April 7th, 2016

old hippy

"Два мира - два шапира"

(За здоровую советскую семью!)

В этой здоровой советской семье и мама и папа и дети пьют только шипучий напиток "Байкал". В доме все есть, и ковер и люстра и телевизор и тюлевые занавески.


В этой семье, в которой не изжит буржуазный пережиток алкоголизма, уже пропит телевизор и люстра и тюлевые занавески, скоро дойдет очередь и до ковра.
Детей воспитывает государство, они лишены родительских прав.
old hippy

А в фильме - не так.


Расстрел папы главного героя. Кадр из фильма.

Я вот здесь написал, что надо и книгу почитать.
http://dandorfman.livejournal.com/904123.html
И в книге и в фильме отец Аллана отправляется в Россию делать революцию, он в Швеции ненавидел буржуев и был революционером.
В фильме его красные расстреливают, но за то, что он остается слишком революционным, т.е. за левый уклон.
Кроме того, в книге он не был расстрелян, а погиб в неравной схватке с двумя красноармейцами.
Но в книге его убивают за прямо противоположное, за то, что он разочаровался в коммунизме.
Вот отрывок из книги:

Сам же Алланов отец намеревался остаться и дать бой этому выскочке и шуту гороховому, который взял теперь власть и которого тут называют Ленин.

Для Алланова отца все это имело глубоко личную составляющую, поскольку Ленин имел неосторожность отменить частную собственность на землю в тот самый день, когда Алланов отец купил двенадцать квадратных метров земли для разведения шведской клубники. «Участок стоил всего четыре рубля, но никому не позволено национализировать мою клубничную грядку безнаказанно», — написал Алланов отец в своем самом последнем письме домой. А завершил его словами: «Итак — война!»

А война теперь шла постоянно. И почти повсеместно, и уже не первый год. Она разразилась как раз после того, как маленький Аллан получил работу рассыльного в акционерном обществе «Нитроглицерин». Нагружая коробки с динамитом, Аллан слушал разговоры рабочих о том, что творится в мире. Он удивлялся, откуда они столько знают, но еще больше поражался, как много зла могут причинить взрослые. Австрия объявила войну Сербии. Германия объявила войну России. Потом Германия за один вечер захватила Люксембург, прежде чем объявить войну Франции. За это Великобритания объявила войну Германии, на что немцы ответили тем, что объявили войну Бельгии. Тогда уже Австрия объявила войну России, а Сербия объявила войну Германии. Так и пошло. Вмешались японцы и американцы. Британцы зачем-то захватили Багдад, а потом Иерусалим. Греки и болгары принялись воевать друг с другом, как раз когда пришло время русскому царю отречься от престола, а тем временем арабы захватили Дамаск…

«Итак — война!» — написал отец. Вскоре после этого кто-то из приспешников Ленина приказал казнить царя Николая и всю его семью. Невезение у царя оказалось стойкое.

Спустя еще несколько недель шведская дипмиссия в Петрограде телеграфировала в Юксхюльт о смерти Алланова отца. Собственно говоря, ответственный чиновник не был обязан вдаваться в подробности, но вероятно, он просто не удержался.

По словам чиновника, Алланов отец сколотил дощатый забор вокруг участка земли в десять-пятнадцать квадратных метров и объявил эту землю независимой республикой. Свое маленькое государство Алланов отец назвал Настоящей Россией и погиб в стычке с двумя бойцами правительственных войск, пришедшими снести его забор. Алланов отец принялся защищать свои рубежи кулаками, так что красноармейцам не было никакой возможности с ним договориться. Под конец они не нашли другого средства, как засадить ему пулю между глаз, чтобы наконец передохнуть.

— Что, нельзя было помереть не такой дурацкой смертью? — обратилась мать к телеграмме из дипмиссии.

Книга мне чем-то напоминает великую дилогию одесских классиков. Во всяком случае, я убежден что "12 стульев" автор книги читал.
old hippy

Проснулись.


Владимир Чичирин и ведущий редактор Юлия Качалкина

Отсюда:
https://meduza.io/feature/2016/04/07/kak-chitatel-ya-ustal-plakat-vmeste-s-ulitskoy?utm_source=facebook.com&utm_medium=share_fb&utm_campaign=share

— Но соцопросы показывают, что интерес к чтению падает. Как же так?


— Да просто литературой никто не занимается — никто не пытается предлагать читателю то, что ему действительно интересно. Вот смотрите, если кинофильм проваливается в прокате, киношники чешут в затылке и говорят: «Да, что-то мы не так сделали». А если книга проваливается, то общее мнение — читатель дурак и не понял. Вдумайтесь — не автор дурак, не издатель, а читатель. У большинства в голове по сей день сохраняется устойчивое деление: либо трэш, либо «великая русская литература», причем эта последняя — она всегда про серьезное, про болезненное, про страдание. Вот вы как хотите, но лично я как читатель устал плакать вместе с Улицкой — она замечательная и я очень ее уважаю, но не могу больше, честно. Я хочу, чтобы со мной поговорили о сегодняшнем, может быть, даже сиюминутном, чтобы мне рассказали хорошую, увлекательную историю. Не обязательно простую — тотальная Донцова тоже никому не нужна, но обязательно цепляющую, узнаваемую вызывающую эмоциональный отклик. И вот этого у нас совсем нет — никто себе не ставит такой цели. Надо ли при таком раскладе удивляться, что читатель «утекает» в другие области.


Я об этом писал много лет назад.
Цитирую самого себя из публикации в "Русском журнале" в 2003-м году:

Я вовсе не хочу сказать, что сегодня профессиональный писатель должен обязательно писать о пустяках. Ничего подобного! Писать можно и нужно о сколь угодно серьезных вещах. Но я бы, нажав на курок висевшего ружья, сформулировал главное требование мое как читателя к тем, кто хочет заниматься писательским ремеслом, так:

Господа русские литераторы!

Если у вас есть что сказать нам, вашим читателям,
если вы не можете молчать...
если вы хотите разоблачить козни врагов...
если вы хотите открыть нам глаза...
если вы хотите объяснить нам прошлое...
если вы хотите предвидеть будущее...
если вы хотите заглянуть в глубины человеческой психики...
если вы хотите подняться ввысь и орлиным взором окинуть города и селения, страны и континенты...
если вы хотите шокировать нас раскованностью своего языка...

Говорите... не молчите... разоблачайте... открывайте... объясняйте... заглядывайте... окидывайте... шокируйте...

Но!

Делайте это так, чтобы мы над всем этим не засыпали.