dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

Categories:

"Голландия 14-го Века, Восстание в Генте, Война Крючков и Трески"

(Это мой доклад для следующего заседания клуба)

Тема моего доклада на мой взгляд слишком обширна, чтобы уложить её в сорок минут. Ну и кроме того, её невозможно уложить только в 14-й век, потому что война из темы началась действительно в 14-м но закончилась только в конце 15-го века. То же с Восстанием в Генте. Оно было не одно, их было три, в каждом веке - по восстанию. И в 14-м, и в 15-м и в 16-м.
Мне даже пришлось спросить у автора матрицы, какое он имел в виду. Оказалось, что как раз восстание 15-го века. Правда, он добавил, что желательно вспомнить и остальные.
Здесь наши с ним интересы совпали, мне показалось, что именно то восстание заслуживает подробностей. Тем не менее, сам автор темы захотел, чтобы восстание 14-го века я тоже затронул, что я и сделаю.
Еще одна нестыковка темы - географическая. Я как бы рассказываю о Голландии, но на самом деле, эти события в основном происходят географически там, где сейчас Бельгия, а не Голландия.
Поэтому я должен напомнить, что часть Бельгии называется Фландрией и в этой части живут люди, которые разговаривают не на французском, как валлоны Южной Бельгии, а на голландском, на том же языке, на котором говорят и сами голландцы непосредственно в Голландии.

Гент, о котором мы много будем говорить, это столица бельгийской провинции Восточная Фландрия. Ну и там тоже говорят на голландском.

Но сама по себе тема лично для меня была очень интересной, не в связи с Голландией и Бельгией, а в связи с той страной, что канула в Лету, страной, которой не повезло, хоть именно она могла вполне стать могущественней чем её извечная соперница - Франция. Эта страна называлась Бургундией. У нас нет отдельной темы "Бургундии", а жаль. Мне очень хочется успеть и о Бургундии что-то сказать.
У меня есть сугубо литературная причина интересоваться Бургундией, я только что прочел пятилогию, которая вся рассказывает именно о Бургундии и ее войнах, герцогах и герцогинях.
Бургундия была герцогством, а не королевством. И ее монархи были герцогами.
Пятилогия эта называется "Страна Арманьяк" и формально принадлежит к исторической фантастике.
Подробнее об арманьяках и какое отношение они имеют к Бургундии вы можете прочесть по ссылке:
https://ru.wikipedia.org/wiki/Война_арманьяков_и_бургиньонов

В 15-й век попадает тренер по фехтованию из 21-го. Очень интересно, специально рекомендую Мише, ему должно понравиться.
Мне очень понравилось.

Вот с цитаты из "Страны Арманьяк" мне почему-то хочется начать, но в начале поясню, что барон ван Гуттен и есть тот самый тренер по фехтованию из 21-го века:



Множество разодетых придворных, разбившись на группки, вполголоса обсуждали прошедшие свадебные празднества и турниры. Неожиданно послышались четкие шаги, дворяне расступились в стороны и уставились на сухопарого мужчину в длинных замшевых ботфортах и черной кирасе, скромно украшенной золотой чеканкой. Образ завершал старомодный берет с тремя пышными павлиньими перьями, волнистые длинные волосы с легкой проседью, гордый профиль с внушительным горбатым носом, аккуратно подстриженная бородка, длинный узкий меч с роскошным эфесом и веселые наглые темно-карие глаза. На шее мужчины, в такт его шагам, мерно покачивался на скромной цепочке золотой орден, в виде стилизованной овечьей шкуры.
Он уверенно чеканил шаг по навощенному палисандровому паркету, не обращая никакого внимания на основную массу придворных, но не забывал одаривать своей улыбкой некоторых дам и приветствовать легким кивком своих знакомых.
Кавалер ордена Золотого Руна, баннерет Бургундии барон ван Гуттен, по совместительству гранд-камергер, отвечающий за личную охрану герцогини, помимо чинов и титулов имел много прозвищ, последним из которых было прозвище "Гентский Палач", полученное совсем недавно.
Он не был любимцем Бургундского Отеля*, мало того, большая часть придворных, люто ненавидела его и считала не боле чем зарвавшемся выскочкой. Нелюбовь объяснялась очень просто: барон был богат как Крез, был популярен у женщин и водил дружбу почти со всеми первыми лицами Отеля, щедро осыпавшими его своей благосклонностью. И даже новый герцог Бургундии и Фландрии, муж дочери покойного Карла Смелого, Максимилиан Габсбург, с какой-то стати, не стал обходить барона милостями. Вот и сейчас, с завистью думали дворяне, он призвал его пред свои сиятельные глаза, явно не для того чтобы сослать в опалу. О том, что именно барон, своей хитростью, коварством и жестокостью, практически свел на нет, Гентский мятеж, и о том, что во многом, благодаря именно ван Гуттену, брак Марии и Максимилиана вообще состоялся, предпочитали не вспоминать.

