dandorfman (dandorfman) wrote,
dandorfman
dandorfman

И о книгах



Вы знаете, что я люблю читать о попаданцах.
Все предыдущие тексты, которые я прочёл имели одно общее, попаданцы что-то улучшали и налаживали.
Попаданцы к Сталину давали ему ценные указания, передавали чертежи оружия а так же лично участвовали в разгроме нацистов. Попаданцы к Николаю Второму делали то же самое для победы Российской Империи над японцами.
Те, что не любили большевиков, помогали Царю справиться с коммунистической угрозой. Вот как на обложке под заголовком, Колчака спасали.
Попаданцы в Гражданскую Войну между Союзом и Конфедерацией помогали победить конфедератам, за что я очень зауважал именно такой сюжет.
Попаданцы во времена нашествия монголов, успешно справлялись с батыями и мамаями. И т.д. и т.п.
Ну и самые многочисленные попаданцы не давали погибнуть СССР, помогая вовремя разгадать коварные планы врагов Родины.
Конечно у них были временные трудности, но все в конце концов заканчивалось хорошо. В связи с тем, что я люблю счастливые концы, даже если по ходу и возникают временные трудности, я не без удовольствия добредал до конца очередного попаданческого бреда. (Игра слов добредал - бреда получилась совершенно случайно.)

И вдруг, как мешком по голове, взялся читать попаданческий рассказ Леонида Каганова и все, спёкся. Этот рассказ полностью зачеркивает основную мысль всех попаданческих опусов, полезность самого перемещения попаданцев в прошлое. Я его дослушал в машине, в виде аудиофайла, когда возвращался с грибами. Лучше бы я его не включал. Я теперь надолго, если не навсегда, проникся отвращением к этому жанру.
Ставлю отрывок из этого рассказа. Там еще непонятно, почему он на меня так повлиял.
Но дочитайте до конца вот здесь:

https://lleo.me/arhive/fan2006/delo_pravoe.shtml

Вы все поймете сами:


ДEЛО ПРАВОЕ
............
Картинка на экране сменилась. В бункере вдруг стало очень холодно, я глубже запахнул кожанку. Тимур долго смотрел на меня, ожидая, что я продолжу. Но я смотрел в пол. И Тимур продолжил сам:
— Карл Отто Зольдер родился и вырос в баварском городке Кройцнах. Окончил колледж в Нюрнберге и получил диплом хирурга. Вступил в нацистскую партию и ушел в политику. Он не только подписывал бумаги об уничтожении миллионов, но и сам любил работу палача. Говорил, что ставит научные эксперименты, на самом деле ему доставляли удовольствие пытки. В подвалах гестапо у него был личный кабинет, где он приводил в исполнение собственные приговоры. Он вырезал глаза осужденным, отрывал пальцы, выламывал ребра и лил кислоту на открытое сердце, наблюдая как жертва корчится в судорогах... Людей он делил на две категории: годный человеческий материал и материал, подлежащий уничтожению. С теми, кого он не считал людьми, он мог делать все. На этом снимке анфюрер самолично выдирает кишки у двенадцатилетней девочки — дочери лидера сопротивления, взятой в заложники. Это вы и так знаете. Но ты, Петька, подними пожалуйста взгляд и посмотри на этот кадр. Ты никогда и нигде не увидишь снимков такого качества — в то время еще не было такой техники.
— Не хочу смотреть, — сказал я сквозь стиснутые зубы. — Он давно сдох.
— Дожил до восьмидесяти трех, — возразил Тимур, повернув запястье и глянув на свои большие командирские часы. — Жил на собственной вилле в Латинской Америке. Ел папайю и устриц, запивал чилийским вином, читал журналы, смотрел телевизор. И умер своей смертью от инсульта — в собственной постели, в окружении семьи и охраны. С улыбкой на губах умер, как рассказывали.
— Хорошо, братцы, а к чему все это? — спросил я. — Фашистских подонков мы в «Fire Mission» мочим. Сегодня ж мы собрались познакомиться? На крайняк, обсудить тактику? А такая мразь недостойна, чтоб мы ее обсуждали, правильно?
Тимур задумчиво молчал и смотрел теперь только на меня.
— Скажи, Петька, ты бы смог его убить? — Он сменил кадр, и на экране снова появился молодой Карл Отто, митингующий с трибуны.
— Нет, — ответил я.
— Нет... — Тимур задумчиво цыкнул зубом. — А почему?
— Потому что когда он умер, я еще не родился.
— А если тебе дадут возможность попасть в ту эпоху и убить его?
— Кого? Анфюрера? Карла Отто Зольдера? Фашиста-садиста? Убийцу миллионов? С удовольствием. И кто же мне даст сделать такой подарок человечеству?
Тимур перевел вопросительный взгляд на Анку.
— Маразматический вопрос, — сообщила Анка. — Разорву как щенок прокладку.
Тимур перевел взгляд на Пашку.
— Бригадир, — сказал Пашка, — ты уж объясни непонятливым, к чему все это? Новая версия «Fire Mission» вышла?
— Я спрашиваю: ты бы убил его, если тебе дадут в руки такую возможность?
— Странный вопрос.
— Да или нет?
— Да. Кого тогда убивать, если не таких анфюреров? Несмываемый позор рода человеческого.
— Спасибо, друзья. — Тимур встал, положил трехпалую ладонь на макушку черного цилиндра и снова искоса глянул на часы. — Я рад сообщить, что такая возможность у нас есть. Она появится примерно через полчаса. В следующий раз — примерно через полтора года, точная дата будет известна лишь за сутки. Вы меня простите, что я не смогу объяснить подробностей — мне пришлось бы рассказать много такого, чего вам не надо знать для вашей же безопасности.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments