информации”, намекая то ли на GAO, то ли на Парнаса, и должна ли она быть включена в сенатские слушания.



Марта оказалась немного принципиальнее своего предшественника и, пробегая мимо Ману, не совсем ласково сказала, что “Я с тобой, liberal hack, (либеральный журналюга) говорить не собираюсь”.

(Михаил не перевел слово hack в своём тексте, но в современном американском сленге, это значит то же, что на русском - журналюга, отсюда мой перевод, которого нет у Михаила.
Вот объяснение значения этого сленгового слова по-английски: A mediocre writer is called a hack. Т.е. дословно, это не совсем журналюга, это писака. Но в случае журналиста, я думаю мой перевод верен.)

У CNN случилась истерика, оно тут же выпустило заявление, в котором гневно осудило слова Марты, после чего весь свой вечерний эфир посвятило обсуждению этого ужасного инцидента. Марта, послушав, как CNN и дружественная ему MSNBC пытались доказать, что Ману — не liberal hack, а почти нормальный журналист, усмехнулась и сказала, что она — бывший военный лётчик, поэтому может себе позволить сказать человеку с микрофоном всё, что она о нём думает.
Михаил Герштейн
old hippy

Это ведь не для них, как они смели? (UPDATE)

Сегодня День Рождения Мартина Лютера Кинга, большой праздник всей прогрессивной общественности.
Во всех государственных учреждениях это еще и выходной, а я сдуру поперся в супермаркет, думая, что народ в поле и я что-нибудь прикуплю без проблем.
Ни фига подобного, еле припарковал машину и потом минут 10 стоял в очереди в кассу, такое бывает только в выходные.
Но прогрессивной общественности в связи с Днем Мартина Лютера Кинга позволено именно в этот день ходить к Капитолию Штата Вирджиния и прямо на ступеньках Капитолия говорит свое "фэ" капиталистам и реакционерам у власти.
Причем делать это без согласования с властью, которую будут ругать. Но только в этот день можно без согласования.
Я не знаю, есть ли подобный закон в других штатах, я рассказываю о Вирджинии.

Так вот, этот закон Штата предназначался совсем даже не для реакционеров, а коварно воспользовались им сегодня реакционеры.
Да как они смели, ведь не для них этот закон писан!
22 тысячи реакционеров не только из Вирджинии, но и со всей Америки в Ричмонде, который, как вы помните был последней столицей Конфедерации , пришли к Капитолию Штата чтобы... защищать реакционную Вторую Поправку, т.е. право на оружие у граждан.
Сегодня прогрессивная общественность сражается за отмену этой реакционной поправки, потому что наличие данной поправки мешает правильному правительству (которое, как надеются демократы, вскоре заменит трамповских фашистов) вести американский народ к светлому будущему, т.е. к социализму. Несознательные не захотят идти в правильном направлении, да еще своё нехотение будут подкреплять наличием стволов.
Реакционеры, которые решили сегодня идти к Капитолию Штата Вирджиния, не скрывали своих намерений, поэтому прогрессивный губернатор Штата объявил State of Emergensy, т.е. "Чрезвычайное Положение" и пугал народ тем, что реакционеры все будут бить и крушить, как это обычно делают антифа и борцы из BLM.
Увы, белые супрематисты, среди которых почему-то были и черные, наверное они выкрасили свои белые лица специально в черный цвет, а губы увеличили при помощи ботокса, которых оказалось довольно много, вели себя мирно ничего не крушили, не разбили ни одной магазинной витрины и мирно беседовали с полицейскими, которых выстроили их усмирять. Усмирять было некого.
На тьюбике пока только репортажи сугубо прогрессивных каналов, CBS и CNN.
Вот это репортаж CNN


Журналистка рассказывает довольно объективно, что людей было много, несмотря на холодную погоду. Что они были недовольны губернатором, который заранее обвинял их в насилии.
Что весли себя демонстранты очень мирно. Короче, похоже она говорила с улицы явно не то, что ожидал от неё услышать ведущий в студии. Морда лица у него была недовольная.

UPDATE:

В связи с оружием в руках демонстрантов будет уместным вспомнить песню, которая называется "К оружию"

Эта песня написана в 1861-м году. Точнее она называется
К оружию, Дикси!
Эта песня - Марсельеза конфедератов.
Ее написал Альберт Пайк, легендарный генерал армии Конфедератов.
Пайк родился в Бостоне и провел детство и юность в Массачусетсе. Несмотря на то, что наш штат был центром аболиционистов, врагов Конфедерации.


Песня эта начинается на 7-й минуте, передвиньте бар сразу туда. Она исполняется в честь 150-тилетия главного сражения Гражданской Войны, битвы при Геттисбурге. Эту битву конфедераты проиграли.


To arms, in Dixie

Southern men the thunders mutter!
Northern flags in South winds flutter!
To arms! To arms! To arms, in Dixie!
Send them back your fierce defiance!
Stamp upon the cursed alliance!
To arms! To arms! To arms, in Dixie

Advance the flag of Dixie!
Hurrah! Hurrah!
For Dixie’s land we take our stand,
And live or die for Dixie!
To arms! To arms!
And conquer peace for Dixie!
To arms! To arms!
And conquer peace for Dixie!

Пойдем под флагом Дикси.
Нам отступать нельзя
Жизнь отдадим за Дикси,
К оружию, Друзья!
old hippy

Они еще и мусор собирали

Эти гады-реакционеры не дали ни единой зацепки прогрессивным СМИ, они после себя ни одной бумажки не оставили. Ну как такое можно вынести!
Не о чем писать.