Орден Золотого руна (фр. Ordre de la Toison d'or) - рыцарский орден, учрежденный Филиппом III Добрым, герцогом Бургундским, в 1430 году, в день своей свадьбы с принцессой Изабеллой Португальской. Династический орден, одна из самых древних и почётных наград Европы.
"Бургундский Отель" - так называли в Европе бургундский двор. После присоединения к Бургундии нидерландских владений, Отель стал располагаться кроме Дижона, в Генте и Брюсселе.

Это ссылка на "Страну Арманьяк". Там можно скачать на киндл или непосредственно читать на компьютере:
https://flibusta.appspot.com/s/38464?NXGZracJ

Как видите, здесь упомянуто восстание в Генте из нашей темы и объясняется, кто подавлял восстание, его подавляли бургундцы.
Ну а теперь признаюсь в моей странной исторической симпатии.



Гент олицетворял собой нарождающий капитализм и его будущую победу над феодализмом. Бургундия, наоборот, феодальное прошлое. Тем не менее, лично я на стороне бургундцев в этом конфликте.
Хоть они, реакционеры и мракобесы подавили прогрессивных буржуа Гента.
Такой вот у меня выверт исторического сознания.

Ну а теперь резко сверну прямо на тему, тему войны "крючков и трески". Во всех источниках по-русски используется слово "крючки", но мне кажется, что все-таки имеется в виду крюк, а не крючок.
Т.е., я бы её назвал войной Крюка и Трески, но буду придерживаться традиционного русского перевода названия войны.

Война трески и крючков (1350–1490 годы)
Под таким причудливым названием известна многолетняя борьба политических группировок в северных областях средневековых Нидерландов. К фракции «трески» принадлежали представители зажиточной городской буржуазии и части мелкого дворянства — сторонники сильной графской власти. Их противником была фракция «крючка», объединявшая большинство консервативного дворянства и часть городских низов.
Поводом для конфликта послужил переход титула герцога Голландии от умершего в 1345 году Вильгельма IV к его дочери Маргарите. Будучи замужем за императором Людвигом IV Баварским, Маргарита предпочла остаться в Баварии и назначила правителем Голландии своего сына, ставшего графом Вильгельмом V. В 1350 году знать Голландии обратилась к Маргарите с просьбой вернуться на родину и принять графский титул на себя. Сторонники Вильгельма V воспротивились её возвращению и создали лигу «трески». Сторонники Маргариты объединились под знаменем «крючка». Вскоре в стране началась гражданская война. Поначалу перевес был на стороне Маргариты. В 1351 году её зять, английский король Эдуард III, победил «треску» в морском сражении при Веере. В 1354 году, когда англичане отстранились от войны, Маргарита потерпела поражение. Её сын получил графский титул, а два года спустя Маргарита умерла.

Подвиг ван Шаффелара.

Картина неизвестного художника XVII века. Этот эпизод происходил в 1484 году. Сторонники «крючков», осаждённые в замке Бранневельд, решили капитулировать. Их противники предъявили условие капитуляции: «крючки» должны убить своего командира. Те отказались, и тогда их командир, Ян ван Шаффелар, спасая своих людей, сам бросился вниз с колокольни церкви

