November 30th, 2017

old hippy

Из-за океана ему почему-то не видно разницы


Ecть и такие. (Хомский и Насралла.)

Израильский автор решил написать об американских евреях. И почему-то написал о них в том же ключе, в котором российские авторы пишут об американцах в целом.
Что я имею в виду? Российские авторы, независимо от ориентации, либеральной или консервативной, пишут об американцах вообще. Они не хотят понять, что американцы - разные.
Даже терминологически российские авторы упорно называют в подобных публикациях всех американцев - янки. Хоть бОльшая часть американцев никакого отношения к янки не имеет. Выходцы с Юга относится по происхождению к врагам янки, янки их прадедов убивали. Я много раз цитировал слова этой песни:

Like my father before me, I will work the land
Like my brother above me, who took a rebel stand
He was just eighteen, proud and brave, but a Yankee laid him in his grave

Но есть ещё и те, кто стал американцами уже после Гражданской войны, т.е. приехал из разных стран мира в конце девятнадцатого, в начале двадцатого века, в основном из Восточной Европы (евреи и поляки) и Италии.
Они никакого отношения к янки тоже не имеют, так как никак не могли участвовать в Гражданской войне. Наконец, несколько странно звучит имя "янки" для американских ирландцев, католиков.
В результате, тех, кого можно назвать по происхождению янки, т.е. англо-саксонскими протестантами, да еще из северных штатов, очень немного. Реальных янки наберется едва ли одна десятая часть.
Тем не менее, от этого термина публицисты избавляться не хотят, когда пишут об американцах.

Ну и наконец, второе, но главное. Это важнее неправильной терминологии. Страна разделена на прогрессистов и консерваторов, иными словами, на левых и правых. Эти две основные группы друг друга мягко говоря не любят и лидеры каждой из групп понимают будущее страны и её интересы полностью по-разному. Но это все российских и не только российских авторов не волнует, они пишут о каких-то обобщенных американцах, которые думают одинаково и хотят одного и того же.
Но, кто о чем, а вшивый о бане а я - о евреях.
Теперь и к придуманным им американским евреям у израильтянина точно такое же отношение, как к придуманным янки.
Он нигде не пишет, некоторые, часть или даже большинство, он пишет "американские евреи". И этим выдуманным евреям оказывается наплевать на Израиль, зато они хотят быть лояльными своей стране и интересы Америки ставят выше интересов Израиля.
Здесь, если дело касается Израиля, непонятно, почему автор считает, что интересы Америки так уж сильно отличаются от интересов Израиля? И какой Америки?
Америки Обамы - да. Обама выкручивал руки израильтянам и заключил предательскую сделку с Ираном.
Но половина Америки отправила следующее издание Америки Обамы, Хиллари Клинтон, на политическую свалку. И Трамп называет соглашение с Ираном противоречащим интересам Америки, а не Израиля.
Значит у половины Америки, включая и ее президента, интересы совпадают с израильскими.
Если же взглянуть на американских евреев, здесь несколько другая картина. Действительно, большинство американских евреев голосовало за Обаму и голосовало за Хиллари. Но ведь и меньшинство, которое голосовало за Трампа, это тоже не полтора человека, а тридцать процентов. А тридцать процентов, это почти два миллиона, если считать что в Америке живет пять с половиной миллионов евреев.
И все эти евреи никак не соответствуют описанию израильтянина. Они считают, вместе с нынешней администрацией, что Америка должна быть вместе с Израилем. И для них Израиль не менее дорог, чем для самих израильтян. Автор этого материала подобных американских евреев замечать не хочет.

