April 9th, 2016

old hippy

Вера Холодная, Мишка Япончик, Одесса, смерть


Вера Левченко, родилась в Полтаве, прожила только 26 лет и умерла в Одессе, но ее уже хоронили как Веру Холодную (по мужу) Вот о ее последних годах в нашем городе.

В Одессе (1918—1919)
Весной 1918 года Холодная переехала в Одессу с киноэкспедицией Харитонова, куда входили также Чардынин, Максимов, Рунич и члены их семей. Актрису сопровождали сестра Софья и дочь Женя. Вторая сестра, Надя, муж Владимир и приёмная дочь Нонна остались в Москве. Существует предположение, что не последнюю роль в отъезде сыграли события в личной жизни актрисы — одновременный разрыв с мужем и Владимиром Максимовым. По дороге в Одессу актёры давали концерты в крупных городах, включая Киев и Харьков. Впоследствии Евгения уточняла, что в ожидании того, когда в Одессе будет оборудована киностудия, Вера Холодная успела принять участие в съёмках ряда картин в Ялте и несколько раз выступить в благотворительных концертах в пользу Добровольческой армии.

В Одессе внимание поклонников стало для Холодной, по словам её сестры, «настоящей катастрофой». Иногда участники киноэкспедиции были заняты целые сутки: съёмки проходили в ателье, которое Харитонов выстроил на Французском бульваре, на специально приобретённом участке земли. 18 декабря 1918 года Одессу заняли французские войска и части Добровольческой армии. Холодная стала получать приглашения сниматься за рубежом от иностранных компаний. «Фирмы обещали ей огромные гонорары, — рассказывала сестра актрисы Софья, — но Вера решительно всё отклоняла… Вера опубликовала заявление в печати, в котором публично заявила, что ни за что не покинет свою Родину в тяжёлое для неё время, и призывала других артистов тоже последовать этому решению». Действительно, в одном из номеров «Кино-газеты» за 1918 год было опубликовано упомянутое интервью с актрисой, где приводились следующие её слова: «Теперь расстаться с Россией, пусть измученной и истерзанной, больно и преступно, и я этого не сделаю».

Всего с участием Холодной было снято четыре фильма — «Последнее танго», «Женщина, которая изобрела любовь», «Азра» и «Княжна Тараканова». Во время показов этих лент на Дерибасовской улице, перед синематографом «Кино-Уточкино», выстраивались огромные очереди. В свободное от съёмок время актриса также выступала на коммерческих концертах и благотворительных вечерах, сбор от которых шёл в пользу неимущих работников сцены или Красного Креста. Круг одесских знакомств Холодной был разнообразен: она могла появляться в обществе французских военных деятелей и белых офицеров, что давало поводы для многочисленных слухов. Кинозвезде приписывали романы с военным губернатором Одессы Алексеем Гришиным-Алмазовым, французским генералом Анри Фрейденбергом и французским консулом Эмилем Энно. В окружение актрисы входили и такие лица, как Георгий (Жорж) Лафар и Пётр Инсаров, тайные агенты большевиков. Исследователь Максим Ивлев предполагает, что оба они пытались выведать через Холодную какие-либо тайны, а возможно, и осуществить подкуп Фрейденберга. В своём донесении в Москву Лафар писал о своей встрече с Холодной:
«Она там [в отдельном кабинете „дома кружка актёров“] ужинает, иногда обедает с друзьями, оттаивает от одесского холода и неустройства. Я имел с ней беседу („Апостол“ представил меня). Дама несколько инфантильна, но отзывчива и мила, по нашему мнению, обязательна. Что удивительно, слава ей не вскружила голову. Она ею тяготится. Фрейденберг души в ней не чает, льнёт к ней, хотя держит себя в рамках приличий. Дама эта наша. У неё брали интервью: „Почему бы вам не поехать в Европу, пока в России междоусобица?“ Она ответила: „Я Россию никогда не брошу“. О даме буду писать отдельно. Влияние её на Фрейденберга безмерно. „Апостол“ предлагает форсировать это дело в том направлении, в котором был заговор. Я — за!..»
Болезнь и смерть

В феврале 1919 года Вера Холодная простудилась и заболела тяжёлой формой гриппа с лёгочными осложнениями, более известной как «испанка». «В Одессе была настоящая эпидемия, и болезнь протекала очень тяжело, а у Веры как-то особенно тяжко, — делилась сестра Софья. — Профессора Коровицкий и Усков говорили, что „испанка“ протекает у неё как лёгочная чума… Всё было сделано для её спасения. Как ей хотелось жить!» По свидетельству импресарио актрисы, болезнь настигла её внезапно: зимой, после спектакля в театре литературно-артистического общества на Греческой улице, по дороге в гостиницу «Бристоль» артистка упала в снег с перевернувшихся саней. На следующий день у неё поднялась температура, и врачи поставили диагноз — грипп. Не желая оставаться в гостинице, Холодная переехала к матери, в дом Папудова на Соборной площади.

Тело Веры Холодной в гробу.

По воспоминаниям сестры, перед домом Папудова постоянно стояла толпа молодёжи, а Харитонов и Чардынин, сидя на кухне, плакали. «Я ежедневно бывал у неё, — писал импресарио Холодной. — Она была в очень угнетённом состоянии». Проболев всего несколько дней, актриса умерла 16 февраля 1919 года в половине восьмого вечера. Вскрывать тело, вопреки обычной практике, не стали — вместо этого сразу же произвели бальзамирование, для чего к постели умершей был срочно вызван лучший одесский патологоанатом профессор Тизенгаузен. Вынос тела в Спасо-Преображенский кафедральный собор для отпевания состоялся не днём, как обычно, а ночью — тем не менее, при большом скоплении народа. Эти странные обстоятельства впоследствии легли в основу многочисленных конспирологических версий относительно смерти Веры Холодной.

Сестра актрисы вспоминала, что с умершей пришла проститься буквально вся Одесса. «Мёртвая актриса была наряжена в один из лучших своих туалетов и тщательно загримирована», — вспоминал А. А. Ханжонков. Картина «Похороны Веры Холодной», ставшая, фактически, последней в репертуаре актрисы, имела огромные сборы. Могила Веры Холодной не сохранилась до наших дней, поскольку кладбище, на котором захоронили её тело, в 1932 году было уничтожено.

Внезапная смерть популярной артистки повлекла за собой целую череду слухов и домыслов. По официальной версии, причиной ухода Холодной из жизни действительно стала «испанка». Вскоре появился ряд других версий: по одной из них, её расстреляли революционные матросы как белую шпионку; по другой — актриса задохнулась от запаха отравленных белых лилий, присланных консулом Энно; третья версия гласила, что Холодную задушил на почве ревности её любовник, генерал Гришин-Алмазов. В дальнейшем, в эмиграции, обвинения в причастности к смерти артистки высказывались и в адрес её последнего партнёра Осипа Рунича. Впрочем, большинство людей, знавших актрису, придерживались официальной точки зрения на этот счёт — например, дочь и сёстры Холодной, её импресарио (вспоминавший, что ни сама актриса, ни члены её семьи «не высказывали никаких сомнений относительно причины её заболевания», а также Александр Вертинский

old hippy

Ну и наконец...


Изабелла Кремер

На афише в предыдущей записи имя Изы Кремер, автора "Последнего танго".

Изабелла Кремер родилась в Бельцах, пела в Одессе, потом уехала в Аргентину, где и дожила до 1956-го года.
Именно она сочинила то аргентинское танго, которое танцевал Остап Бендер.
Вспомним одесских классиков:

Первым начал самовар. Из него внезапно вывалился на поднос охваченный пламенем уголек. И самовар запел:

Под знойным небом Аргентины, Где небо южное так сине...

Великий комбинатор танцевал танго. Его медальное лицо было повернуто в профиль. Он становился на одно колено, быстро поднимался, поворачивался и. легонько переступая ногами, снова скользил вперед. Невидимые фрачные фалды разлетались при неожиданных поворотах.

А мелодию уже перехватила пишущая машинка с турецким акцентом:

... Гдэ нэбо южноэ так синэ, Гдэ жэнщины, как на картинэ...

И неуклюжий, видавший виды чугунный компостер глухо вздыхал о невозвратном времени:

... Где женщины как на картине, Танцуют все танго.




Исполнение самой Изы Кремер я не нашел, нашел Bадимa Козинa.

Но голос Изы Кремер Вы услышите в другой ее песне, там же ее фотографии:
old hippy

"Всюду жизнь" (Снова Козловский)

Среди антитрампистов
March 30, 2016 9:53 pm 0 comments Автор:

antiTrump3-19-16EvansВ центре Манхэттена состоялся первый относительно массовый митинг противников миллиардера Дональда Трампа, баллотирующегося сейчас в президенты США от Республиканской партии. Акция, в которой на глаз участвовало около тысячи человек, проходила на площади Коламбус-Серкл у подножья 68-этажного небоскреба Trump Tower.
Она будет далеко не последней. Эта была, так сказать, проба пера.
Памятуя о том, как 11 марта демонстрантам удалось сорвать выступление Трампа в Чикаго, отцы города подогнали к площади сотни полицейских с пучками белых пластиковых наручников на бедре. С ними соперничала по многочисленность разноязыкая орда журналистов со всего мира, которые лезли друг к другу в кадр.
Акция началась в полдень, но уже за час до этого у ограды Центрального парка встали двое сторонников виновника торжества с самодельными плакатами «Голосуйте за Трампа», «Построим стену» и «Депортировать нелегалов». Речь шла о гигантском заборе, которым Трамп обещает отгородиться от Мексики, чтобы пресечь поток мигрантов и контрабандистов.
Один из трампистов, седобородый Джефф Макдоналд, сказал мне, что не питает иллюзий насчет Трампа, и охотно осудил его за хамские высказывания по адресу женщин.
«Но посмотрите, какую махину он отгрохал! – сказал он, кивнув на черную громаду трамповского небоскреба у себя за спиной. – А политики, они только языком чесать умеют».
Журналистка заметила, что у Трампа было несколько банкротств.
«Если вы построили бизнес в 10 миллиардов, то это иногда неизбежно, – пожал плечами Макдональд. – И он же не сам вылетал в трубу, а какие-то его компании».
По словам трамписта, больше всего ему импонирует готовность Трапма держать границу на замке, «потому что страна с дырявой границей – это не страна».
К Макдональду подошли еще двое единомышленников, в том числе домохозяйка Кристи Эванс с плакатом, осуждающим миллиардера Джорджа Сороса. Она сказала мне, что одинаково симпатизирует и Трампу, и социалисту Берни Сандерсу, потому что оба они аутсайдеры и против истеблишмента.
По словам Эванс, на антитрамповский митинг ее привело чувство протеста против тактики противников Трампа, которые хулиганят на его мероприятиях и «зажимают рот его сторонникам». Она остановилась на полуфразе и сказала своей маленькой дочери держаться в стороне от людей с повязками на лице, то есть анархистов, которые сновали в толпе.
В отличие от оккупантов Уолл-стрит, они щеголяли не в масках Гая Фокса, а закрывали нижнюю часть лица платками или куфией. В Фокса нарядилась лишь одна демонстрантка, у которой из-под его маски торчали седые волосы.
Когда собралась основная масса антитрампистов, Эванс смогла испытать их тактику на себе. Группа молодежи окружила сиротскую кучку трампистов и начала дразнить ее матерными выкриками.
Заводилой была проворная молодуха, которая с испанским акцентом звала народ на борьбу капитализмом и издевалась над трампистами. Полиция подтянулась на крики поближе, но пока никто не трогал никого руками, не вмешивалась.
Поэтому толпа отвела душу, скандируя имя процедуры, которой она бы хотела подвергнуть Трампа.