Впрочем, смерть Маргариты не привела к прекращению междоусобных стычек. Многолетняя борьба усилила разобщённость нидерландских областей, ослабила их и в итоге способствовала постепенному вхождению под власть Бургундского герцогства. Последней вспышкой борьбы «трески» и «крючков» стало крестьянское восстание в 1491 году, получившее название «войны хлеба и сыра» по соответствующим эмблемам, изображённым на знамёнах восставших. Крестьяне захватили несколько населённых пунктов, однако в конце концов были разбиты войсками статхаудера
Итог:
Присоединение Голландии к Бургундии

Здесь еще надо добавить, что Англия очень активно участвовала во всем, что происходит в Голландии. И все её участие прежде всего имело отношение к общей войне, которую вели англичане и французы.
Знаменитой Столетней Войне. Столетняя война, это вторая тема, помимо Бургундии, на которую я постоянно натыкался, когда готовился к этому докладу, который меня ограничивал Голландией.
В частности, я прочитал всю книгу "Леопард против Лилии", Натальи Басовской, она как раз о столетней войне. Это не беллетристика, а исторический труд.
Её я тоже рекомендую почитать. Вот как она выглядит:

А теперь перейдем к восстаниям Гента. Прежде всего меня удивило, что именно Гент был одним из самых больших и могущественных городов Европы в середине прошлого тысячелетия.
Я был в Генте и он мне не показался столичным, даже в прошлом. Хоть он очень красивый.
Вот моё видео, снятое в Генте, там сплошные восторги:

Итак, Гент и его восстания по очень краткой справке из ВИКИ:

Между 1000 и 1550 годами Гент был вторым по величине городом в Европе к северу от Альп, уступая только Парижу.
Город процветал в 15 веке, когда Фландрия была объединена с соседними провинциями при герцогах Бургундии.
Но высокие налоги привели к восстанию и в конечном итоге к битве при Гавере в 1453 году, в которой Гент потерпел ужасное поражение от рук Филиппа Доброго. Примерно в это же время центр политической и социальной значимости в Нидерландах начал перемещаться из Фландрии (Брюгге-Гент) в Брабант (Антверпен-Брюссель), хотя Гент продолжал играть важную роль. С Брюгге уже в 16-м веке город возглавил два восстания против Максимилиана Австрийского, первого монарха Дома Габсбургов, который правил Фландрией.
В этой краткой справке упомянуты два восстания, но нет ни слово о самом первом, которое случилось в 14-м веке. Но мы о нем вспомним тоже, достаточно подробно.
Впрочем, давайте в хронологическом порядке начнём именно с него.

В первой половине 14-го столетия т.е. в десятилетия предшествующие восстанию, гентцы выясняли отношения между собой, в том числе и силой оружия.
Тем не менее, во второй половине все устаканилось и городом стал управлять Великий Совет, который и являлся результатом этого устаканивания.
Самой политически мощной и богатой силой в городе была гильдия ткачей Гента. Шерсти и сукну производимому в Генте не было равных в Европе. Английские производители им завидовали и потратили много усилий, чтобы достичь подобного качества. Увы, у них ничего не получилось.
Великий Совет, который стал верховной властью в городе, состоял из трех человек, трех представителей разных групп горожан.
Разумеется представителя Гильдии Ткачей. Всем остальным гильдиям Гента вместе взятым предоставили тоже одно место. И наконец, от всех остальных граждан города, тоже был представитель.
Ну а дальше я предоставлю слово Наталье Басовской и процитирую и её замечательную книгу про Столетнюю войну. Там описывается восстание Гента в 14-м веке:

В 1379 году во фландрских городах началось широкое антифеодальное движение. Его центром стал Гент.
После длительной борьбы, протекавшей с переменным успехом, граф Фландрский обратился в 1382 году за помощью к французскому королю Карлу VI.
Представители восставших горожан во главе с сыном знаменитого Якоба Артевельде Филиппом были вынуждены искать поддержки у своего традиционного союзника Англии.

Прерву Басовскую для маленькой справки о знаменитом Якобе ван Артевельде:


На Пятничной площади располагается памятник Якобу ван Артевельде (1290-1345), фламандскому политику и государственному деятелю, лидеру восстания против графа Фландрии. Он получил прозвище «мудрого человека» за то, что во время Столетней войны выбрал сторону Англии, возобновил ввоз английской шерсти в Гент, для которого текстильная промышленность являлась ведущей. Якобу ван Артевельде средневековый Гент обязан своим процветанием. По иронии судьбы был убит разъяренной толпой во время очередного восстания ремесленников.

