?
?

Log in

No account? Create an account

May 13th, 2019

old hippy

Новое успокаивающее лекарство от Рашиды Тлаиб


Rashida Tlaib: There's A 'Calming Feeling' from the Holocaust
Рашида Тлаиб: Холокост меня успокаивает.
Заметьте, никаой химии и никаких побочных эффектов. Только Холокост, подумайте о нём по рецепту Рашиды Тлаиб и вы успокоитесь.

Чтобы меня не упрекали, что я вырываю фразу из контекста, объясню, что сказано это было вот в каком контексте, хоть на видео контекст слышен:
Она очень переживает за палестинцев, которые были изгнаны из своих домов и потеряли свои паспорта. Вот почему её успокаивает Холокост.
Правда, Голда Меир стояла на дороге, по которой они шли и говорила им - "Не уходите", но их арабские братья, напавшие на только что образованный Израиль, говорили им, что они через неделю вернуться, потому что всех евреев доблестные армии пяти арабских стран перебьют за этот срок. И те, кто ушли, своим арабским братьям поверили.
Часть арабов действительно оказались умнее и остались в Израиле, у них теперь израильский паспорт и все социальные льготы, которыми обладают израильские граждане, за исключением такой льготы как служба в ЦАХАЛ, впрочем, арабы-добровольцы в ЦАХАЛ всё-таки служат, есть и такие.
По поводу паспортов, тоже не совсем понятно. Паспорта какой страны имели эти изгнанники? До появления государства Израиль, это была британская подмандатная территория, британских паспортов арабы Палестины не имели, значит никаких паспортов у них не было.

Вот здесь на экране полный текст того, что она сказала и её слова про успокаивающий её Холокост вместе с контекстом:
old hippy

Сегодня биржа сильно падает

Дау Джонс уже упал больше чем на 500 пуктов. (Только что посмотрел на экран ТВ, где у нас всегда FOX NEWS. Падение уже 700 пунктов) Тем не менее, мы не избавляемся в пожарном порядке от наших mutual funds.
Mы уверены, что через неделю все стабилизируется. А те, кто в панике броситься продавать свои акции, просто потеряют деньги.
Мы переждем. Причина падения биржи, конечно тяжелые и пока безрезультатные переговоры с Китаем. То, что уже назвали "тарифной войной".
Но мы на стороне Трампа в этой войне, даже если мы какие-то деньги потеряем.
Стратегически страна выиграет, если Трамп не уступит.
А значит и мы выиграем вместе с нашей страной.


Bойна тарифов или война за будущее





Виктория Вексельман


Господа, как часто задавались вы вопросом, куда уходят все промышленные предприятия и производственные линии, задавленные непомерными требованиями революционных экологов и социалистическими налогами на богатых? Видимо, часто. И, скорее всего, ответ давно известен.

Они уезжают в Китай и другие страны Юго-Восточной Азии.

Туда же морскими судами отправляют руду, а назад суда везут нам через океан готовый прокат для сборки, и даже запчасти для самолетов и вертолетов, в том числе для ВВС.

Еще нам везут дешевый ширпотреб для «Долларамы», где, правда, товары уже не за доллар, а выше, но все равно я задаю себе вопрос, откуда такие дешевые цены, неужели рабочим за труд платить не нужно? Видимо, нет.
Collapse )

old hippy

R.I.P.

Когда мы шли в апреле на Карибы, где на борту в основном был контингент из 50-х и 60-х, эту песню пели хором почти все, там где играл на фоно и пел ее молодой парень. Его звали Джастин Голан.
Ему было лет 25, но он свои песни начинал с этой и заканчивал с этой. И его всегда поддерживали все, кто его слушал.
Эту песню знают все, кто родился в Америке не позже 1950-го года. А таких пока что больше 100 миллионов.


Ну а моя любимая песня у Дорис Дей была эта:

Я ее впервые услышал в начале шестидесятых и с тех пор - люблю.

