December 26th, 2018

old hippy

И снова про Марию

(Но не ту, что на днях родила)

Читая признание Марии Бутиной

В русскоязычных СМИ сейчас попадались сообщения, что Мария Бутина на прошлой неделе, в четверг, подписала признание в суде и признала вину частично. Это не так.

В американском суде признания не подписывают. Вот что происходило на самом деле. Вашингтонская федеральная прокуратура около месяца вела с адвокатом россиянки переговоры на эту тему и публично информировала об их ходе чернокожую судью Таню Чаткэн, которая занимается делом Бутиной.

6 декабря прокуратура прислала защите россиянки текст признательной сделки и предупредила, что ее предложение истекает 10 декабря. В этом случае Бутиной оставалось бы предстать перед судом, и если бы она проиграла дело, то ей грозило бы до 15 лет тюрьмы.

Поскольку прокуроры обещали взамен за признание Бутиной вины требовать для нее у суда от 0 до 6 месяцев лишения свободы, россиянка раздумывала недолго и подписала признательный документ уже 8 декабря.

Чтобы еще больше подсластить ей пилюлю, прокуроры вызвались снять один из двух пунктов обвинения, по которому Бутиной грозило до 10 лет. Она призналась в другом пункте – преступном сговоре с намерением действовать в США в качестве незарегистрированного иностранного агента, по которому ей грозит до 5 лет, а на самом деле от 0 до 6 месяцев (см. выше).

Бутина в свою очередь согласилась сотрудничать со следствием. Если оно останется довольно ее помощью, судья может ограничиться уже отбытым ею сроком, который на данный момент составил 5 месяцев. Пока она сотрудничает, россиянка согласилась оставаться в тюрьме. Дата вынесения ей приговора будет назначена на следующем заседании суда 12 февраля.

Признание Бутиной не было частичным. Оно было полным, и отныне она считается осужденной.

Задачей суда было удостовериться в том, что Бутина признает вину в здравом уме и твердой памяти, не под нажимом и не за посулы, и что она действительно совершила то, в чем признается. Периодически случается, что судьи не получают удовлетворительных ответов на эти вопросы и отказываются принять признание вины. Сейчас этого не произошло, и Чаткэн приняла признание Бутиной.

Процедура признания вины в американских судах разработана давно и следует стандартному протоколу.  Отвечая на вопросы судьи, Бутина, которая была облачена в зеленый тюремный халат и мягкие тапочки, с заметным русским акцентом сообщила свое имя, возраст и род занятий, заявила, что не принимала в последние сутки спиртного или наркотических средств, и подтвердила под присягой, что признает вину добровольно, не под давлением или в ответ на какие-то посулы.


Collapse )

old hippy

Джон и Изабелла, только друзья?

(Снова напоминаю, что картины под катом я не уменьшал)

"Ей понравилось. Ее муж ненавидел эту картину."

Подпись, которую я поставил под картиной, взята из статьи посвещенной дружбе Изабеллы и Джона. Ниже я привожу её полностью в моём переводе.
Т.к. текст этот написан в расчете на жителей Бостона и там не уточняются некоторые названия, которые неизвестны тем, кто в нашем городе не живет, я прерывал перевод, чтобы объяснить о каких местах идет речь. Мои уточнения выделены другим цветом:
Collapse )
old hippy

Портрет мадам Икс - Джон Сингер Сарджент. 1883-1884



Окончательный вариант                                                                    Вариант со спущенной бретелькой 

Эта вполне невинная по своему стилю и содержанию картина в свое время стала причиной скандала в обществе, опозорила модель и принесла разорение самому художнику. Современный человек не обнаружит в ней ничего криминального, однако по нравам своего времени ее сочли вызывающей и неприемлемой в обществе.

   Сарджент увидел будущую модель – француженку Виржини Готро – в 1881 году. У него сразу же возникла идея написать ее портрет, так что инициатива исходила от художника, а не от заказчицы. Сама же Готро совсем не горела желанием стать натурщицей для мастера, к тому же она и ранее отклоняла подобные предложения. Только через два года она согласилась на работу над проектом, но и тогда она продвигалась с большим трудом.

   Сам художник ожидал невероятного успеха, но публика была шокирована невинными на взгляд современного человека деталями – спущенной с плеча тонкой бретелькой из сверкающих драгоценных камней, фарфоровой бледностью кожи и нежно рдеющим на ее фоне розовым ушком. Это было воспринято как указание на пользование мадам Готро косметикой, в то время считавшееся ужасно вульгарным и свойственным только женщинам низкого происхождения.

   Выставление портрета произвело скандал, скрыть, кто был образцом для создания картины, не удалось, на репутацию мадам Готро легло пятно, а художник оказался без заказов – все богатые и знатные представители высшего общества забрали свои заявки. Мастер оказался без работы и был вынужден уехать сначала в Лондон, а затем в США. Там его славе ничто не мешало, и он стал знаменитым и востребованным художником, автором множества известных портретов.

   Что же столь возмутило зрителей в изображении Виржини Готро? Это большое полотно изображало модель в полный рост, в красивом и строгом вечернем черном платье с узким лифом на корсете и прямой шелковой юбкой с драпировками. Глубокий вырез «сердечком» и длинный мыс корсета послужили для насмешек – картину называли образцом для создания нового образа пикового туза. Сложная поза, которая должна была придать динамики полотну, также не была понята в то время. Хотя художник «поднял» бретельку и назвал картину «Портретом мадам Х», положения это не спасло.

   Между тем полотно выполнено мастерски, легкой кистью, в прекрасной творческой манере, столь свойственной Сардженту. Превосходно передана скульптурная лепка лица и головы модели, идеальная гладкость и прекрасный цвет ее кожи, фактура ткани и мягкие завитки волос в строгой собранной прическе. Ее белая кожа словно светится на темном фоне стен. Пресловутое розовое ушко ничем не смущает взгляд современного зрителя – ему даже в голову не может прийти обвинить эту изящную и элегантно одетую женщину в вульгарности и низком вкусе.

   От изображения ничто не отвлекает внимания – на картине кроме женской фигуры с небольшим веером изображен только изящный столик на трех бронзовых опорах. Эта картина – шедевр, и очень жаль, что в свое время никто это так и не понял.