Французские сеньоры восприняли просьбу графа Фландрского как удобный повод для того, чтобы утвердить наконец в этой области гегемонию Франции.
Почва для этого была подготовлена еще в конце 60-х гг. браком брата Карла V Филиппа с наследницей фландрского графа. В результате после смерти правящего графа Людовика де Маль Фландрия должна была перейти под власть французского королевского дома. Однако не вызывала сомнения потенциально отрицательная позиция городов. Подавление восстания давало Франции возможность нанести горожанам превентивный удар и подготовить решение фландрской проблемы в свою пользу. Поддержка изгнанного горожанами графа была также актом классовой солидарности и демонстрацией сюзеренитета Франции в отношении Фландрии.

Отправление французского войска было обставлено весьма торжественно. В присутствии высшей знати и духовенства из собора Сен-Дени извлекли орифламму – древнее французское знамя – и двенадцатитысячная армия двинулась во Фландрию. 27 ноября 1382 г. восставшие горожане были разбиты в сражении при Розбеке. Правящая верхушка Франции восприняла эту битву как победу рыцарей над простонародьем и возмездие за прежнюю дерзость свободолюбивых фландрских горожан, не желавших подчиниться французскому королю. Хронисты, особенно автор официальной «Хроники Карла VI», с торжеством сообщают об огромных потерях войска горожан (называются цифры от 18 до 25 тыс. человек), о том, что после сражения были убиты еще несколько тысяч фламандцев. Примерно через месяц после Розбека французская армия сожгла Куртре «из-за того, что в этом городе праздновали победу, некогда одержанную над французами», или, как выразился автор «Хроники Карла VI», «чтобы наказать за бунт».

Почти все мятежные города сдались, но центр восстания Гент не покорился. Французской армии пришлось приступить к осаде. Тем временем в Англии была собрана армия для поддержки Гента. Очередной акт англо-французской войны должен был разыграться в испытанной форме вмешательства во внутренние противоречия, как, например, в Бретани и на Пиренейском полуострове. На этот раз был использован религиозный лозунг, связанный с начавшимся в 1378 г. «великим расколом» католической церкви. Экспедиция во Фландрию готовилась в Англии как крестовый поход в защиту папы Урбана VI против профранцузски настроенного «антипапы» Климента VII.
Во главе «крестоносного войска» был поставлен епископ Норичский Генрих Диспенсер.
Реальную подоплеку английского вторжения во Фландрию определял давний глубокий экономический интерес к этой области, обострившийся в связи с французской блокадой Гента. В Англии не могли не понимать, что подавление восстания горожан французской армией в сочетании с перспективой перехода Фландрии к Филиппу Бургундскому создают угрозу полной утраты английских позиций в этой области. У истощенного войной и внутренними противоречиями государства не было возможностей для снаряжения армии.
Плохо экипированное и организованное войско было спешно набрано на средства папы и не представляло серьезной силы. Тем не менее широкие круги английского общества связывали с активизацией войны во Франции надежды на военную добычу, интенсификацию фландрской торговли, т. е. в конечном счете – на рост доходов. В военно-стратегическом отношении кампания во Фландрии должна была отвлечь силы французской армии от юго-запада, где англичане с трудом удерживали последний относительно большой плацдарм.
Как бы подводя итог периоду неудач Англии, эти годы стали временем последовательной утраты ее позиций во Фландрии, на Пиренейском полуострове и в Бретани, военных неудач в Шотландии и на территории Франции.
Поход Генриха Диспенсера во Фландрию, на который возлагались большие надежды, окончился провалом. Весной 1383 г. «крестоносцы» высадились в Кале, но не сумели взять ни одного фландрского города. Они опустошили и разграбили Пикардию, прибегнув к давно переставшей оправдывать себя тактике. Военные неудачи, болезни, грабежи привели к глубокой деморализации и без того слабой английской армии. В результате она в панике отступила перед прибывшим во Фландрию войском Карла VI.
Бесславное возвращение армии Диспенсера в Лондон в 1383 г., по существу, означало конец союза Англии с фландрскими городами. Единственный продолжавший сопротивляться нажиму Франции город Гент не получил английской помощи и остался в изоляции. В конце 1384 г. англичане предприняли попытку вмешаться в борьбу Гента с Францией. Предлогом послужил переход титула графа Фландрского к брату французского короля (в 1384 г. после смерти Людовика де Маль). Ричард II объявил, что он как король Франции не признает нового графа и назначает своего наместника в Гент, выделив ему, однако, крайне незначительное войско.
Поэтому все, чего добились горожане, было достигнуто их собственными силами.
После долгого мужественного сопротивления жители Гента в 1385 г. пошли на соглашение с Филиппом Бургундским. Были подтверждены вольности города, но при условии официального отказа от союза с Англией. Этот договор юридически закрепил то, что де-факто совершилось еще в 1383 году.