И наконец, главное, с чем я не согласен. Автор никак не хочет замечать, что речь идет даже не о евреях и неевреях. Речь идет о левых и правых. Почти все американские евреи, которые голосовали за Обаму, считают израильтян оккупантами. И почти все они - левые. Левые - враги не только Израиля, они враги и моей Америки. Они - мои враги.
Левые американские евреи ничем не отличаются от нынешних левых, независимо от их национальности. Они хотят и Америке и Израилю и всему остальному миру социалистического будущего.
Они - борцы с капитализмом. Если Израиль этой борьбе мешает, а в Израиле, к их неудовольствию, все последнее десятилетие у власти правая партия, они - против Израиля. Кампусы американских университетов, практически все - антиизраильские, потому что их уже давно захватили леваки.
И один из главных кампусных леваков, профессор из МIT, еврей Ноэм Чомски (Хомский) вполне открыто говорит, что он - против сионистского образования на Ближнем Востоке и дружит с шейхом Насраллой.
С другой стороны, избиратели библейского пояса, христиане-евангелисты, полностью на стороне Израиля. Они намного более произраильски настроены, чем левые американские евреи.
И они почему-то счтают, что интересы Америки и интересы Израиля совпадают.
Еще раз повторяю, никаих общих американских интересов в данный момент не существует. Половина Америки хочет построить социализм, другая половина, сохранить Америку такой, как она есть.
Точно такая же картина и среди американских евреев, хоть соотношение не в пользу тех, кто против строительства социализма. Но даже если это так, это не значит, что именно эти любители социализма руководствуются интересами Америки. Ну а теперь сама публикация, которая вызвала изложенные выше соображения.

Collapse )
old hippy

Покахонтас нашла старый кулинарный рецепт чероки

«Старый каракалпак Ухум Бухеев рассказал мне эту легенду, овеянную дыханием веков.
Двести тысяч четыреста восемьдесят пять лун тому назад молодая, быстроногая, как джейран (горный баран),
жена хана красавица Сумбурун горячо полюбила молодого нукера Ай-Булака.

(индейцы-чероки Илья Ильф и Евгений Петров)


Наша Покахонтас, Лиза Уоррен снова неопровержимо доказала свое происхождение от коренных жителей Америки, она опубликовала книгу старых индейских кулинарных рецептов.
Книга эта называется "Pow Wow Chow". Т.е. у неё и название на языке чероки.

А наш бостонский радиоведущий Хови Карр, я его часто слушаю в машине, он сменяет Джеффа Кунера во второй половине дня с 3 до 7-ми вечера
http://www.wrko.com/shows/howie-carr-show
клевещет на скво Лизу. Он утверждает, что рецепты эти она спиздила скоммуниздила совсем не у своего двоюродного брата-коренного черокки, как она совершенно правдиво заявляет, а у какого-то французского повара.

Но мы конечно верим нашей Покахонтас, а не какому-то Хови Карру. Раз она говорит, что салат из крабов - это любимое блюдо чероки, значит так оно и есть.
Единственное, что мне не совсем понятно, как эти крабы проползли пару тысяч миль до мест, где индейцы-чероки смогли их поймать и сделать из них свой любимый салат. Ползучие оказались крабы.

На видео вы видите интервью Такера Карлсона с Хови Карром.
Жаль, что Карлсон позвал в эфир этого клеветника:

http://insider.foxnews.com/2017/11/29/elizabeth-warren-and-pocahontas-howie-carr-reacts-pow-wow-chow-crab-recipe-entry-french
Howie Carr: Elizabeth Warren Plagiarized 'Cherokee' Crabmeat Recipe from French Chef

Boston radio host Howie Carr said his state's senior senator lifted a French chef's recipe and submitted it as an authentic Cherokee recipe for a Native American-themed cookbook.
Earlier this week, President Donald Trump again dubbed Sen. Elizabeth Warren (D-Mass.) "Pocahontas" - a riff on her claim to be of Cherokee ancestry.
Tucker Carlson asked Carr about the book, Pow Wow Chow, to which Warren submitted two recipes featuring shellfish.
"When she isn't stealing a Cherokee identity, Warren is also stealing recipes," Tucker Carlson said.
Carr said Warren claimed that the recipes had been passed down for generations in her Cherokee family.
But, he said that the recipes actually came from a former ritzy New York City restaurant owned by late French chef Pierre Franey.
Franey said the dishes were a favorite of the late King Edward VIII, Duke of Windsor, as well as American composer Cole Porter.