A вот как она выглядела в вестернах:
old hippy

Возвращаюсь к книжке, которая мне сначала очень нравилась

Вот здесь я о ней писал:
https://dandorfman.livejournal.com/1826512.html


Вот эти кадры - правда

Я её тогда еще не дочитал, когда рекомендовал вам.
К сожалению, в конце автор раскрылся полностью в своей идеологической красе.
И теперь у меня осталось ощущение гадливости от того, что я прочел на последних страницах.
Но я хочу напомнить еще об одной книжке, "Хижине Дяди Тома", которую написала Гарриет Бичер-Стоу. Эта дама никогда не была на Юге. Она родилась и выросла в Коннектикуте.
Может быть она до вполне зрелых лет вообще не видела ни одного негра. Но зато у неё была буйная фантазия и четкая идеологическая установка:
"Мочить проклятых рабовладельцев в книжном сортире".
Книжка на тех, кто не жил на Юге и ничего не знал о реальной жизни как рабов, так и их хозяев, произвела неизгладимое впечатление.
Правда и тогда раздавались робкие голоса: "Она все высосала из пальца". Но кто ж их слушал этих расистов и рабовладельцев?
Книжка сыграла свою роль в начале Гражданской войны, те кто её зачитывался, пошли бить конфедератов с удовольствием.
Так вот, если перейти от Гарриет Бичер-Стоу к Ли Чайлду, автору бесконечной серии про Джека Ричера, то здесь я вижу аналогию.
Разумеется, его книги не так популярны и известны, как "Хижина Дяди Тома", но их тоже читают миллионы.
К сожалению, писать он умеет и умеет хорошо.
И люди, которые прочтут то, что я процитирую здесь будут потрясены.
Я был тоже потрясен, но потрясен идеологической ложью этих строк.
Ни американские пограничники, ни полицейские пограничных районов никого не убивают.
Наоборот, они находят нелегалов полуживыми и спасают их жизни. Они оказывают им первую помощь и отправляют в больницу.
По поводу ответственности. Закон предусматривает рассмотреть их просьбу об политическом убежище, а их отпускают на все четыре стороны, когда их подлечат.
И дело даже не в том, что описание которое вы прочтете, тяжкое преступление. Если кого-нибудь поймают из тех садистов, которые описаны у Ли Чайлда, это пожизненное.
Дело еще в том, что садистов ни в в пограничный патруль ни в полицию не берут. Претенденты проходят достаточно серьезные психологические тесты.
И поэтому, написанное - это гнусная идеологическая ложь. Заметьте, что Ли Чайлд употребляет термин "переселенцы", а не "нелегалы". Никаких нелегалов, есть только несчастные которых обижают и убивают белые расисты.
Вот этот отрывок:


«П» соответствовало «пограничному патрулю», и в папке содержался отчет о преступлениях, совершенных двенадцать лет назад, и о мерах по борьбе с преступниками. Чтение было не из приятных.

Протяженность границы между Мексикой и Техасом очень велика. Примерно половину этой границы составляют дороги и города с американской стороны, которые охраняются довольно тщательно. Считается, что если нелегалы проникнут через границу именно здесь, то они смогут быстро раствориться среди местного населения. В других секторах Мексику и Техас разделяет пустыня протяженностью от пятидесяти до ста миль. Здесь охраны нет. Обычно поступали следующим образом: границу никто не охранял, а патрульные джипы прочесывали пустыню днем и ночью по случайным маршрутам. Нарушители границы попадались в руки патруля после нескольких дней пребывания в пустыне. Система работала весьма эффективно. После того, как переселенец преодолевал пешком по жаре тридцать с лишним миль, он становился пассивным. Чаще всего они сдавались добровольно. Нередко пограничному патрулю приходилось работать спасателями: переселенцы теряли последние силы из-за отсутствия пищи и воды.

Они не брали с собой запасов, поскольку их обманывали. Как правило, они отдавали все свои сбережения какому-нибудь мошеннику с мексиканской стороны, обещавшему провести их в рай. Переселенцев подвозили на фургонах или микроавтобусах к границе, потом проводник проходил с ними немного вперед, указывал на заброшенный мостик за дюнами и обещал, что там их ждет машина с необходимыми припасами. Переселенцы благодарили обманщиков и бежали в пустыню. Вот только никто их там не ждал. Обычно они боялись повернуть назад и дальше шли на север пешком.

Иногда их и в самом деле поджидала машина, но водитель требовал дополнительной оплаты. У переселенцев не было денег, они могли отдать лишь какие-то ценные вещи. Однако водитель лишь смеялся и говорил, что они ничего не стоят. Он обещал узнать, заплатят ли за них, и уезжал, подняв облако пыли. Больше они его никогда не видели. Переселенцы долго ждали помощи, а потом начинали безнадежное путешествие на север. Теперь все зависело от погоды. Жарким летом смертность среди переселенцев была очень высокой. Вот почему патрульные машины часто становились спасателями.

Но потом ситуация резко изменилась.

В течение целого года неожиданно появляющиеся джипы приносили переселенцам смерть, а не арест и помощь. Обычно это происходило ночью. В пустыне начиналась ружейная пальба, джипы преследовали беглецов до тех пор, пока кто-то из них не сворачивал в сторону. Тогда его гнали на протяжении мили, а потом расстреливали. Джип с ревом исчезал в темноте, и вскоре в пустыне вновь воцарялась тишина.

Иногда все происходило еще страшнее.

Некоторые жертвы получали ранения, и тогда их оттаскивали в пустыню и мучили до смерти. Труп мальчика-подростка был найден привязанным к кактусу колючей проволокой. С него частично содрали кожу. Некоторых сжигали заживо, отрубали головы, уродовали. В течение четырех месяцев были найдены тела трех девочек-подростков. Читать подробное описание вскрытия было страшно.