?
?

Log in

No account? Create an account

February 26th, 2017

old hippy

Посмотрел еще два оскаровозможных фильма (UPDATE)

Вернее, один - посмотрел, а другой - пытался.


UPDATE:
"Оскар" разумеется получил самый политкорректный фильм, про чернокожего юношу из трущоб.


Начну с того, который не смог досмотреть, с "Прибытия". Впрочем, смотрел я его минут 20, так что что дальше было - не знаю.
Но первые двадцать минут, совершенно бездарная тягомотина. Все ложномногозначительно, начиная с дочки, которая ни с того ни с сего умирает от рака и выглядит еще живая, хуже трупа. Потом бесконечные хождения взад-вперед и бесконечное лазанье по стенам какого-то удлиненного яйца. Оно якобы очень большое.
Очень смешное обоснование привлечения главной героини, типичной айриш по внешности. Она видете ли, знает фарси и помогла Органам прочесть послание какого-то террориста, писавшего на фарси. Мне это напоминает ситуацию, когда в суд, если один из обвиняемых - русскоячный и требует переводчика, приглашают почему-то человека, который русский язык почти не знает. Но он - в списке тех, кого можно приглашать для перевода.
Фарси в Америке, как родной знают сотни тысяч человек, потому что в Америке живет много беженцев из исламистского Ирана, людей, которые под муллами жить не хотели.
Они достаточно успешны, давно нашли себя в новой стране и хорошо знают английский, используя его на работе и в разговоре с собственными детьми. Дети как правило уходят в англоязычный мир. Кроме того, они ненавидят мулл и их режим, т.е. виновников потери ими Родины. И конечно готовы помогать американским спецслужбам.
Выбор - огромный. Зачем тогда рыжую айриш звать?
Ладно, практически любой сценарий любого фильма основан на какой-то глупости, безупречных сценариев я вообще не встречал.
Можно конечно забыть про главную героиню, как уникальную специлистку в Фарси и вообще, все можно забыть и наслаждаться хорошим, талантливым кинематорграфом.
Но нет, кинематограф в данном случае не талантлив. Единственное что волнует создателей фильма, показать, что мультикультуризм, это главное.
Что с осьминожками, которые появились в тот момент, когда я прекратил просмотр, надо все равно дружить, даже если они - осьминожки.
Может быть я не прав, может я ничего не понимаю, может это шедевр, но я пишу о своем впечатлении.
Впрочем скопирую еще одно впечатление - отсюда, это мнение человека, который досмотрел этот фильм до конца:
http://aka-human.livejournal.com/729015.html
Псевдоумная херня в которой нет ни одной мысли.

Не могу согласиться! Мысли там как раз есть, и мы даже знаем какие:

- Военные все параноидальные идиоты, у которых только одна извилина в голове, переходящая в ружжо.
- Самый главный генерал - чёрный. (Правда, хороший актёр на этот раз, так что принимается.)
- Без мирового правительства человечество как дети, сами себе ложку в рот не донесут.
- За нами глаз да глаз нужен, и только учоный из академии может нас спасти от скверны. Лучше если учоный - женщина.
- Китайцы - ебанаты и параноики, хрен поймёшь что они хотят, да и вообще не язык, а тарабарщина какая-то.
- Русские расстреливают своих самых главных учоных прямо за пультом, потому что отмороженные.
- Гарвард приди, порядок наведи.



Ну и второй фильм, "Hell or High Water", ("Любой ценой") я его посмотрел на одном дыхании. Хороший фильм, добротно сделан, очень интересен чисто визуально, я никогда не был в Техасе, там техасские прерии половину экранного времени на экране, они помогают сюжету своей бескрайностью и завораживающей и загадочной унылостью.
Люди в фильме может быть слишком типичны именно для техасцев. Обветренные загорелые лица, ковбойские шляпы, все как полагается.
Но это не мешает, а наоборот помогает. Как удачная и узнаваемая декорация.
Бриджес со своими неполиткорректными шутками - хорош. Шутки его тоже хороши, он ими достает своего напарника, который наполовину - мексиканец, но шериф его почему-то именует индейцем. Впрочем, здесь нет особой ошибки, большинство мексиканцев легально или нелегально попадающих в Америку, действительно или частично или полностью индейцы по расе. Чисто белым хорошо и в Мексике, они не сильно оттуда бегут.
Конечно в результате оказывается, что расист-шериф, любил своего напарника как брата и он за него готов мстить тому, который убил напарника и даже его брату.
А значит вся эта неполиткорректность, она невсамделишная.
Очень хороши официантки, как молодая так и старая, которая говорит совершенно гениальную фразу:
"Что Вы НЕ будете заказывать?"
Разумеется удачливость грабителей, несколько кинематографична, "как в кино", но иначе не было бы этого сюжета и этого фильма.
А фильм есть и он получился.
И здесь я должен признаться в одном несколько удивительном для меня самого парадоксе.
Основаная идея фильма, которая ничуть не скрывается, а даже проговаривается во многих сценах:
"Грабь награбленное!". Т.е. идея чисто коммунистическая, марксистско-ленинская. И я, как стойкий и убежденный антикоммунист должен был возмущаться тем, что делают братья и быть на стороне ограбленных, а не грабителей. Увы, мне почему-то хочется чтобы у них все получилось.
Т.е., я, благодаря создателям фильма, на два часа становлюсь на сторону тех, кто "грабит награбленное".
Ну что ж, такова сила искусства.
old hippy

"Вы тратите — точнее, ваши родители тратят — по 30 тысяч в семестр, чтобы сделать вас глупее"

Наденька приводит эту цитату в тексте, который с успехом доказывает, что расист и сексиcт абсолютно прав.
Впрочем, так как папа Наденьки обеспечил ей занятия в NYU и квартирку с видом на Трамп-Тауэр, Наденька может быть сколь угодно глупа, папенькиных денежек вполне хватит ей на всю жизнь.