Получается, что англичане французам проиграли во Фландрии, зато Гент выстоял и фактически победил, несмотря на проигрыш своих английских союзников.
Таким образом это восстание можно считать победоносным.

Следующее восстание Гента (1449-53)

Несколько слов о противнике восставших, Герцоге Бургундии Филиппе III Добром:

Филипп был трижды женат, но первые две жены довольно быстро умерли. Детей они родить не успели.
Но Филипп женился в третий раз, на Изабелле Португальской, дочери короля Португалии. Изабелла родила троих сыновей, два из которых умерли в детстве, выжил только один, который потом стал наследником и следующим герцогом. Кроме того, у герцога Филиппа было около 17 внебрачных детей, в том числе Антуан, Великий бастард Бургундский.
Этот Антуан часто появляется на страницах книги, о которой я вам рассказал.
Во внешней политике он сначала был союзником Англии, против Франции в столетней войне.
В 1430 году бургундские войска захватили в Компьене Жанну д’Арк и позже передали её англичанам, которые обвинили её в ереси, судили и казнили.
Но потом он перешел на французскую сторону.
Потом снова вернулся к союзу с англичанами. Короче, во время Столетней войны Филипп предпочитал не воевать на чьей-либо стороне, а, пользуясь нестабильной обстановкой, занимался присоединением новых земель к своему герцогству.
В 1429 году он присоединил маркграфство Намюр, после смерти его бездетного правителя Жана III, выкупленное у последнего за долги ещё в 1421 году. В 1432 году он присоединил ещё несколько нидерландских земель, в том числе Фрисландию и Зеландию. После смерти своего кузена Филиппа де Сен-Поль в 1430 году он унаследовал герцогство Брабантское и маркграфство Антверпенское. А в 1443 году купил герцогство Люксембург у своей тётки Елизаветы фон Гёрлиц. Неудивительно, что после всего этого Филипп стал называть себя «Великим герцогом Запада».
И наконец 23 июля 1453 года при Гевере он наголову разгромил ополчение восставшего Гента

