June 15th, 2019

old hippy

Ответ оппоненту

Я бы начал с книжек, если бы нашел, хотя-бы одну, написанную не заинтересованным человеком.) Перечисленные вами, явно написаны евреями. Так-что я учусь на фактах, а факты они из жизни, а книги это ваше.
Один из моих оппонентов мне сделал предъяву. Он не верит в то, что написано в Ветхом Завете о древнем еврейском государстве. Он не верит в археологические раскопки с остатками синагог двухтысячелетней давности.
Он не верит в остаток Второго Храма в Иерусалиме, который известнен как "Стена Плача". Он не верит ни в какие артефакты, которые подтверждают древность пребывания евреев на Святой Земле.
Он верит в то, что это исконно арабская земля.
Когда я ему посоветовал читать книги и учебники по истории, он мне ответил, что все они, начиная с Ветхого Завета написаны евреями, а поэтому все они лживы.
Я читал десятки книг и учебников, которые написаны неевреями, там подтверждается древность существования евреев на Святой Земле.
Для примера я привожу взгляды историка и публициста Джейса Паркса, нееврея, протестанского священника. Я посмотрел источники на английском и сделал из них выжимку на русском.
А кто такой Паркс я даю сведения на английском. Там важно что он англичанин, что он - историк и что он священник, это понятно без перевода.


James Parkes
Clergyman

James Parkes was an Anglican clergyman, historian, and social activist from Guernsey. With the publication of "The Jew and His Neighbour" in 1929, he created the foundations of a Christian re-evaluation of Judaism. Wikipedia

Reverend Dr James Parkes

The Parkes Institute is a community of scholars, archivists, librarians, students, and activists based on the life work of the Reverend Dr James Parkes (1896-1981), one of the most remarkable figures within twentieth century Christianity.

Ordained by the Church of England in 1926, through his work with the International Student Service and the Student Christian Movement as early as the 1920s Parkes campaigned against the rise of racist nationalism in Europe.

A tireless fighter against antisemitism in all forms, including from within Christianity, he helped rescue Jewish refugees during the 1930s and campaigned for the Jews of Europe during the Holocaust. During the Second World War he helped found the Council of Christians and Jews and worked throughout his career in promoting religious tolerance and mutual respect between those of all faiths and none.



Parkes
Parkes served as an infantryman in the British Armed Forces




Джеймс Паркс, отрицает отнесение палестинцев к какому-либо одному определённому народу, включая арабов. Он писал в книге «Чья земля?», что «до 1914 года основная часть населения Палестины не имела никаких чувств принадлежности к чему-либо более существенному, чем к своей деревне, клану или конфедерации кланов до этого момента невозможно было говорить о принадлежности их к какой-то национальности, и что слово „араб“ надо было использовать осторожно. Оно было применимо к бедуинам и к части горожан и знати, однако не годилось для описания основной массы сельского населения крестьян-фаллахов».


Согласно Парксу, в XIX веке было собрано достаточно «надежной информации об их обычаях, религии и происхождении». Оказалось, что «древнейшим элементом среди фаллахов были не арабы; когда арабы пришли в Палестину, фаллахи уже были там». Это доказывается, по словам Паркса, «наличием обычаев, которые не были продуктом ислама, а напоминали в некоторых случаях пра-израэлитскую религию, а в некоторых случаях — фрагментарный еврейский свод законов»

Паркс писал: «Пришельцы (арабы) никогда не были достаточно многочисленны, чтобы вытеснить существующее население. …можно с полным основанием сказать, что древнейший элемент палестинских крестьян состоит в основном из бывших евреев и бывших христиан. …Существуют целые деревни, которые сегодня мусульманские, но на протяжении двух последних веков были христианскими и еврейскими.»

Сходные сведения содержатся в исследованиях географа XVII века Адриани Риланди. В 1695 году Риланди изучил около 2500 поселений тогдашней Палестины и описал это в книге «Palaestina ex Monumentis Veteribus Illustrata». Издатель - Brodelet, 1714, Trajecti Batavorum: Ex Libraria G. http://gipa.livejournal.com/393792.html и http://goo.gl/kqnJS

Риланди, географ, картограф, путешественник и филолог, знал иврит, арабский, древнегреческий, а так же несколько европейских языков. Книга написана на латыни. Исследование было проведено следующим образом:
Сначала он создал карту Палестины. Потом обозначил каждое поселение, которое упоминалось в Библии или Талмуде с его оригинальным названием. Если оригинал был еврейский, он обозначал пасук (предложение) в Святом Писании, в котором упоминалось название. Если оригинал был римским или греческим, приводил связь на латыни или на греческом. В конце он сделалл перепись населения по поселениям.

Вот основные выводы:

Год- 1695 - Палестина в основном пуста, заброшена, малонаселённая, основное население в Иерусалиме, Акко, Цфат, Яффо, Тверия и Газа. Большинство населения -евреи, почти все остальные - христиане, очень мало мусульман, в основном бедуины. Единственное исключение - Наблус (Шхем), в котором жили примерно 120 человек из мусульманской семьи Натша и примерно 70 шомроним.

В Назарете, столице Галилеи, жило примерно 700 человек - все христиане.
В Иерусалиме - примерно 5,000 человек, почти все евреи и немного христиан.

В 1695-м году все знали, что истоки страны — еврейские.

Нет ни одного поселения в Палестине, у названия которого имеются арабские корни. Большинство поселений имеют еврейские оригиналы, а в некоторых случаях греческие или римские/латинские. Кроме города Рамла нет ни одного арабского поселения, у которого оригинальное арабское название. Название еврейские, греческие или латинские, которые были изменены на арабские, в которых нет никакого смысла в арабском языке. По арабски нет никакого смысла в названиях типа: Акко, Хайфа, Яффо, Наблус, Газа или Дженин, а названия вроде Рамалла, Эль-Халил (Хеврон), Эль-Кудс (Иерусалим)- не имеют филологических или исторических арабских корней.
Так, например, в 1696-м году, Рамалла называлась Бетэла (Бейт-Эль, Дом Бога), Хеврон назывался Хевроном и пещера Махпела называлась арабами Эль-Халил (прозвище Авраама).
old hippy

"Два мира - два Шапира"


Один из них, почти Шапиро, а точнее - Даниэль Эльсберг. Он работал в Пентагоне и подписал все соответствующие бумаги о секретности своей работы.
Но наплевал на все эти подписи, выкрал из Пентагона секретные документы и опубликовал их в "Нью-Йорк Таймс". Его пытались судить, но прогрессивная общественность и все прогрессивные СМИ подняли такой вой, что судья испугался и оправдал Эльсберга. Потом он получил самую престижную журналистскую премию за свой "подвиг" - Пулитцеровскую. Но Эльсберг своими документами помог демократам свалить проклятых республиканцев. Понятно, что он заслужил эту премию.

Второй из них, совсем не Шапиро, а Джулиан Ассанж, но он ничего не крал, ему передали Письма Подесты, скорее всего, это сделал Сэт Рич, сисадмин DNC, за что был убит на пороге своего дома якобы грабителями, хоть грабители при этом ограбить его забыли. Бескорыстные грабители попались.
Тем не менее, прогрессивная общественность таким ничего не прощает, они подсуетились и потребовали экстрадицию Ассанжа в США, при этом запрос был сделан по неведомым каналам, неизвестным Уильяму Барру, назначенному Трампом. Я не знаю, знал ли об этом Барр, может его в последнюю минуту уведомили и он не мог его остановить, этот запрос, но Трамп во всяком случае точно ничего не знал.
Теперь Ассанжа переправят в Америку подберут ему соответствующего прогрессивного судью, который с радостью впаяет ему смертельный укол. Присяжных тоже найдут правильных для зверского приговора.
Чтобы неповадно было.
Чтобы знали, на кого залупаться нельзя и что за это будет.
old hippy

«Ах, Одесса…»

Я конечно посмотрю этот фильм, как только представится возможность, но что-то мне подсказывает, что моя реакция будет неоднозначной.
Я слишком хорошо помню это холерное лето.
Одесситы его запомнили, как самое счастливое лето в их жизни. Город был тихий и пустой, всех приезжих загнали в обсервацию.
Все улицы вымыты так, что их можно было лизнуть. На Привозе цены - просто смешные. Магазины полны продуктов. Благодать.


Фильм Открытия «Кинотавра» вызвал бурные дискуссии. Для режиссера Валерия Тодоровского «Одесса» если не главный, то один из самых важных фильмов жизни. Собран, как пазл, из личных воспоминаний.  И как сокровенное  признание, уязвим, несовершенен.  Кино повышенной температуры про особое время-место. Летняя Одесса 1970-го. Город закрыт из-за эпидемии холеры. История одной большой еврейской семьи как пейзаж города, страны, времени — которого уже нет. Есть какие-то другие город, время, страна.

«Одесса» — попытка поймать этот плавящийся от июльского солнца дух, колыхание занавески, прилипшие к мокрому лбу волосы, запретную влюбленность, похороны под «расстроенного» Шопена, разговор стариков на идише, форшмак, ползущий из мясорубки. Первые отъезжанты в Израиль — предатели родины, из-за которых раскалывались семьи.  Закрытый аэропорт. Стрельба по рыбакам из автоматов — рыбу ловить запрещено. Раздача вина в банках на улицах.

Впавший в ступор Привоз. Впавшие в экстремальную ситуацию люди, которые начинают себя вести непредсказуемо, неадекватно. Ламбада на краю неизвестности, когда хочется испытать неиспытанное, растормошить себя, дать волю застывшим чувствам. А на рейде стоят гигантские океанские лайнеры, на которых гудит истеричный праздник. Здесь проходят карантин те, кто пытается выбраться из холерного города.

— Много лет вы мечтали об этом фильме. Планировали снимать в Одессе. И вдруг стало понятно, что там снимать вы не можете.


Я приехал в мой родной город,  встретился с мэром, с директором Одесской киностудии. Был принят очень тепло, люди были искренне рады, что мы будем снимать это кино. Дальше меня попросили составить список людей, которые приедут. Я спросил: «Зачем?» «Ну, возможно, там будут те, кому запрещено въезжать в Украину». Я забеспокоился. Тут же выяснил, что мой сопродюсер и исполнитель одной из главных ролей Леонид Ярмольник — «невъездной» в Украину. Значит, я должен либо снимать других артистов, либо вообще отказаться от съемок. К тому же начались срывы выступлений активистами.

Сорвали творческий вечер Константина Райкина. Его любят в городе, люди купили билеты. Он прилетел. Вышли активисты: «Все. Закрываем лавочку. Разойдитесь».  И никто даже не пытался этот беспредел остановить.

Валерий Тодоровский. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС


Вы отказались и идеи снять пляжи, набережные, настоящий «Привоз», ЗАГС у Оперного театра…

Collapse )
old hippy

Опять Керри гадит? Я об этом не знал, спасибо Михаилу, просветил


https://blog.gerstein.us/archives/5278

День рождения Трампа, или Сара Сэндерс, бай-бай!

June 15, 2019

Сегодня вся страна отмечала день рождения Президента. Насчет всей страны – это, возможно, некоторое преувеличение, но сотрудники Белого Дома вышли на лужайку и спели, подобно Мэрлин Монро, “Happy birthday, mister President“. Трампу это так понравилось, что он решил в этот праздничный день добить ObamaCare и выступил с небольшой речью, в которой рассказал о грядущих изменениях в медицинском страховании для малого бизнеса. Правда, вся страна об этой речи практически ничего не узнала, потому что телевизионщики после праздничных песнопений трансляцию прекратили и переключились на другие насущные темы типа бесед с политическими трупами, ожидающими, посадят ли их в тюрьму за их творческую деятельность по слежке за избирательной кампанией Трампа и по попытке “мягкого переворота”, или не посадят.

Одним из таких трупов оказался выплывший откуда-то из дипстейтского небытия бывший заместитель директора ФБР, а теперь не совсем персональный пенсионер не совсем союзного значения Энди Маккейб, лишенный, по слухам, заслуженной пенсии благодаря беспримерному подвигу тоже бывшего Генерального Прокурора Джефа Сэшнза, которого смогли разбудить за час до наступления этой пенсии, и он совершил свой едва ли не единственный подвиг на этом посту, подписав слегка дрожащей рукой приказ об увольнении Энди.

Энди очень обрадовался трагической для многих протрампов новости о том, что пресс-секретарь Трампа Сара Сэндерс после двух лет бескомпромиссной борьбы с белодомным корреспондентом CNN Джимом Акостой решила покинуть свой пост, объяснив это решение тем, что пора бы уделить время детям. Энди, узнав об этом довольно злорадно сообщил, что Сара, по его словам, немного преувеличивала, рассказывая истории о том, что после увольнения его бывшего начальника директора ФБР Джеймса Коми никто в застенках коридорах этого учреждения не плакал, а совсем наоборот, некоторые даже не могли скрыть своей радости. Энди, два года державший на Сару за это обиду, наконец смог высказать ее журналисту канала MSNBC, который очень обрадованно закивал головой и сказал, что тоже не будет переживать из-за ухода Сары.

У Трампа спросили, не собирается ли он пригласить на освобождающееся место Энтони Скарамучи, проработавшего в Белом Доме одиннадцать дней и довольно бесславно покинувшего это заведение, правда, добившись, все-таки, увольнения любимого всем советским народом за его не совсем литературную фамилию При(е)буса. Трамп со свойственной ему прямотой заявил, что Энтони и без этого вполне прекрасно себя чувствует.

Вышеупомянутый, хотя и мельком, Джим Акоста, как говорили в фильме “Аэроплан!”, “выбрал неудачную неделю” для публикации своего вечнозеленого бестселлера о бескомпромиссной борьбе Джима за отмену присвоенного Трампом ему, а заодно и всему CNN и многим его товарищам, звания “Enemy of the people”, потому что оказалось, что никого это великое произведение си-эн-эновского гения особенно не интересует, и народ довольно неохотно приходил к нему, сидящему рядом с пачкой собственный книг, за автографами, в результате чего у Джима, запасшегося по этому торжественному поводу несколькими шариковыми ручками, этих ручек оказалось больше, чем восхищенных почитателей его довольно скромно оцененного, как выяснилось, таланта.

Энди Маккейб на одном злорадстве по поводу Сары Сэндерс не успокоился, а, перебравшись из MSNBC в CNN, стал объяснять ведущему этого умирающего канала, что нужно немедленно начать процедуру импичмента, потому что только тогда народ сможет узнать, наконец-то, всю правду, так и не найденную, правда, за два года Бобби Мюллером. И хотя Энди прекрасно понимает, почему Нэнси Пелози не торопится начинать эту процедуру, но это все, на его дипстейтовский взгляд, только дурацкие отговорки. О своей скромной роли в подготовке “мягкого переворота” и о нежной дружбе с героями-любовниками Питером Строком и Лизой Пейдж, Энди почему-то умолчал.

Все прогрессивное человечество уже два дня обсуждает интервью Трампа каналу ABC, в котором Трамп, отвечая на провокационный вопрос ведущего этого канала Джорджа Стефанопулоса о том, воспользуется ли он компроматом на своих соперников, если зарубежные правительства ему такой предоставят, не моргнув глазом сказал, что он их внимательно выслушает, а если что-то ему не понравится, то обязательно сообщит в ФБР. Джордж, работавший, между прочим, в Клинтоновском Белом Доме и занимавший там ту же должность, что и прекрасно себя чувствующий Энтони Скарамучи, всплеснул руками и так распереживался из-за того, что Трамп не собирается докладывать о каждом своем контакте с иностранцами КГБФБР, что чуть не упал с аккуратно подложенных на стуле четырех или даже пяти подушечек, потому что он сантиметров на сорок ниже Трампа ростом. Из-за чего распереживался не только Джордж, но и, благодаря журналистам, не дававшим им больше часа прохода, даже некоторые республиканские сенаторы, включая переродившегося, казалось бы, Линдзи Грэма, заявившего, что пользоваться зарубежной помощью для сбора компромата нехорошо, пока выяснить не удалось, потому что это совершенно никого не возмущало в 2016 году, когда Мадам наняла бывшего английского шпиона Кристофера Стила для сбора компромата на Трампа, и никто почему-то не придал значения тому, что Трамп, будучи, в отличие от Мадам, президентом, регулярно беседует с зарубежными лидерами, и во время этих бесед могут выплыть довольно интересные подробности разной степени секретности, которые, возможно, ФБР по табели о секретных рангах знать совсем даже не положено.

Глава судебной комиссии Палаты Представителей Джери Надлер почувствовал себя не очень хорошо и даже угодил в больницу, куда ему тут же позвонил его заклятый враг Трамп и пожелал быстрейшего выздоровления, но, к большому сожалению СМИ, беседа только этим и ограничилась, потому что ни о политике, ни об импичменте Трамп с находившимся в реанимации Надлером не разговаривал. А глава другой комиссии Палаты Представителей, Элайджа Каммингс, чья жена оказалась недавно замешана в скандале с отмыванием денег, пожертвованных в ее благотворительную организацию, и, как выяснилось, компании, жертвовавшие ей деньги, пытались таким образом откупиться от расследований, проводившихся в этой Комиссии ее мужем, решил выяснить, кому в администрации Трампа пришла в голову ненавидимая всеми демократами идея внести вопрос о гражданстве в анкету предстоящей в 2020 году переписи населения, но администрация, обиженная на обвинение Генерального Прокурора Уильяма Барра в неуважении Конгрессу, заявила, что Трамп решил воспользоваться своей “Executive privilege”, запретив раскрывать разговоры с его участием, и добавила, что это было сделано исключительно из мести за Барра, потому что на войне, как на войне – око за око, зуб за зуб.

Тем временем опять обострилась ситуация с Ираном, из-за чего весь Вашингтон готов на некоторое время полюбить Трампа, потому что Вашингтон очень любит воевать, но некоторые довольно наблюдательные люди, пытаясь докопаться до источников эскалации, решили, что все дороги ведут к бывшему обамовскому госсекретарю Джону Керри, так сильно переживавшему из-за отмененной Трампом Ирановой сделки, что окольными путями пытается заставить Трампа опять к ней вернуться, пугая его и заодно госсекретаря Майка Помпео, и эти провокации, похоже, результат его “теневой дипломатии”.