October 16th, 2015

old hippy

Я покорен! (UPDATE)


Имя той, кто растопила мое каменное эмигрантское сердце - Инара Гулиева.
Много раз слышал этот романс, кошмарный вариант Надежды Бабкиной, бездарный - Дубцовой и Вайкуле, относительно удачный - Валентины Сергеевой, вполне удачный - Алены Апиной. Но прекрасное исполнение этой песни я только сегодня встретил, отвечая на комментарий френда. Это 1982-й год, фильм "Государственная граница". Не помню, видел ли я его тогда, 33 лет назад. Я даже не помню эту исполнительницу.
Т.е., сейчас я с ней как бы заново познакомился.
Кроме того, я услышал совсем другие слова. И эти слова намного удачнее и поэтичнее общеизвестного варианта.
Общеизвестный, тот, что погрубее и побезграмотнее, сочинила Мария Вега. Это псевдоним. Ее настоящее имя - Мария Волынцева-Ланг.
Сюжет она скорее всего взяла из собственной жизни, но поэтического мастерства ей не хватило.
Зато сюжет оказался благодатным для бесчисленных версий.

В ВИКИ особенно меня порадовал этот куплет:

Только лишь иногда
Сквозь покров лживой страсти
Вспоминаю Одессы родимую пыль.
И тогда я плюю в их слюнявые пасти!
А всё остальное - печальная быль



Вот единственная очень плохая фотография молодой Марии, но по ней видно, что она была красивой женщиной.
Про нее прочтите здесь, очень прихотливая судьба, повороты в жизни фантастические.
https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%92%D0%B5%D0%B3%D0%B0,_%D0%9C%D0%B0%D1%80%D0%B8%D1%8F

Вот еще одна песня из этого же фильма. И снова Гулиева.

После такой мрачной песни, я бы хотел напомнить, что Гулиева была артисткой оперетты.


Вот известный дуэт из "Баядеры" великого Кальмана, где она поет и танцует.

Впрочем, почему была, она жива, здорова и работает. Она теперь режиссер в Краснодарском музыкальном спектакле и там ставит оперетты и мюзиклы.
Жаль, что я только сегодня узнал об этом замечательной артистке.

UPDATE:

Если верхнее видео у кого-то не работает, вот я еще нашел работающую версию на YouTube.
old hippy

Вопрос любителям идиом.


Hard Knocks University

Я только что познакомился с новой для меня англо-американской идиомой Hard Knocks University.
В лоб он переводится как Университет тяжелых жизненных ударов. Но это очень неуклюжая версия. Подскажите правильную русскую идиому?

Вот мой комментарий отсюда:

http://dandorfman.livejournal.com/774808.html?thread=11207064#t11207064

Да, Вы правы, судя по образованию его, он такой же бармен, как я - восемнадцатилетняя красотка.
Вот об его университете:

The School of Hard Knocks or University of Hard Knocks is an idiomatic phrase meaning the (sometimes painful) education one gets from life's usually negative experiences, often contrasted with formal education. The term is frequently misattributed to George Ade,[1] but was actually coined by Elbert Hubbard in a piece he wrote on himself for Cosmopolitan in 1902.

It is a phrase which is most-typically used by a person to claim a level of wisdom imparted by life experience, which should be considered at least equal in merit to academic knowledge. It is a response that may be given when one is asked about his or her education, particularly if they do not have an extensive formal education but rather life experiences that should be valued instead. It may also be used facetiously, to suggest that formal education is not of practical value compared with "street" experience. In the UK and New Zealand, the phrases "University of Life" and "School of Hard Knocks" may be used interchangeably.


А какой аналог у Хард Нок Юниверсити в русском языке?
- Школа жизни?
Но речь идет о тяжелом жизненном опыте?
Итак в качестве своего университета человек хочет показать, что его образовывали тяжелые жизненные обстоятельства.
Как это передать, какой русской идиомой? Мне почему-то в голову ничего не приходит.
У Вас есть вариант?

Идиома эта принадлежит Элберту Хаббарду, я прочел о нем и узнал о его удивительной гибели вместе с женой. Вот рассказ об их гибели:

1 мая 1915 года, немногим более трех лет после гибели 'Титаника' (Titanic), Хаббарды сели в Нью-Йорке (New York) на 'Лузитанию' (Lusitania). 7 мая 'Лузитания' была торпедирована немецкой подводной лодкой и затонула у берегов Ирландии (Ireland). Элберт Хаббард и Элис Хаббард оказались в числе тех 1198 пассажиров, которым не удалось спастись. Их тела не нашли. Эрнест К. Купер (Ernest C. Cowper), их знакомый, переживший эту трагедию, написал затем сыну Хаббарда, что его отец и мачеха, совершенно спокойные, взявшись за руки, как они всегда ходили, вышли на палубу после попадания торпеды в корпус судна, видимо, задаваясь вопросом, что же делать. Купер относил в шлюпки детей, потом приготовился прыгать сам, и на его глазах Хаббарды просто развернулись, вошли в одну из кают и закрыли ее за собой. Идея, очевидно, заключалась в том, что лучше умереть вместе, чем рисковать разделиться в воде.

Стоит отметить, что после гибели 'Титаника' Хаббард особенно восхищался поступком Иды Штраус (Ida Straus), которая отказалась оставить мужа и сесть в спасательную шлюпку, разделив его трагическую судьбу