Гент был большим, богатым и самым могущественным городом из всех, что находились на землях Герцога.
Без согласия города герцог не мог собирать налог в этом графстве. В отличие от других городов Фландрии. Гент обладал гораздо большей политической автономией, которая заключалась в том числе и в изъятии «внешних горожан» из-под юрисдикции судебных чиновников графа Фландрии. Реальная власть в городе принадлежала не бальи Гента, назначаемому герцогом, а двум главам гильдий, первый представлял гильдию ткачей, второй — остальные.
Почти все авторы едины в том, что причиной восстания явилась попытка Филиппа Доброго ввести в 1447 г. постоянный налог на соль во всем графстве.
Это событие весьма знаменательно для истории Бургундского государства, ведь никаких постоянных налогов в герцогстве не существовало, и впоследствии герцогам так и не удалось добиться права на взимание со своих подданных подобного налога.
Бургундские дворяе считали, что Гент процветает благодаря Герцогу Филиппу Доброму, поддерживавшему мир в своих землях. Горожане Гента превратились в самых богатых людей Фландрии в это мирное вемя. Хорошо известна мотивация, которой герцоги Бургундские пытались оправдать взимание налогов.
Показательна в этом смысле речь канцлера Гийома Югоне на Генеральных штатах Нидерландов 1473 г. Призывая сословия согласиться предоставить субсидию герцогу, канцлер указывал на то, что эти деньги необходимы для поддержания «общего дела», а не для каких-либо его частных предприятий.
Тем не менее никакие доводы не могли убедить Гент в целесообразности введения такого налога. Другой чрезвычайно важной причиной конфликта послужили старинные права и привилегии города.
Поэтому Филипп Добрый решил лишить город части привилегий. До этого он несколько раз пробовал повлиять на результаты выборов эшевенов в Генте, чтобы не допустить избрания враждебно настроенных по отношению к нему кандидатов. Но все его попытки не увенчались успехом и вызвали негодование горожан.
ВИКИ:
Эшвены:
Эшеве́ны (фр. échevins) — в средневековой феодальной Европе должностные лица, преимущественно в северных городах, имевшие административные и судебные полномочия. Либо назначались сеньорами, либо избирались горожанами. Чаще всего эшевенами называли членов городских советов.
Соль в то время была очень важным продуктом, так как это был единственный способ сохранить пищу в течение длительного периода времени.
Филипп подготовил речь на голландском языке , основным языком Совета, кроме того руководители некоторых мелких гильдий были подкуплены людьми Герцога. Но ничего не получилось, Городской Совет отказался ввести этот налог, хоть переговоры шли почти два года.
Французский король Карл VII в роли миротворца активно вмешивался в эти переговоры, хоть искал возможность потеснить и Герцога и горожан и полностью подчинить Франции богатую Фландрию.
В частности он предложил в качестве условия мира сохранить возможность назначение эшевенов без участия и согласия чиновников герцога. Герцог фактически лишался возможности влиять на власть в Генте, т.к. город продвигал эшвенов, которые ненавидели Герцога.
Желая избежать дальнейшего унижения, Филипп решил не предлагать налоги в других крупных фламандских городах и обвинил членов Городского Совета в лжесвидетельстве и выгнал их.
Но Гент прореагировал на этом тем, что заменил изгнанных ещё более непримеримыми противниками Герцога.
В результате, город оказался без властей и перестали исполнятся обычные судебные и другие процедуры.
