September 20th, 2012

old hippy

Американские пуськи протестуют.


Демонстрация протестующих против Республиканского Съезда в Тампе, Флорида.

Протестующие одеты в костюмы, изображающие вагины.
Главный лозунг протестующих:
"Hands of my vagina!"
(Руки прочь от моей вагины!)

Под видеороликом на тьюбике я прочел много комментариев. В основном, они сводятся к очень короткому:

What the actual fuck is this?

Увольте меня от перевода, я думаю, он не требуется.

Но вот чуть более развернутый комментарий я переведу:

I live in Berkeley, and I would like to say that all of code pink are dumb cunts who don't know what they're talking about and are an embarrassment to the movement they're trying to support.

Я живу в Беркли и я хотел бы отметить, что все эти розовые - тупые пизды, которые не понимают, что несут и позорят движение, которое пытаются поддерживать.

Я бы хотел уточнить, что Беркли, это оплот американского прогресса, там находится "People's Republic of Berkeley" (Народная Республика Беркли), так по аналогии с Китайской Народной Республикой называют себя прогрессивные студенты и преподаватели тамошнего университета.

old hippy

Отдельные мракобесы среди любимцев публики - за Митта.

(немного песен)

Как выяснилось, (и видеоролик в предыдущей записи это подтвердил) Обама - кандидат наших прогрессивных американских женщин.
Только он вовсю борется за их права.
Вот и Натали Портман у себя, (нет не на ягодицах, а всего лишь на руке) объяснила, почему она за Председателя Обаму. (Десять Тысяч лет жизни Любимому Председателю!)

Кто не заметил, у нее на руке написано "Права женщин".
Collapse )

old hippy

"Союз Меча и Орала" или "Бендер жив!"

Дружеская беседа за чайным столом оживилась. Посвященные свято хранили тайну и разговаривали о городских новостях.
Последним пришел гражданин Кислярский, который, не будучи дворянином и никогда не служа в гвардейских полках, из краткого разговора с Остапом сразу уяснил себе положение вещей.

— Крепитесь,— сказал Остап наставительно. Кислярский пообещал.

— Вы, как представитель частного капитала, не можете остаться глухим к стонам народа. Кислярский сочувственно загрустил,

— Вы знаете, кто это сидит? — спросил Остап, показывая на Ипполита Матвеевича.

— Как же,— ответил Кислярский,— это господин Воробьянинов.

— Это, — сказал Остап, — гигант мысли, отец русской демократии, особа, приближенная к императору.

«В лучшем случае — два года со строгой изоляцией, — подумал Кислярский, начиная дрожать. — Зачем я сюда пришел?»

— Тайный союз меча и орала! — зловеще прошептал Остап.

«Десять лет»,— мелькнула у Кислярского мысль.

— Впрочем, вы можете уйти, но у нас, предупреждаю, длинные руки!

«Я тебе покажу, сукин сын,— подумал Остап. Меньше, чем за сто рублей, я тебя не выпущу».


Напомнив вам отрывок из одесских классиков, теперь расскажу печальный случай, который произошел с моей боевой подругой не далее как в вчера в ланч-тайм, т.е. в обеденный перерыв.
Она имеет обыкновение гулять в обед. Тем более, что погода у нас в Бостоне была отменной, тепло, синее осеннее небо, легкий ветерок, в общем, благодать. Подруга расслабилась и совершала свой променад. И тут ей на глаза попался знакомый лик Уважаемого и Любимого Председателя, то бишь Президента Обамы. Лик был нарисован довольно коряво, на большом листе бумаги, но ему приделали сталинские усы, шапку-ушанку с серпом и молотом и пятиконечной звездой.

 Надпись была тоже соответствующей, Obama, no more years
Примерно такая:

Девушка на складном стульчике-тумбочке зазывно выкрикивала этот бравый лозунг:
No more years! No more years!
Подруга обрадовалась, не часто в нашем коммунистическом штате увидишь такую картину.
Подошла и поняла, что нашла родственную душу. Девушка почем зря разносила Председателя, а услышав русский акцент, немедленно сообщила, что точно знает, Обама собирается учинить ГУЛАГ.
Подруга расчувствовавшись дала молодой воительнице "За Правое Дело" 20 долларов, собственно, помимо наглядной агитации там была и коробка для сбора денег на борьбу, и успокоенная душой уже собиралась вернуться на рабочее место, но... в последний момент она решилa все-таки спросить девицу, какую именно организацию Республиканской Партии та  представляет, т.е. каковы ее полномочия?
После этого девица посмотрела на нее уже без всякого энтизиазма и довольно вяло пыталась продолжать тему будущего ГУЛАГа.
Но подруга все-таки снова решила переключить ее внимание с ГУЛАГа на полномочия.
После этого... девица немедленно собрала свой нехитрый инвентарь вместе с коробкой до половины наполненной двадцатидолларовыми купюрами и выкрикнув:
- Sorry, I'm so busy (Извините, я очень занята)
испарилась. Вместе с испарившейся девицой испарились и 20 долларов.
Вот такая печальная история.