October 13th, 2017

old hippy

День Восьмой. Греция. Корфу.

Никто меня не спрашивает, почему я прервал рассказ о нашем плаваньи. Так поэтому прервал, потому что никто не спрашивает.
Но мое чувство долга - незыблемо. Раз начал, должен закончить. Тем более, что впереди - Мальта. Когда мы подплывали к причалу, там вокруг была такая красота, что я открыл рот и закрыл его только тогда, когда надо было уйти с палубы и приготовиться к высадке.
Но Мальта - не сегодня, сегодня - Греция.


Итак, Корфу. Т.е. новая страна в нашем плаваньи - Греция.
Остроф Корфу для нас, тех, кто вырос в СССР известен прежде всего победой русского оружия.
Здесь эскадра под команованием адмирала Федора Федоровича Ушакова высадила десант и русские моряки взяли штурмом неприступную крепость, которую обороняли тогда победоносные французы. Это было время побед Наполеона, но на Корфу победили русские.
И это было рождение российской морской пехоты. Выражение - "неприступная" в данном случае не дань банальным литературным красивостям. Когда я увидел взятую русскими крепость, никого другого слова в голову не пришло. Внешне она выглядит настолько неприступной, что даже без всякого боя забраться на ее стены по силу только альпинистам, так мне кажется. Но об этом будет заключительная часть моей записи.
Я разделил фильм про Корфу на три части.



В этой части вы увидите бухту Корфу и торжественную церемонию, которая проходила тогда, когда мы были на берегу.
Она не была посвящена моему прибытию. Греки вспоминали трагические события Первой Мировой, как выяснилось.
Кроме того, я с удивлением увидел, что здесь используют еще советскую судостроительную продукцию, судно на подводных крыльях "Метеор".



В следующей части мы с вами пройдем по Старому Городу и обнаружим мемориальную доску на синагоге в честь уроженца Корфу, писателя Альберта Коэна.

Я не знал о таком писателе и решил, прочитав мемориальную доску на синагоге, что он был одним из основателей Израиля.
Это не совсем так, хоть к Израилю Коэн действительно отношение имел.

Вот что о нём написано в ВИКИ:

Альбер Коэн (фр. Albert Cohen; 16 августа 1895, остров Корфу — 17 октября 1981, Женева) — поэт, писатель и драматург из швейцарской Романдии. Выдвигался на Нобелевскую премию по литературе.

Абрахам (Альберт) Коэн родился в семье евреев-романиотов на острове Корфу

Про Израиль в русском варианте ничего не написано. На английском языке написано, что он был первым представителем Израиля в ООН.
Т.е. он был израильским дипломатом, несмотря на то, что оставался франкоязычным писателем.
И он представлял Израиль в качестве посла до 1957-го года, но потом ушел в оставку, чтобы у него было время заниматься литературой.
Вот как об этом пишет ВИКИ на английском:

In 1957, he turned down the post of Israeli Ambassador in order to pursue his literary career.


Заключительная часть моего рассказа о Корфу посвящена главному, что нам, выходцам из СССР известно об этом острове, штурму крепости:


Я долго искал видео со штурмом крепости Корфу русскими моряками, но находил только полный фильм "Корабли штурмуют бастионы". Он идет полтора часа. Загружать его к себе на комп и выделять только штурм, это большая возня, не хотел этим заниматься. Но наконец мне повезло. Потому что видео на YouTube не включало в себя имя Ушакова, там в названии речь идет о рождении морской пехоты:

old hippy

О Быкове, которой знает лучше нас про нас самих

Кое-что неточно, кое с чем - не согласен.
Но в целом - текст правильный.

Грех разведчика – Дмитрий Быков о русской эмиграции

«Быкову за талант прощаю ту х**ню, которую он несет…»

Игорь Губерман

«Не по России мы тоскуем, батенька, а по молодости, ушедшей бесследно».

Владимир Набоков

Я, придя рожать в палату орущих женщин, с наглостью и омерзением заявила, что я-то уж и звука не издам, а эти, что орут, – невыдержанные истерички. Когда схватки начались у меня, закричала так, что три дня потом говорить не могла. Горло сорвала.

Лекция Быкова об эмиграции (фестиваль лекций «На крыше» — «Русский эмигрант как психологический тип», http://www.limonow.de/myfavorites/DB_100.html#2016.08.11) – многословные рассуждения о родах трусливой нерожавшей бабы. Как от тени отца Гамлета, отбивается он от призрака эмиграции, на которую не решился, в самооправдании дойдя до казуистического уравнивания внутренней эмиграции (фига в кармане), к которой он себя относит, с эмиграцией реальной.

Разговоры его об эмиграции – анекдот про еврейского парикмахера, писавшего романы из графской жизни.
Collapse )