Да, ещё этот текст, который я процитировал, неоопровержимо доказывает, что Эдуард Восьмой и Кол Портер тоже были из чероки.
old hippy

Очень скучный текст номер 1 (UPDATE)


UPDATE

Ответ получен:

Я читала все изданные пьесы Вырыпаева и видела 9 спектаклей. Это были "Пьяные" (прибалтийские и в БДТ), польский "Танец Дели", "Летние осы жалят нас даже в ноябре" (театра Фоменко и продюсерский с актерами БДТ), Dreamworks (московский и питерский), "Июль" и "Иллюзии" (не помню чьи).

Поскольку я читаю много русской драматургии, сразу скажу, что считаю Ивана очень хорошим драматургом. Но вот ставить его можно очень по-разному. В плохой постановке (например мхатовские dreamworks) получается статика и бесконечные разговоры. В хорошей - диалоги внутри диалогов и великолепные роли для актеров. Например, польский спектакль с Каролиной Грушкой (жена Вырыпаева) я видела чуть не 7 лет назад и помню до сих пор. Или в БДТ именно в этом спектакле впервые в полную силу рядом с "зубрами" расцвели молодые артисты. У них были беседы с автором в процессе постановки как раз. Видела спектакль раз 5 и он растет, меняется постоянно.



Сначала попробую оправдаться:
Я поставлю подряд два очень скучных текста. Скучных, потому что я не уверен, что хотя бы одна сотая часть моих френдов, этим заинтересуется.
Но дело в том, что мне неожиданно это стало интересно. Почему?
Отвечая на комментарий Сергея Мышкина, я обозвал себя вслед за товарищем Сталиным "человеком русской культуры".
Но потом решил, что ввел в заблуждение уважаемого Сергея. Какой я человек русской культуры, когда я о ее современном состоянии почти ничего не знаю. Книги еще кое-какие читаю, кино тоже иногда смотрю.
Но, например, современный русский театр для меня совершенная "терра инка гнида". Ничего я о нём не знаю. В Америку с постановками современные русские режиссеры не приезжают, приезжают чтобы промчаться по гарнизонам те, кто был популярен сорок лет назад. Мог посмотреть что-либо в Сети, но я не знал что смотреть. Знаю про Серебрeнникова, которой то ли он украл, то ли у него украли. И все.
Короче, тундра я неэлектрофицированная, а никакой не "человек русской культуры". Тем не менее, человек я любопытный, хочется что-то знать.
Для этой цели я записал себе во френды театрального критика Славу Шадронова и читаю все, что он пишет после посещения разных спектаклей.
Но он пишет о каких-то известных всем любителям современного российского театра людях. Называет какие-то фамилии, а я во все это смотрю как баран на новые ворота.
В частности, он уже не в первый раз пишет о драматурге Иване Вырыпаеве и его пьесах. Как бы это очень и очень известный драматург, его знает вся культурная Россия и половина культурного Запада.
А я не знаю. Никогда его пьес не видел, даже в тьюбике.
Решил поискать, кто таков.
Нашел в 5-й книжке "Нового мира" за этот год обширную статью другого театрального критика, Павла Руднева, как раз об Иване Вырыпаеве. Ну и кое-что узнал и даже в связи с этим кое-чем, кое-что понял в рецензии Славы Шадронова. Статью Павла Руднева я поставлю после рецензии Славы Шадронова, это будет второй скучный текст. Она как бы обзорная, по всему Вырыпаеву.
Ну а теперь, внимание - вопрос.

Если из моих российских френдов кто-нибудь видел спектакль по пьесе незнакомого мне ранее таланта, Ивана Вырыпаева, не могли бы вы поделиться впечатлениями в комментариях, дорогие театральные знатоки?

Я был бы вам очень признателен за это. У меня на основе этих текстов, которые я назвал скучными, сложилось впечатление об этом таланте. Но может быть оно ложное и на самом деле, ого-го!

Очень надеюсь, что кто-то что-то видел и поделится.
Collapse )
old hippy

Очень скучный текст номер 2

Вот это фильм талантливого Ивана Вырыпаева. Фильм мне понравился. Девушка - симпатичная и красное платьице ей идет.

И потом на ней шапочка симпатичная. И юноша тоже приятный, очень мне нравится его оф коз.

Ну и два отрывка из статьи, которую я нашел в "Новом мире":

Опубликовано в журнале:
«Новый Мир» 2017, №5
Павел Руднев

Иван Вырыпаев. «Сгорел дом, а в доме две собаки»



Руднев Павел Андреевич — театральный критик, театральный менеджер, переводчик. Родился в 1976 году в Химках. Окончил театроведческий факультет ГИТИСа (1998), курс Натальи Крымовой. Кандидат искусствоведения. Театроведческая специализация — современная драматургия. Помощник по спецпроектам художественного руководителя МХТ им. Чехова и ректора Школы-студии МХАТ. Член редколлегии журнала «Современная драматургия». Преподает в РАТИ (ГИТИС), Школе-студии МХАТ и других театральных вузах. Автор книги «Театральные взгляды Василия Розанова» (М., 2004), многих статей о театре и пьес. Постоянный автор «Нового мира». Живет в Москве.


Публикуемая статья является частью монографии «Драма памяти. Очерки по истории российской драматургии. От 1950-х до наших дней», которая готовится к печати.



Драматург Иван Вырыпаев родился в 1974 году в Иркутске, окончил как артист Иркутское театральное училище (очень важна работа с магом театральной режиссуры и педагогики Вячеславом Кокориным, тогда возглавлявшим Иркутский ТЮЗ), работал в Магадане и Петропавловске-Камчатском (в те же годы там работал режиссер Виктор Рыжаков, с которым Вырыпаева связала накрепко театральная судьба).

Первый провинциальный успех пришел, когда Вырыпаев организовал в Иркутске театр «Пространство игры» и начал гастролировать по России (прежде всего нужно отметить выступление на тогда крупном фестивале театрального авангарда «SibAltera» в Новосибирске), писать свои первые пьесы, опробовать на сцене свои первые тексты. Есть апокриф, который свидетельствует о том, что из Иркутска Ивана Вырыпаева удалил директор местного драмтеатра, где обосновалось «Пространство игры». Якобы была сказана сакраментальная фраза: «В Иркутске „Кислорода” не будет». Фраза оказалось пророческой, но интересен феномен города, чья современная культура построена на обожании иркутской драматургии прошлого: Александра Вампилова и Владимира Гуркина, но сегодняшние феномены отторгает.

Настоящий успех пришел уже в Москве, когда в конце 2002 года в Театре.doc (созданном при участии Вырыпаева) вышел «Кислород».

С тех пор прошло много лет, и Иван Вырыпаев вырос в значительную фигуру российского театра, имеющую международное значение и признание — пьесы Вырыпаева ставят на Западе не реже, чем в России. Его выделяет, пожалуй, главное: собственная, автономная форма пьесы, тесно связанная с неканоническим образом спектакля, который выстраивается в голове у знатока театра, знающего профессию изнутри.

Драматургическое мастерство Вырыпаева развивалось параллельно с его постановочными навыками, но влияло и на театральный ландшафт всей страны: он всегда ставил сложные задачи перед театром, всякий раз заходившим в тупик перед раковинообразными структурами его пьес. Вырыпаев предлагает действительно новые драматургические формы, резко выделившие его творчество из жизнеподобной новодрамовской эстетики, которая все же вполне традиционна в области формы и конвенции «текст — театр». Вырыпаева выделяет особый стиль, базирующийся на доминанте слова в пьесе и спектакле, страсти к игре словами и особому их порядку.

Главным действующим лицом спектакля по пьесе Вырыпаева всегда становится сам текст, вбирающий в себя ритм, формы, смыслы и философию эпохи. Современный театр, пытающийся отказаться от диктата слов, находит в Вырыпаеве «штрейхбрекера», возвращающего слову влияние и дидактику. Драматурга всегда выделяло и наличие нового смыслового предложения: Вырыпаев претендовал на формулирование (пусть и абстрактное, лирическое, спутанное) идей, религиозных смыслов, последних вопросов бытия, претендовал на часто дидактический способ определения авторской позиции.
....


А это мне не очень нравится, потому что грустно. А ещё не нравится, потому что ни к селу ни к городу упоминается Иерусалим и слишком пафосно:



Хоть Павел Руднев все как будто бы объяснил.

Десятичастный «Кислород» по своей форме — ревизия Нагорной проповеди. Каждая композиция рэп-сета — осмысление одной из заповедей, и в каждом припеве (что уже само по себе не слишком благочинно) деконструируется, высмеивается, заменяется или заново утверждается с уточнениями одна из них. Одно это делает пьесу текстоцентрической, построенной на словесной игре, обильном ироническом цитировании. В известном смысле слова, невзирая на саркастический, хулиганский и ниспровергающий характер размышлений автора, Вырыпаев встраивается в сложную филологическую игру, схожую с рассуждениями толкователей Библии. Тем более что стиль религиозного письма перенимается, пародируется. Герои Вырыпаева относятся к своей миссии «переоценки ценностей» (от лица всего поколения, между прочим) и серьезно, и несерьезно, осознавая, что где-то они похожи не только на пародиста Библии Франсуа Рабле и Эразма Роттердамского, но и на местечковых «толкователей Апокалипсиса» у Гоголя и Достоевского.

В пьесе «Июль» есть такая ремарка: «На сцену выходит женщина. Она вышла только для того, чтобы исполнить этот текст». Собственно, любая пьеса Вырыпаева предполагает именно такие взаимоотношения между исполнителем и ролью. Виктор Рыжаков, который много лет работал с Вырыпаевым как режиссер, на его пьесах выработал своеобразный метод презентации литературного материала — через предъявление «текста как текста». Текст не присваивается исполнителем, он оказывается его «костюмом», потоком, который проходит сквозь тело и речевой аппарат артиста и не задевает его эмоций. Текст не интерпретируется, артист — только носитель текста. Не артист играет текст, а текст играет артистом, становясь доминантой зрелища. Текст становится телом спектакля, его главным действующим лицом. Здесь сжигается то, что претит Вырыпаеву: в таких условиях игры сюжет, нарратив, рассказ истребляется, перестает быть тем манком, за которым следит зритель в театре. Вырыпаев стремится перестать «травить истории» в театре, развлекать сюжетами, стремится переключить внимание зрителя на что-то другое, видимо, на суть. Так происходит и в «Кислороде»: история Саши и Саши — блеф, ложный ход. Важно что-то другое. Сюжет, царапнув нас, растворяется уже с пятой композиции. При этом профессиональные артисты — Арина Маракулина и Иван Вырыпаев — шли в спектакле на определенный демпинг актерского мастерства, особенно сценического движения и сценической речи, добиваясь шокировавшей естественности, безусловности существования, которая возможна только после того, как будут счищены штампы, наработки актерской игры. Артисты не выглядели артистами, они были людьми.

Текстоцентризм «Кислорода» и других пьес Вырыпаева, вообще современного театра, любящего воспроизводить текст, буквы или процесс письма на видеоэкране, — есть свидетельство изменившегося восприятия человека компьютерной эпохи. Не может не влиять на наше сознание тот факт, что восприятие стало по большей части дигитальным, цифровым и текст, и вообще любую информацию мы сегодня воспринимаем, как правило, через цифровые источники. Поколение говорит текстом, письмом чаще, нежели речью (блоги, смс, электронные письма, инфографика и т. д.). Такое отношение к тексту, разумеется, ставит большие вопросы перед школой русского психологического театра.
old hippy

Ладно, еще скучный текст номер 3


Вы не пугайтесь, что там сначала на английском, это недолго.


Девушка про "Сахар" вспоминает, вот кусок из этого "Сахара".
Я со своей стороны напоминаю, что "сахар - это белая смерть!" Лично я его не ем.
old hippy

Уже не так скучно


Постепенно, по мере того, как я пытался узнать, кто такой Иван Вырыпаев, мне уже стало не так скучно.
Это мне понравилось и повеселило. Тем более, что это уже на американские темы.
Правда поют они плохо и играют на расстрoенных инструментах, не попадая в ноты. Но я понял, что это предусмотрено, что делается это специально.
Так надо!