August 20th, 2014

old hippy

Но есть ещё порох в пороховницах и ягоды в ягодицах!

К сведению прогрессивной общественности.

Решительно осуждаю этот мракобесный текст, опубликованный у мракобесной пользовательницы зины-корзиныzina_korzina и в мракобесной газете "Завтра".
Так же осуждаю мракобесного Проханова, ужасного Путлера и всех, кто понадобится впредь.
Да здравствует рок-н-ролл, ум честь и совесть нашей эпохи!
Ура, товарищи!!!


«Ты стал бунтарем, и дрогнула тьма,
Кого ты хотел удивить?»
Из песни группы «Машина времени».

Протестное сознание - одна из ярчайших особенностей подростково-юношеского периода. Гормоны бушуют, громкая музыка из колонок бьёт по нервам, родители – бесят, учителя – достали, любимую куклу – на помойку, и, как пелось в одной старой-старой культовой песне: «Мамина помада, сапоги старшей сестры…». Существует и устойчивая формула: «молодёжный бунт». Собственно, любая революция питается юными соками: взрослый дядя машет кепкой с броневика – молодые коммунары идут крушить короны и растаптывать старый режим. Подразумевается, что любой мятеж – большой или малый - хоть штурм Бастилии, …хоть сбегание из дома с кошмарным солистом любимой black-metal-группы – это дело молодых. Лекарство от морщин, как, впрочем, и война. Когда тебе двадцать, можно и взбунтоваться против мещанских привычек сорокалетних стариканов. Потом – поймёшь, что был неправ. Точнее – глуп. «Мне не к лицу и не по летам… Пора, пора мне быть умней!» Ты отрицал отжившее искусство, эпатировал, носил кольцо в носу и путешествовал автостопом. Неплохо до поры до времени, ибо жалок престарелый панк (если доживёт до седого ирокеза). Но как быть, если протестное сознание остаётся с тобой и после тридцати, и после сорока? И вот тебе уже перевалило за полтинник, а ты всё ещё, как в том анекдоте «поезда взрываешь»? Как там, в нетленке-то поётся? «Мне триста лет – я выполз из тьмы». Но есть ещё порох в пороховницах и ягоды в ягодицах!

Collapse )
old hippy

Улицкой достается отовсюду.


Людмилу Евгеньевну за ее статью в "Шпигеле":
http://www.inopressa.ru/article/18Aug2014/spiegel/ulitskaya.html
осуждает не только ультраправославная общественность.
Достаточно зло ее осуждает и ультралиберальная общественность.
За что ругают Улицкую правильные патриоты России - понятно, как обычно, за то, что она - жыдовка и Пятая Колонна.

По этому поводу я таким могу напомнить, что Улицкая - несчастный человек, раздираемый изнутри. Новые православные сейчас на нее обрушились, но дело в том, что Улицкая добровольно приняла православие в советское время. Когда многие из новых православных были членами КПСС и дорожили партийным билетом, как гарантией каръеры.
Ее крестил Отец Александр Мень, убитый потом топором.
И она категорически не согласна с властями Израиля и с практикой еврейского государства.
Она на стороне евреев, которые от своего еврейства отказываются, выбирая православие.
Ее упоминание еврейского происхождения, это только упоминание происхождения, она - всего лишь этническая еврейка, не более.
Все ее друзья и единомышленники, против Кремля, она, естественно, тоже.
Хоть гуманитарная интеллигенция в России всегда была против власти, что ж тут удивительного и уникального?
Разве Лев Толстой с его "Не могу молчать" был за Власть и Синод? Его ведь и от Церкви отлучали.
Я понимаю, что Улицкая - не Толстой. Но Толстых в нынешней России сегодня вообще нет, Улицкая на фоне остальных нетолстых вполне на уровне.

Но и ультралибералы тоже ее обвиняют за то, что она продолжает жить в Мордоре под названием Россия. Впрочем, они больше используют слово "Рашка".
Они не хотят понять, что Улицкая, человек реализовавший себя полностью именно на русском языке, языке России. Без России она будет помножена на ноль.
Она станет никем. В отличие от агентов по продаже недвижимости и программистов в Калифорнии.

Запись ультралиберала из Калифорнии, Артура Кальмеера начинается со слов:

Ну что ж, Улицкая выбрала себе "свою" страну, хотя у неё был значительно более достойный выбор.

Да не было у нее никакого выбора, она действительно русский писатель, ей нечего делать ни в Калифорнии ни в Иерусалиме.
Только злобный идиот Кальмеер и ему подобные могут считать, что у людей типа Улицкой есть какой-то бредовый достойный выбор.

В общем, обвинять в чем-то Улицкую, это примерно то же, что обвинять снег, за то, что он идет зимой, или летнюю жару за то, что жарко. Она никак не может быть другой.

Оригинал взят у art_of_arts в ДОРОГИ, КОТОРЫЕ МЫ ВЫБИРАЕМ
 
"Моя страна находится в состоянии войны с культурой, ценностями гуманизма, свободой личности и идеей прав человека... Моя страна больна агрессивным невежеством, национализмом и имперской манией величия."
- Людмила Улицкая


"Её страна"!...
Ну что ж, Улицкая выбрала себе "свою" страну, хотя у неё был значительно более достойный выбор.
Слушая стенания Улицкой, можно подумать, будто хоть когда-нибудь "её" страна не была в состоянии войны с культурой, ценностями гуманизма, свободой личности и идеей прав человека, можно подумать, что хоть в какой-то момент своей истории "её" страна не была заражена отвратительным имперским невежеством.
Улицкой не на кого жаловаться.
Свободный выбор.
России верные жиды.
.....................................

              Когда в России станут бить жидов,
              Слезы не уроню, не напишу сонета:
              От олигарха до известного поэта,
              Вы по расчёту выбрали всё это -
              Смерть от руки любимого соседа
              Под благовест родных колоколов...
             
              (c) Arthur Kalmeyer

old hippy

Я о ней ничего не знал до сегодняшнего дня.



Она сожгла себя в знак протеста против выселения евреев из Гуш-Катифа.

http://bosinova.rjews.net/

Оригинал взят у alekstarn в Памяти Лены Босиновой
О поступке Лены Босиновой сказано и написано очень мало. Но этот факт не имеет ничего общего с забвением или недостатком внимания. Просто есть вещи, перед которыми умолкают и цинизм, и идейные склоки, и ученая аналитика. Они слишком велики, слишком базисны для словесного описания; перед ними, как перед святыней, стыдно попусту молоть языком. Клевета и апология, хвала и хула отскакивают от них, как пластмасса от гранита. Наверно, поэтому мы бессознательно отодвигаем мысли об этом на потом: возможно, спустя годы или даже десятилетия, громада Поступка станет лучше видна, объяснима, подвержена артикуляции.

Русское слово «самосожжение» плохо отражает суть явления, именуемого на английском self-immolation. Ведь «immolation» – это жертвоприношение, заклание; а «сожжение» – это либо частный случай, либо способ осуществления этого действа. Self-immolation не имеет ничего общего с простым самоубийством, как, скажем, выходка разорившегося неврастеника, поджегшего себя во время клоунады «социального творога», не имеет ничего общего с тем, что совершили польский бухгалтер Рышард Сивец в 1968-ом, чешский студент Ян Палах в 1969-ом, литовский юноша Ромас Каланта в 1972-ом и наша Лена Босинова в августе 2005-го.

Далай-лама – один из духовных лидеров религии, которой, в силу исторических и культурных причин, особенно свойственна эта крайняя форма жертвоприношения, так определил эту разницу: «Я совершенно уверен, что если те, кто пожертвовал своей жизнью, сделали это с искренней мотивацией во имя Учения Будды, во имя блага людей, то с религиозной, буддийской точки зрения, они совершили благое деяние. Если же они совершили то же самое во власти гнева, ненависти, то это неправильно».
Его слова были адресованы к десяткам тибетским буддистов, совершивших акт self-immolation в знак протеста против оккупации их родины Китаем. Но прозвучавшее в них четкое различие между «искренней мотивацией во имя блага людей» и деянием, совершенным «во власти гнева, ненависти», справедливо и во всех других случаях.

Лена, Рышард, Ян и Ромас были далеки от буддизма. Воспитанники европейской цивилизации, они не разделяли и чисто азиатской тяги к огню, не имели в виду его сакрального смысла, столь ясного и значимого для индо-ирано-буддийских культур. Тем громче, тем символичней – крайнее крайнего – стал избранный ими способ протеста. В твердом уме и здравой памяти они выбрали именно такой вид мученического жертвоприношения, превратив самих себя в факел – во имя Свободы, понимаемой как «высшее благо людей».

Свобода – это, прежде всего, право сказать «нет!» Нет – хамскому сапогу оккупанта. Нет – попыткам зажать рот, согнуть в рабском поклоне. Нет – лжи и предательству, жлобскому бульдозерному напору, втаптывающему в грязь сады и сердца. Нет!
Такой она и останется в нашей памяти – Лена Босинова, факел Свободы.