March 14th, 2019

old hippy

Латынина о феминистках. Начало

Я давно ничего не публиковал и даже не читал у Юлии Леонидовны. Но на этот раз текст её меня порадовал. По-моему, очень хорошо у неё получилось.
Текст большой и с многими фотографиями. В одной записи он не уместился. Ставлю две части.

О женщинах и свободе

Новый феминизм вместо равноправия обещает право требовать компенсацию за первородный грех


В прошлом году в мире произошел фундаментальный гендерный сдвиг. Это — движение MeToo. Не то чтобы до него не было признаков надвигающихся перемен, но MeToo — это действительно сдвиг парадигмы. Одно меня занимает в этом сдвиге. Откроем правила поведения профессоров в американских университетах и прочтем, чего они отныне не могут. Они не могут оставаться наедине со студенткой, закрывать дверь в комнате, где они с ней находятся, и пр. Когда читаешь эти правила, ты вдруг понимаешь, что где-то ты это уже читал, и конечно — это правила поведения с саудовскими женщинами!

Акция за права женщин 10 марта в Петербурге. Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»


Collapse )

old hippy

Латынина о феминистках. Окончание

Начало здесь:
https://dandorfman.livejournal.com/1772283.html

В результате начала происходить уникальная вещь. Восточное общество строилось на вертикальной иерархии. Неважно, кто попадал в гарем, — дочка визиря или невольница с рынка. Обе были равно бесправны. Напротив, в Европе брак правителя очень быстро начал строиться на основе взаимного равенства — не с супругой, но с семьей супруги. Жену брали, чтобы получить поддержку соседнего короля, и просто так зарезать ее было нельзя. Английский король Генрих VIII затеял сменить одну жену на другую — дело плевое на Востоке. Генриху VIII для этого пришлось стать главой англиканской церкви.

Хозяйка Замка



Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»


Collapse )

old hippy

Продолжая тему

Вот как раз ложка, которая дорога к виртуальному обеду, запись моего френда на тему феминистского социалистического праздника 8 марта и не только об этом:

mrs_paramon
Когда я приехала в Америку (в январе 1990-го), про 8-е марта тут никто вообще не слышал (кроме отдельных коммунистов, которых даже не было в моем университете - самом либеральным из всех либеральных). Социализм было ругательством даже среди либеральных евреев, многие из которых - надо отдать должное - помогали советским евреям.
Т.е., была какая-то грань.

Последние лет пять, этот коммунистический празник внедрился во все сферы американской жизни, включая американские корпорации. И у нас в деревне на работе его отмечают. И каждый раз обязательно кто-нибудь цитирует знаменитые слова Мeделин Олбрайт,
"There is a special place in hell for women who don't help other women."
И каждый раз меня от этой фразы передергивает. Потому что предполагается, что я, как женщина, должна почему-то ставить интересы других женщин на какое-то особенное место в жизни. Как будто, например, мы с Ильхан Омар и Рашидой Тлаиб, будем помогать друг другу. По-моему, интересы любой нормальной женщины связаны в основном с интересами мужа, детей, родителей, друзей - а не по половому гендерному признаку.

***

Потусовалась с начальством за бутылкой пива. Один, узнав, что я выросла в СССР, сразу же спросил, что я думаю по поводу того, что такое количество молодежи в Америки нынче верит в социализм. Я ему сказала, что, когда наступит социализм, они не продержатся больше 15-ти минут. И что во всем виноваты учителя истории. "Я обязательно расскажу о тебе своим детям," сказал он. "А то они ничего не понимают!"

Другой рассказал мне, что играл в хоккей и ездил с группой американских хоккеистов в СССР в начале 1980-х. За ними по пятам ходили агенты КГБ.

А то, что в американских школа пропаганда социализма - это правда. Даже у моих детей в их ортодоксальных ешивах. Но мои дети прошли домашнюю подготовку (дочь даже завтра будет на уроке истории делать презентацию про коммунизм). И даже имели возможность пообщаться с людьми, которые там были диссидентами и имели дело с КГБ.
А американские дети верят в этот бред. И не понимают, что то, что при Сталине и сейчас происходит в Венесуэле и Северной Корее, это логический продукт социализма.