Воздух вообще был пропитан довольно однообразной нецензурщиной, которую скандировали и писали на плакатах. Звучали сомнения в мужских достоинствах Трампа, по поводу которых первым прошелся республиканец Марко Рубио, скоро выбывший из гонки, но не поэтому.
Первое время обложенные демонстрантами трамписты держались стойко, но потом поникли, свернули свои лозунги и понуро ушли восвояси, жалуясь по дороге журналистам на аракчеевскую тактику своих оппонентов. Мне они напомнили диссидентский пикет моей юности, и на прощание я с уважением пожал Макдональдсу руку.
Рука у него была маленькая, как у Трампа, потная и вялая. Видать, крикуны порядком его измочалили.
Принесенные крикунами плакаты обвиняли Трампа в фашизме, нацизме, расизме, сексизме, гомо- и исламофобии, рекомендовали ему построить стену не на мексиканской границе, а вокруг его фешенебельного флоридского клуба Mar-a-Lago, предлагали обменять его на 2500 нелегалов, и призывали Dump Trump! то есть «Трампа на помойку!».
Один шарж изображал его Трампозавром, возвещал, что «Хампти-Дампти упал со стены» (см. выше), и язвительно обвинял его в том, что он ест пиццу вилкой, непростительный грех. В толпе раздавали листовки и торговали газетой Socialist Worker по доллару штука.
Скоморох в маске Трампа с длинным носом вруна кривлялся на лавке под запись его речей, а стоявшая рядом гризетка в костюме Статуи Свободы держала в руке «Майн Кампф».
В толпе сливались в экстазе финансируемое Соросом левое движение MoveOn.org, сорвавшее выступление Трампа в Чикаго, расисты из организации «Жизни черных что-то значат», пенсионеры, выступавшие еще против Вьетнамской войны и в поддержку сандинистов в Никарагуа, юные фанатки Сандерса и палестинцы, уподоблявшие трамповскую стену ограде, за которой израильтяне спасаются от интифад.
Часа через полтора колонна демонстрантов потянулась из парка в город, окруженная стеной полисменов и подбадриваемая оркестром из трех барабанов, саксофона, трубы и тромбона. Я забежал вперед, чтобы сфотографировать ее авангард, и пропустил момент, когда в него, как по команде, выдвинулась группа крепких парней разных цветов радуги и сцепилась руками. Это был таран.
Идея была в том, чтобы прорваться с тротуара на проезжую часть.
Я поздно сообразил, что они собираются таранить стену из полицейских, выстроившуюся у меня за спиной, и оказался стиснут между двумя полчищами. В этом положении оказываться не нужно.
Мне повезло, что толкала толстая полисменша средних лет, которая амортизировала своей пышной грудью напор. Я уже успел вспомнить о Ходынке и о похоронах Сталина, но минут через десять сумел ужом выскользнуть вбок.
Колонна антитрампистов так и не прорвала стену копов и продолжала свой путь по тротуару мимо киосков с сосисками, велорикш и разноцветных фаэтонов на конской тяге, которые с переменным успехом пытается запретить прогрессивный мэр нашего города Билл де Блазио.

old hippy

Зрада, как возобновляемое топливо


Один изобретатель сконструировал электростанцию, работающую на зраде. Производственная цепочка состояла из зрадоулавливателей, зрадонакопителя, зрадотрансформатора и самого главного элемента: раскачивающейся лодки – она-то и производила энергию. Зрадоуловители были расставлены на станциях метро, в салонах маршруток, в депутатских столовых, в офисах и квартирах. Однако вскоре стало ясно, что идея с накапливанием зрады себя не оправдала: для производства энергии требовалась са...мая свежая зрада, а вчерашняя не годилась. Тогда изобретатель нанял целый штат журналистов, занятых производством свежайшей зрады, и дела пошли в гору. Со временем из этой затеи выросла могущественная медиа-империя, и зрадостанцию закрыли за ненадобностью. И только изобретатель иногда захаживал туда, садился в лодку, раскачивал ее из стороны в сторону и со светлой грустью вспоминал, с чего все начиналось