May 26th, 2019

old hippy

"Ну что тут спорить, я это в "Правде" прочел"


В новом Триггере Штейна достаточно ярко показаны чудеса двойной морали оппонентов Дональда Трампа.
К сожалению, это будет продолжаться, потому что те, для кого предназначена эта далеко не оригинальная мораль, которую совершенно правильно оправдал основатель классовой морали, именно он сказал, что никакой абстрактной морали не существует, воспринимается вполне положительно и с удовольствием повторяется всеми, кто Трампа ненавидит.
Как сказал простой рабочий в советском трамвае:
- Ну что тут спорить, я это в "Правде" прочел,-
и любые споры затихают.
Надо только под ситуацию подставить "в "Нью-Йорк Таймс", ну и вспомнить опять же основателя СССР и его слова про партийную прессу, которая "не только, а еще и...".


https://blog.gerstein.us/archives/5240

Из жизни крыс

May 26, 2019

У СМИ в очередной раз наступили критические дни, потому что все их прекрасные логические построения в очередной раз поломались. Минюст объявил, что против основателя WikiLeaks Джулиана Ассанжа выдвинуты семнадцать дополнительных обвинений из-за публикации им в 2010 году неизвестно как раздобытой секретной дипломатической переписки, и неожиданно оказалось, что главный враг всего либерального человечества, опубликовавший во время предвыборной кампании 2016 года переписку демпартии и руководителя избирательной кампании Мадам Джона Подесты, из-за чего Мадам проиграла по крайней мере штат Висконсин, неожиданно стал настоящим героем нашего времени и главным борцом за первую поправку Конституции, страдающим за всю американскую журналистику, потому что администрация Трампа наконец-то показала свое истинное лицо, которое она до этого тщательно скрывала, обзываясь грубыми словами типа «Fake News», и начала расправляться с журналистами.

Не успели СМИ рассказать своим читателям о беспримерном подвиге вчерашнего злостного хакера и русского шпиона, как беда пришла с другой стороны, потому что Трамп распорядился, чтобы Генеральный Прокурор Уильям Барр рассекретил материалы, связанные со слежкой за избирательной кампанией Трампа. Узнав об этом распоряжении из трамповского твита, весь дипстейт, начиная с бывшего директора ЦРУ Джона Бреннана и заканчивая председателями комиссий Конгресса Джери Надлером, Адамом Шифом и другими официальными лицами, пару дней назад с пеной у рта требовавший немедленного увольнения Барра за то, что он утаивает от народа необходимую ему правду, отказавшись публиковать доклад Мюллера целиком, без положенных по закону закрашенных мест, тут же стал дружно кричать, что публикация документов о слежке за Трампом – это грубое нарушение государственной безопасности, потому что народ может случайно узнать имена шпионов-агентов ЦРУ и ФБР и методы, которыми они пользуются для сбора информации. Бывший генеральный консул ФБР Джеймс Бэйкер даже сказал, что это – пощечина директору National Intelligence (организация, которой подчиняются все американские разведки) Дэниэлу Коатсу, ответственному за принятие решения о том, что можно публиковать, а что – нет, потому что Трамп доверяет больше Барру, чем ему. К тому же, добавил кто-то из дипстейтщиков, нет никакой гарантии, что Барр не опубликует документы выборочно, из-за чего у народа может сложиться неправильное впечатление о творчестве дипстейта во время президентской избирательной кампании.

Тем временем в Вашингтоне развернулась серьезная дискуссия из-за сорвавшегося митинга между Трампом и Нэнси Пелози с ее личным крокодилом Чаком Шумером, потому что по версии Нэнси Трамп закричал страшным голосом и выгнал их из Овального кабинета, а по версии Трампа, подтвержденной парой свидетелей, он был совершенно спокоен, а крики раздавались со стороны Пелози. Трамп даже заявил после этой встречи, что было бы неплохо назвать Нэнси «сrazy Nancy”, но повторяться нехорошо, потому что в его словаре уже есть «сrazy Bernie», и Берни действительно crazy.

Председатель судебной комиссии Палаты Представителей Джери Надлер пошел жаловаться на жизнь каналу MSNBC в лице Рэйчел Мэдоу, заявив, что Бобби Мюллер готов выступить перед его комиссией за закрытыми дверями, но у Рэйчел, несмотря на ее искреннюю веру в Русскую Сагу, от неожиданности вырвалось простое слово «Why?», и Джери даже немного растерялся, сначала сказав, что он не знает, но потом взял себя в руки и заявил, что Мюллер, будучи человеком исключительной порядочности, хочет, чтобы американский народ узнал всю правду (казалось бы, открытое заседание для этой цели подходит гораздо лучше), но не хочет принимать участия в спектакле, который на открытых слушаниях обязательно устроят его так называемые коллеги-республиканцы, собирающиеся задать Бобби всякие дурацкие вопросы о начале расследования избирательной кампании Трампа.

Профессор из Кембриджа Светлана Лохова, которую обвиняли то в шпионаже в пользу России, то в немного неформальных отношениях с генералом Майклом Флином, устала оправдываться и подала в суд на одного из осведомителей ФБР Стивена Халпера, стоявшего у истоков слежки за избирательной кампанией Трампа, потому что он в содружестве с журналистами из Wall Street Journal, New York Times, The Guardian и Washington Post в течение двух лет пытался опорочить ее честное имя, рассказывая истории, сильно отличавшиеся от объективной реальности. В судебном иске Светлана показала неплохую осведомленность в американском фольклоре, обозвав в первом же предложении Халпера красивым словом «ratfucker» и пояснив в примечаниях, что это колоритное словечко – вполне устоявшийся термин, использованный еще во времена Ричарда Никсона его советником Дональдом Сегретти, и означает оно приблизительно «грязный трюк».

Раз уж речь пошла об Англии, то нельзя не вспомнить о Терезе Мэй, заявившей о своей отставке седьмого июня, и народ тут же бросился отмечать это, запоздавшее на пару лет событие, с помощью фотошопа и Джо Байдена