Конфликт обострился, и 28 октября 1451 г. , гильдии объявили всеобщую забастовку, и взялись за оружие. В декабре город Biervliet был взят повстанцами.
В Генте было сформировано революционное правительство, руководившее восстанием. Были убиты противники восстания, которые, понимали , что их город победить не сможет.
В результате, Гент потерял поддержку Советов других городов, восстание было угрозой их власти в этих городах.
Только Нинове продолжал поддерживать Гент, потому что был экономически зависим от него.
Война.
В пятницу, 31 мая 1452, Филипп Добрый объявил войну Генту.
Месяцем ранее, с апреля 1452 года правительство Гентa было вынуждено принять военные меры для обеспечения поставок в Гент. Ополченцы продвинулись по Шельде к к Ауденарде и Spiere-Helkij , и по Дендеру к Алсту и Герардсбергену.
Несколько стратегически важныx пунктов, были взяты и заняты Гентом, среди которых мост через Шельду в Spiere и замок Poeke, к западу от Гента, недалеко от Аальтер, на полпути к Брюгге .
А также Gavere, на Шельде между Гентом и Аудернарде, где гарнизон был усилен английскими наемниками.
При осаде Ауденарде, который длился от 12 до 13 дней, армия Гента обстреливала крепость с рекордной интенсивностью и мощностью для того времени, но бургундский гарнизон города под руководством Симона де Лалена , был в состоянии противостоять нападению. Герардсберген, где была расположены основные силы бургундцев, также выдержал осаду.
Основные силы бургундцев даже смогли объединиться с армией во главе с Жаном Бургундским, что шла от Секлено , чтобы помочь осажденным в Spiere и Helkijn. Это произошло в пятницу, 21 апреля, а уже в понедельник 24 апреля, объединенные силы бургундцев сняли осаду Ауденарде. Штурмующих крепость повстанцев разгромили и они были вынуждены отступить, бросив артиллерию на берегу Шельды.
С 1 по 15 мая Гент снова обстреливал бургундцев, армия повстанцев снова вернулся к Алсту, Дендермонду и Ауденарде.
Во время постоянных стычек, один из семнадцати бастардов Филиппа, самый любимый его сын, Корнель Бургундский был убит 14 июня 1452.
Ну и теперь несколько слов об уникальном орудии, которые использовал Гент при осаде Ауденарде.
Это орудие называлось "Безумной Гретой" так же как и персонаж картины Брейгеля.
Вот сведения о ней:
«Безум­ная Грета» (з.-флам. Dulle Griet, в ан­глий­ском языке — «The Mad Mag», из-за чего ино­гда упо­ми­на­ет­ся в оте­че­ствен­ной ли­те­ра­ту­ре как «Бе­ше­ная Маргарита») — тя­жё­лая бом­бар­да XIV века, один из немно­гих со­хра­нив­ших­ся эк­зем­пля­ров сред­не­ве­ко­вых ко­ва­ных ору­дий.
Из­го­тов­ле­на в XIV веке (около 1382 года) в го­ро­де Гент на тер­ри­то­рии то­гдаш­ней Свя­щен­ной Рим­ской им­пе­рии. По дру­гим ис­точ­ни­кам, со­зда­на в на­ча­ле либо се­ре­дине XV века, воз­мож­но, при Карле V.
Длина пушки со­став­ля­ет около 5 м, вес — около 16 тонн. Её ствол со­сто­ит из 32 же­лез­ных полос, скреп­лён­ных 41 обручем.
В 1452 году ис­поль­зо­ва­лась при осаде Ауденарде, была за­хва­че­на жи­те­ля­ми го­ро­да,
в ко­то­ром и на­хо­ди­лась сле­ду­ю­щие 126 лет. Толь­ко в 1578 году гент­цы вер­ну­ли пушку себе и уста­но­ви­ли на одной из пло­ща­дей города
В самом названии картины скрыт дополнительный смысл, поскольку во времена её написания «Большой Гретой» также называли пушку. Брейгель использовал её как аллегорию на мотивы войны, которая охватывает мир, что нашло отображение в полуразрушенных стенах крепости, пожаре и вооружённых солдатах\l


