January 14th, 2019

old hippy

Вчера на сцене "Театра на крыше"

Наше представление называлось "Пипко на крыше" в честь того помещения, где оно состоялось, помещения "Театра на крыше".
Я взялся за оганизацию этого выступления, потому что мне очeнь понравилось, как Миша Пипко у меня дома рассказывал историю своей победы в конкурсе рассказов о гомосексуальной любви под наливку из нашего винограда "Конкорд", которая уже успела окрепнуть, дело было в октябре. Этот конкурс в начале девяностых организовали американские ЛГТБ-активисты в Питере и даже выделили 100 долларов для победителя. Миша победил в этом конкурсе и на церемонии чествования победителя ему вручили диплом, а 100 долларов обещали отдать чуть погодя. Годят до сих пор, хоть прошло почти 20 лет.
Скорее всего эти сто американских ЛГТБ-долларов вручил сам себе питерский организатор конкурса.
Но было очень смешно слушать, как Мишу на этой церемонии приняли за своего и что ему пришлось при этом пережить.
Поставить эту душераздирающую историю я здесь не могу, она существует только в устном варианте.
К сожалению, историю эту Миша на вчерашнем вечере не повторил. Постеснялся. Ну и наливку ему никто не налил.

В представлении принимал участие Женя Верниховский, артист "Театра на крыше". Он пел:



Записал я франгменты двух историй, рассказанных Мишей, остальное по разным причинам не получилось.



Этa история - про покупку бра в мебельном магазине. При этом, продавец уверен, что покупатель почему-то пытается в мебельном купить бюстгальтер. Потому что по-английски бюстгальтер именно "бра".



Первые месяцы
Эта история про первые месяцы американской жизни. Она очень типична, почти все, кто находился в зале прошли через нечто подобное.

Я особенно ничего такого на сцене не делал и даже непонятно, чего я там время от времени появлялся, но один раз я кричал дурным голосом, изображая самого себя в глубом маразме, я хотел сказать в далекой юности.
Кричал я - I'm down! I'm realy down!
От этого крика некоторые женщины перепугались и пытались сбежать, но в связи с аншлагом, все проходы были перекрыты безместными зрителями, некоторые сидели даже на ступеньках и на полу, поэтому тем, кто хотел бежать, пришлось бы бежать по головам остающихся, как на похоронах Сталина.
Если кто-нить захочет узнать подробности моего давнего крика, я тогда поставлю кусок из своей второй книги, где все объясняется.
А нет, так нет.