September 4th, 2016

old hippy

В Америке - то же самое, только вместо иврита - английский



У подъездов в Израиле ящики с русскими книжками...

Марк Шехтман

* * *

Что морочить вам голову сказками или интрижками,
Если рядом сюжет очень горестный и настоящий?
У подъездов в Израиле ящики с русскими книжками,
Будто траурный знак, появляются чаще и чаще.


Через Чехию, Венгрию, Австрию и Адриатику
Мы за взятки везли, превышая пределы загрузки,
Философию, физику, химию, и математику,
И Толстого, и Чехова – всё, как понятно, по-русски.


А когда на таможне уже и за доллары медлили
Брать багаж – перегруз, мол! – тогда эмигрант непреложно
Оставлял половину ковров, и посуды, и мебели,
Но не книги, поскольку уехать без книг – невозможно!


Цену мы себе знали и были не глупыми, вроде бы,
Но как много углов оказалось в обещанном круге...
И не шибко счастливые на исторической родине,
Русским словом спасались мы, книгу раскрыв на досуге.


Нанимались на всё, до рассвета вставали в полпятого
– и за швабру, и лом, и лопату! – а чтоб не дичали,
Судомойка-филолог в уме повторяла Ахматову,
А маляр-математик листал Фихтенгольца ночами.


Мы пробились к профессиям – к музыке, скальпелю, формуле,
И гортанный язык перестал тяготить, как вериги.
Мы остались людьми, мы судьбину поводьями вздёрнули! –
Но состарились люди, а рядом состарились книги.


Нашим детям и внукам иврит уже много привычнее,
Чем их простенький русский, бесцветный, как стены приюта.
И когда старики умирают, конечно, приличнее
Ящик с книгами вынести – вдруг пригодятся кому-то.


Вот такие приметы, печальные и настоящие,
Нынче в наших делах, в нашем доме, у нашего века.
Не считая своих – слава богу, не сложенных в ящики!
Этих траурных книг у меня уже – библиотека...
old hippy

Капитан Очевидность (но может быть и такой полезен)

Госпожа Вексельман пишет о вещах хорошо известных и очевидных. Во всяком случае, известных и очевидных для меня и для постоянных читателей моего ЖЖ, потому что я обо всём этом писал много раз, писал подробнее, чем в этом материале. Например, о последней странной смерти:
http://dandorfman.livejournal.com/1002213.html
Тем не менее, я решил поставить этот текст для тех, кто во-первых, недавно следит за моим ЖЖ, т.е. для новых френдов, во-вторых, потому что здесь все сконцентрированно.
Но в одном я решительно не согласен с госпожой Вексельман.
Даже Нью-Йорк Таймс достаточно подробно пишет о всех художествах четы Клинтонов, не говоря уже о других источниках информации, таких как правые радиостанции, FOX NEWS, Уолл-Стрит Джорнал, Нью-Йорк Пост и т.д. и т.п. Издаются толстые книги, которые подробно в деталях всё это описывают. Все американцы, которые хотят что-то знать, всё знают. Таких, которые всё знают, десятки миллионов. Нет никаких секретов. И те американцы, которые не хотят видеть Клинтон в Белом Доме на тысячах сайтах в тысячах комментариев, в том числе и в её собственной FB, пишут, что её место в - тюрьме. И получить она должна пожизненное.
Нет никаких секретов, госпожа Вексельман все эти секреты высосала из своего журналисткого пальца. Всем всё известно.

Дело совсем в другом, та Америка, которая желает Клинтон в частности, и подачек в целом, та Америка, которая хочет, чтобы правительство отвечало за их жизнь, здоровье и благополучие, что само по себе понятно, далеко не всем хочется надрываться и заботиться самому о себе и своих близких, это всё полностью ингорирует. Они тоже кстати обо всем этом знают, но им на это наплевать. Их устраивает то, что предлагает Клинтон и такие как Клинтон. И таких похоже большинство. Вот в чем ужас происходящего.

«Нью-Йоркская правда»

Чем ближе к выборам, тем явственнее я ощущаю, что испытываю совершенно странное чувство: вроде бы события происходят в Америке, а вроде бы и нет, вроде вот тут Си-Эн-Эн, а вроде бы Останкино.

Collapse )

old hippy

"Сталинизм побеждает"

Так считал Иосиф Бродский в 1973-м году. Интересно, что бы он сказал сейчас?

ИОСИФ БРОДСКИЙ. РАЗМЫШЛЕНИЯ ОБ ИСЧАДИИ АДА


Полагаю, что в мировой истории не было убийцы, смерть которого оплакивали бы столь многие и столь искренне. Если количество плакавших еще легко объяснить величиной популяции и средствами информации (и тогда Мао, если он, конечно, умрет, займет первое место), то качество этих слез объяснить гораздо труднее. 20 лет назад мне было 13, я учился в школе, и нас всех согнали в актовый зал, велели стать на колени, и секретарь парторганизации — мужеподобная тетка с колодкой орденов на груди — заломив руки, крикнула нам со сцены: «Плачьте, дети, плачьте! Сталин умер!» — и сама первая запричитала в голос. Мы, делать нечего, зашмыгали носами, а потом мало-помалу и по-настоящему заревели. Зал плакал, президиум плакал, родители плакали, соседи плакали, из радио неслись «МагсЬе funebre» Шопена и что-то из Бетховена. Вообще, кажется, в течение пяти дней по радио ничего, кроме траурной музыки, не передавали. Что до меня, то (тогда — к стыду, сейчас — к гордости) я не плакал, хотя стоял на коленях и шмыгал носом, как все. Скорее всего потому, что незадолго до этого я обнаружил в учебнике немецкого языка, взятом у приятеля, что «вождь» по-немецки — фюрер. Текст так и назывался: «Unser Fuhrer Stalin». Фюрера я оплакивать не мог.



Collapse )