Это сама Наденька. Симпатичная.


The Guardian logoThe Guardian, Великобритания


Акция протеста против избрания Дональда Трампа президентом США в Нью-Йорке



От Путина — к Трампу: каково быть русским студентом в Нью-Йорке

Прошел месяц со дня инаугурации президента Трампа, и я невольно замечаю сходство между Америкой и моей родиной — Россией





Для молодых россиян вроде меня поддерживать или критиковать Владимира Путина — вопрос нравственного выбора. Поддерживать его — значит, выступать против западной демократии и свободы слова; критиковать его — значит, бороться против коррупции и бессмысленных войн. Я принадлежу ко второму лагерю — я хотела быть журналистом, чтобы иметь возможность раскрывать правду. Но мои родители отсоветовали — писать о политике было слишком опасно. Поэтому, когда мне исполнилось 18 лет, я уехала из Москвы, чтобы начать все сначала в Нью-Йорке.

Как ни старайся, когда эмигрируешь, невозможно оставить весь свой багаж за спиной; невозможно полностью отключиться от прежнего мира. Пять лет спустя я начинаю наблюдать сходство между той страной, из которой я уехала, и той страной, которую я теперь называю своим домом.



Прошел лишь месяц, как Дональд Трамп стал президентом, и в Нью-Йоркском университете по-прежнему ощущается паника. Однокурсница призналась, что после выборов рыдала в преподавательской. Как и я, она винила себя в бездействии, позволившем Трампу победить. В университетских коридорах было пусто — на лекции почти никто не пришел. Мой руководитель в электронной рассылке советовал студентам быть осторожнее. Я всю ночь не спала, просидев в своей маленькой квартирке на Манхэттене, ела заказанную на дом индийскую еду и много плакала.

Окна моего дома выходят на башню Трампа. Это здание олицетворяет президента, о котором я все еще боюсь говорить что-то плохое. Когда-то я думала, что мое московское прошлое придаст мне твердость, и я сумею жить в Нью-Йорке. Но вот опять я боюсь. Сразу после выборов вандалы исписали стены университетской мусульманской молельной комнаты надписями «Трамп!». Этот мерзкий поступок послужил предвестником всего того, что случилось потом.
До выборов я всегда думала, что американцы скрывают свои политические взгляды, держа их в тайне — подобно своим медицинским карточкам. На территории кампуса я видела только одну шапку с надписью «Сделаем Америку снова великой», да и то это было выражением иронии. Но теперь все изменилось и напоминает мне ту страну, где я родилась.

В России сторонники Путина высказывают свое мнение громко и ясно. Им нечего бояться — ведь они являются значительным большинством. Я их знаю. Некоторые из них даже были моими друзьями. Большинство из них проголосовали за него из соображений целесообразности, но когда против России были введены западные санкции, они прониклись к нему чувством пылкой преданности.

Нью-Йорк, в отличие от Трампа, любит всех иммигрантов — и русских, и иранцев, и мексиканцев. Нет никакой необходимости смешиваться с толпой, чтобы не выделяться; ведь все откуда-то приехали. И все же, куда бы я ни пошла, во мне всегда узнают русскую — меня выдает мой сильный акцент. Меня спрашивают про водку, коммунизм и русских невест, предлагаемых брачными агентствами. А теперь меня постоянно спрашивают еще и про русских хакеров и про Путина. Могу сказать, что и либеральные американцы, наконец, чувствуют себя, как же, как и я — у них тоже есть президент, который не является символом их ценностей.

Хотя Нью-Йоркский университет по-прежнему кажется безопасным местом, в котором много хороших людей, и в котором ведутся конструктивные беседы, я беспокоюсь о будущем.


Это хорошая людь из Наденькиного универеситета, она проводит конструктивную беседу.

Третьего февраля недалеко от университета в ходе протестов, вызванных речью Гэвина Макиннеса (Gavin McInnes), консервативного комментатора, известного своей расистской и сексистской мужской организацией Proud Boys, были арестованы 11 человек.


Телеканал RT с упоением бросился об этом рассказывать. Его журналисты подчеркнули, что протесты были яростными, с применением насилия, и что в Макиннеса, якобы, брызнули газом из баллончика, и затем он написал в Twitter, что «из-за того, что его обозвали нацистом, ему было намного больнее». Они процитировали его слова: «На самом деле после этого университета вы становитесь только глупее. Поразительно, разве нет? Вы тратите — точнее, ваши родители тратят — по 30 тысяч в семестр, чтобы сделать вас глупее».


Трамп — чей зять Джаред Кушнер (Jared Kushner) учился в Нью-Йоркском университете — назвал тогда студентов «профессиональными анархистами».

Нет, мы не профессиональные анархисты, а студенты одного из лучших университетов страны. Мы — прогрессивное учебное заведение, и мы не дураки. Я надеюсь, что молодые, прогрессивные американские студенты не остановятся. Хотя мы и не смогли изменить ситуацию в Москве, я чувствую, что жители Нью-Йорка — и, надеюсь, все американцы — известные своим независимым характером, умением взять себя в руки, сплоченностью — не сдадутся.

Надя Палон — магистрант Нью-Йоркского университета.