В июле 1452-го года бургунды перешли в наступление. Они взяли под свой контроль земли к востоку от Гента, и обеспечили нейтралитет других городов. Король Карл VII Франции договорились о шестинедельного перемирия между сторонами. Филипп Добрый укрепил свои гарнизоны в Алсте, Дендермонде, Ауденарде и Кортрийке , после чего его армия вернулась во французскую часть Герцогства на зимние квартиры.
В течение всей зимы весь Фламандский регион, был разграблен и разграбили его войска повстанцев Гента без вмешательства со стороны Филиппа Доброго.
Повстанцы предприняли попытку диверсии. Они попытались взорвать весь запас бургундского пороха в Лилле, но бдительный часовой заметил горящий фитиль и погасил его во время.
Филипп все же пытался договориться о мире , потому что богатый и целый город Гент был очень ценным для него, а с разрушенного Гента ему ведь взять было нечего.
Но повстанцы отказались от переговоров о мире.
Типа "Свобода или Смерть", "Лучше умереть стоя, чем жить на коленях" и т.д. и т.п.

18 июня 1453 года Филипп начал решающую военную компанию. Флот двинулся вверх по реке Шельда от Слёйсе и Антверпена, Филипп сам приехал из Лилля, чтобы участвовать в боях и своим примером воодушевлять своих воинов.
После трех дней штурма, с 2-го по 5 июля был взят замок Пеке, хоть именно в эти три дня погиб самый главный герой бургундцев, Жак де Лален.
Несколько слов о погибшем де Лалене:
Про его военные подвиги ходили настоящие легенды. Когда его дядя Симон был осажден повстанцами в Ауденарде, Жак в составе войска Жана Бургундского направился ему на помощь.
Он сумел в сопровождении семи спутников прорваться в крепость через балку, занятую шестью сотнями гентцев, и при этом едва не погиб. В бою под Локереном, когда бургундское войско обратилось в бегство, он в одиночку сдерживал фламандцев, дав возможность тремстам своим товарищам отступить и избежать гибели. Под ним было убито пять лошадей, и спасшиеся бургундцы думали, что он погиб. Соратники Жака по ордену Золотого руна, сеньоры Дрё д'Юмьер и Жан III де Ланнуа со своими людьми отправились ему на выручку и сумели спасти.
Герцог предпринял новую экспедицию, чтобы отомстить за поражение; в авангарде шли Жак де Лален и Антуан I де Крой. У Овермейра Жак был атакован, но отразил нападение, по пути к Локерену разбил еще один гентский отряд, а в кровавом сражении 16 июня спас жизнь Жаку де Люксембургу, но был ранен в ногу. 27 июня, чтобы предотвратить удар противника по Хульсту, герцог направил в этот район элитные части, в состав которых входили Симон и Жак де Лалены.
28 июня, проводя рекогносцировку у Акселя, Жак, при котором было около 60 человек, был атакован несколькими сотнями мятежников, убил 10 или 12, взял в плен двадцать, остальных обратил в бегство. На следующий день шесть тысяч гентцев подошли к Хульсту, но Жак устроил засаду и разгромил их наголову.
После шести недель перемирия военные действия возобновились, и герцог послал на усмирение края маршала Бургундии сира де Бланмона, «чудовище жестокости, предавшего все огню и крови». Жак, находившийся с дядей в Ауденарде, был недоволен такими методами ведения войны. 27 октября он сопровождал Великого Бастарда Антуана Бургундского, выступившего из Алоста с тысячей всадников. Гентцы обратили их в бегство, и если бы не Жак, великий бастард расстался бы там с жизнью.
В 1453 году Жаку была поручена осада гентцев, засевших в замке Пуке, близ Алтера. В один из дней, желая посмотреть на действие крупнокалиберной бомбарды по имени «Пастушка», он был убит наповал каменным ядром, выпущенным из кулеврины юным гентским артиллеристом. Герцог был в такой печали, что после сдачи крепости приказал повесить всех, кто там находился, за исключением нескольких священников, одного прокаженного и двух или трех мальчиков, среди которых, по словам бельгийского историка XIX века Кервина де Леттенхове, находился и виновник гибели «образца рыцарства». Филипп узнал, кто он, но парню к этому времени удалось скрыться в Генте.
Жак де Лален не был женат, по словам биографа, своей дамой сердца он выбрал принцессу Клевскую, жену герцога Орлеанского и мать будущего короля Людовика XII; именно в её честь он одержал победы у «Источника Слёз»
Вернемся к заключительным дням Восстания.
18 июля, бургундские войска достигли Gavere, последнего бастиона перед Гентом.
Вот описание последней битвы этого восстания:
Битва при Гавере — сражение произошедшее близ местечка Гавере, расположенного на берегу Шельды в графстве Алст 23 июля 1453 года между армией герцога Бургундии Филиппа III Доброго и восставшими горожанами Гента. Эта баталия стала решающим сражением при подавлении Гентского восстания 1449—1453 годов.

Герцог Бургундский подошёл к Генту и 6 июля 1453-го года начал осаду города. Гентское ополчение, спешившее на выручку Генту, опоздало совсем немного и 22 июля вступило в бой, но уже в совершенно невыгодных для себя условиях, так как неприятель закрепился на крепостных стенах. И хотя сражение началось для ополченцев весьма благоприятно; им удалось оттеснить бургундскую конницу, но в решающий момент у гентцев взорвались пороховые ящики, и в их рядах их началась паника, которой тут же воспользовался Филипп. Бургундское войско стремительно врезалось в ряды ополчения и практически полностью его уничтожило. По различным оценкам восставшие потеряли только убитыми от 16 до 20 тысяч человек.
Согласно описанию Жоржа Шателена, герцог Филипп выглядел в этой битве так: «Воистину, его тело было защищено так, что ни у кого из людей лучше и быть не могло; также его шлем был увенчан позолоченным цветком лилии очень тонкой работы, с плюмажем… Его конь был большим двойным ронсоном (gros double ronchin) из Германии, удивительно мощный, который хорошо показал себя в этот день. Вооружение /коня/ состояло из красивого наголовника и доспеха-барда для лошади, очень добротно сделанного».
Жители Гента боялись, что герцог разрушит Гент до основания, однако прагматичный Филипп не стал из мести уничтожать город, который приносил в казну очень существенный доход.
За отвагу, проявленную в ходе битвы, Жак де Люксембург-Линьи был посвящён Филиппом в рыцари.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments