July 12th, 2019

old hippy

Всё тот же День Первый, всё тот же Цюрих

Я сегодня возвращаюсь с поля. Страда до сентября, когда созреют персики, закончена.
Вчера мы сварили весь крыжовник. Получилось 10 банок. До этого мы его собирали и обрезали черенки.
На сборе мои пальцы были исколоты колючками и я потерял немало крови, но я кровавыми пальцами продолжал рвать и рвать. Так что сбор этот был поступком геройским. А потом уже от звонка до звонка мы отрывали черенки от каждой ягодки.
Вернее, отрывал я, работая ещё не зажившими после колючек пальцами, а Аннушка отрезала их маленькими ножницами.
У меня ножницами не получалось, только пальцами и ногтями.
Мне варенье на сахаре есть нельзя, Аннушка его не съест сама даже за два года, так что варенье это для нас оказывается чем-то вроде "искусства ради искусства". До этого были 4 банки вишневого варенья и две банки смородины.
Всего 16 инсталяций на домашнюю выставку современного сладкого искусства.
Ладно, не будем о грустном. Варенье уже в банках, мы это сделали, преодолев все трудности.
Вернемся в Цюриц.
В связи с тем, что Игорь в своих комментариях был обеспокоен отсутствием в наших впечатлениях вождя русской революции, я решил дальнейший отчет о Цюрихе дать не в хронологическом порядке, а сразу же взять революционного быка за революционные рога. Чтобы Игорь не думал, что я не уважаю фюрера русской революции. Как же его не уважать, самую большую империю на Земле поставил с ног на голову. Титан!
Оказывается Ленин жил прямо рядом с еврейским кварталом на улице Шпигельгассе 14. Мы с Лидией прямо от места где была синагога, завернули на эту самую Шпигельгассе и прошли по ней вверх шагов 30. А потом и я и все наши сокамерники обрадовались увидев знакомую фамилию на мемориальной доске. Дошли таки до Ленина.


Вид из окна ленинской квартиры на крошечный скверик был довольно симпатичным, но я не успел порадоваться за Владимира Ильича с Надеждой Константиновной, Лидия нас сразу разочаровала по поводу реального вида из этих окон. Оказывается, именно там была самая узкая часть Шпигельглассе, прямо напротив окна стоял примерно в полутора метрах другой дом, который полностью закрывал супругам свет и у них всегда было ощущение, что они находятся в тёмной каменной норе.

Но к нашему появлению у дома вождя ужасное строение, которое им заслоняло солнце, снесли и на его месте и разбили этот симпатичный скверик. Наверное швейцарцам стало наконец стыдно за то, что они держали вождя мировой революции в темной каменной норе, вот они и подсуетились.
Ну а сами супруги Крупские, чтобы не сидеть в темноте, в этой квартире только ночевали, при малейшей возможности они шли куда глаза глядят, в лес, в горы, в кабаре. Про кабаре под названием "Вольтер" уточню ниже.
При свете лучины Ленин по ночам писал письма Инессе Арманд и революционные книги. Впрочем, может быть до Швейцарии тогда уже дошел прогресс и писал он всё это при свете керосиновой лампы. Помимо того, что вы слышите прямо в кадре, там Лидия рассказывает, и того, что я домысливаю, дам несколько выдержек из одного источника, швейцарской газеты на русском языке, которая называется - "Наша Газета".
https://nashagazeta.ch/
Я нашел в ней сразу выводок статьей, рассказывалось о Ленине в Швейцарии.

Например очень мне понравилась статья о дружбе Ленина с дадаистами.
Цитирую:

Здесь жил Ленин.
Все началось с невинного на первый взгляд совпадения. Владимир Ильич и Надежда Константиновна прибыли в Цюрих в начале 1916 года. С деньгами было туго, поэтому пришлось снять очень скромную комнату по адресу Шпигельгассе 14 в квартире сапожника Каммерера.
Другие комнаты на жилплощади сапожника занимали многодетная немецкая семья, актерская чета австрийцев, одинокий итальянец, ну и собственно семейство Каммереров. Можно себе представить шум и толкотню, царившие в этом коммунальном интернационале! Не удивительно, что Ленин предпочитал проводить время вне дома.
Днем работал в библиотеке и читал лекции рабочим в Народном Доме, а вечера коротал в ближайшем кабачке в сотне метров вниз по переулку, в доме №1. Заведение называлось "Кабаре Вольтер", там были дешевые еда и пиво, и устраивались любопытные представления. Молодые люди, выходцы из Германии, Румынии, Франции и России выходили на сцену в шутовских нарядах, кидали в публику клочки ваты, читали стихи на абракадабрском языке, например, такие:

Гаджи бери бимба
Е гласса туффм и зимбра
(Х. Балл)

Публика временами порывалась артистов побить, иногда ей даже это удавалось. В общем, было весело. В перерывах между стишками зачитывались манифесты. Первый появился 14 июля 1916, это и считается официальной датой рождения "дадаизма". Из манифеста следовало, что старое искусство отравлено ипритом и съедено вшами в окопах Первой мировой, ему на смену пришло анти-искусство, отрицающее красоту, смысл и мораль.
Манифесты были излюбленной художественной формой дадаистов, они написали их не меньше, чем стихов и картин.

Ленин, как известно, искусством никогда особо не интересовался, однако в манифестах толк знал, этот язык был ему близок и понятен. Произошла удивительная вещь: Ильич с дадаистами почти сдружился. Есть свидетельства, что он играл на балалайке на их вечерах, сохранилось стихотворение, написанное его рукой, а с самым бойким из дадаистов, Тристаном Тцарой, он даже играл в шахматы. Тцаре было тогда 20 лет, а Ильичу 46. Игра в шахматы настраивает на доверительный лад, располагает к беседе. Интересно, о чем они могли разговаривать?


По поводу писаний писем Инессе Арманд и самой революционной любви Вовы и Инны там тоже очень интересная статья.
Но она настолько интересная, что я поставлю её отдельной записью.
old hippy

Обещанный рассказ о революционной любви.

«Инесса и Владимир»|"Inès et Vladimir"
Автор: Людмила Клот, Лозанна


«Впервые Инесса Арманд приехала на Водуазскую Ривьеру в 1899 году, чтобы заняться лечением своего старшего сына. Четыре года спустя здесь появился на свет Андрей, ее пятый ребенок, и Инесса прожила здесь, на холмах Монтре, почти целый год вместе с двумя старшими детьми, Сашей и Федором, и двумя дочерьми, Инной и Варварой. Поэтому она уже знала, где лучше остановиться: на высотах Монтре, перед альпийской панорамой и сложенной скатертью Женевского озера.


Набержная Божи-сюр-Кларан

В Божи-сюр-Кларан она сняла комнатку в пансионе «Венсан», недалеко от русской библиотеки Николая Рубакина, куда ходила ежедневно, чтобы читать, писать и играть на рояле.

…На самом деле женщину с зелеными глазами, родившуюся в Париже в 1874 году, зовут Элизабет Пешо д’Эрбенвиль.

Collapse )